.
ttt

Приветствую Вас Гость
Главная
Регистрация
Вход
SitemapSitemap Forum

Последние добавленные файлы Последние темы форума Последние темы форума
  • BSCOM [10.04.2016]
  • ТТК Иркутск [10.04.2016]

  • Страница 2 из 3«123»
    Форум satwarez » SAT и IPTV. Playlist IPTV, Спики каналов IPTV » Новости СМИ » Интригующие кораблекрушения в истории (100 кораблекрушений затонувших известных миру)
    Интригующие кораблекрушения в истории
    BosДата: Четверг, 15.09.2011, 22:20:06 | Сообщение # 1
    Майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 241
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума
    кораблекрушения в истории и все что стало известно миру


    История мореплавания — это и хроника гибели кораблей. По подсчетам американскихокеанографов, в настоящее время на дне океана покоится не менее одного миллиона судов.Большинство из них погибло на скалах и подводных рифах около берега. Многие нашли своюмогилу на огромной глубине в океанских просторах. Координаты некоторых затонувшихкораблей известны страховщикам, морским историкам и искателям затонувших сокровищ.В портовых кабачках Испании, Португалии и Франции, куда захаживают рыбаки и ловцыгубок, поздними вечерами частенько звучат будоражащие душу истории о сокровищах,лежащих на дне моря. Несомненно, что не раз на протяжении истории человечества суда,потерпевшие кораблекрушение, увлекали с собой в пучину драгоценный груз серебра и золотав слитках и монетах. Среди них французские корабли «Ла Шамо» и «Телемак», американский«Генерал Грант», британские «Драммонд Касл», «Ройял Чартер», «Лютин» и «Черный принц»,испанские «Флоренция» и «Нуэстра Сеньора де Аточа». Список этот можно продолжать ипродолжать. По сведениям Гидрографического управления США, с 1500 года до нашеговремени каждый год в море гибло в среднем 2172 судна.


    В мировой истории речных катастроф гибель «Султанши» занимает особое место: по числу жертв оно стоит на первом месте и является одной из самых тяжелых катастроф в истории торгового флота США в мирное время.

    Пассажирский колесный пароход «Султанша» был построен в верховьях Миссисипи в 1863 году. В то время он считался одним из самых больших и роскошных пароходов страны. Его вместимость составляла 1719 регистровых тонн. Он имел три палубы, на которых были размещены просторные салоны, залы и каюты. Мощная паровая коромысловая машина обеспечивала судну ход до 23 километров в час.

    В начале апреля 1865 года командование штаба генерала Улисса Гранта отдало приказ погрузить в Виксберге на «Султаншу» партию бывших военнопленных‑северян, которые почти два года содержались южанами в лагерях‑тюрьмах Андерсонвиля, Кахабы, Мейсона и Фиско. Бывших пленников было много, а по Миссисипи тогда совершали регулярные рейсы всего три пассажирских парохода — «Оливковая ветвь», «Паулина Кэролл» и «Султанша», другие пароходы были уничтожены или выведены из строя в ходе военных действий.

    «Султанша» была рассчитана на перевозку 276 каютных и 400 палубных пассажиров. Капитану Мэссону приказали принять на борт 2239 освобожденных из плена северян. На судне уже находилось 70 каютных пассажиров, не считая 85 членов экипажа Таким образом, когда пароход вышел из Виксберга, на его борту было 2394 человека — в три с лишним раза больше допустимой нормы.

    От других пассажирских пароходов Миссисипи «Султанша» отличалась котлами особой конструкции. Весенняя вода реки, с большой примесью глины, была непригодна для питания этих котлов. Капитану Мэссону во время плавания из Нового Орлеана приходилось делать по просьбе старшего механика парохода Нэйта Уинтрингера остановки почти у каждой пристани и продувать котлы. Так, после продувки и чистки в Виксберге их пришлось чистить на следующее утро в Хелене.

    К вечеру 26 апреля «Султанша» прибыла в Мемфис. Здесь опять продули котлы и погрузили уголь, сто 240‑килограммовых бочек сахара, десяток овец и пятьдесят свиней. В полночь того же дня «Султанша» отошла от пристани Мемфиса и продолжала свой путь вверх по реке. Ночь выдалась темной и холодной. За штурвалом стоял сам Мэссон. Через два часа ему предстояло миновать окруженные многочисленными отмелями острова, обозначенные в лоции как «Старая курица с цыплятами». Заметить отмели мог только опытный лоцман, хорошо знавший эти места. Вахту в машине нес второй механик Клеменс. Его беспокоил правый котел, который в Новом Орлеане дал течь.

    Один из очевидцев катастрофы, солдат Честер Берри, 21 года, взятый в плен южанами у Фредериксбурга, писал в своих воспоминаниях: «Когда мы садились на пароход, на его палубах царило веселье, словно на свадьбе. Я никогда в жизни не видел более радостной толпы, чем эти бедные голодные парни. Большинство из них долгое время находились в плену, некоторые даже по два года, многие из них были ранены. В счастливом ожидании скоро увидеть отчий дом они не обращали внимания на эту страшную тесноту. На нижних палубах солдаты лежали вплотную друг к другу. У всех была одна заветная мечта — быстрее попасть домой».

    На «Султанше» солдаты заполнили не только палубы, где они лежали вповалку, но и все внутренние проходы, коридоры, трапы и даже часть котельного отделения.

    К двум часам ночи на пароходе все погрузились в тяжелый сон. «Султанша», пройдя неосвещенную пристань Тэглеман, уже миновала первые острова «Старой курицы с цыплятами».

    После Мемфиса пароход прошел всего восемь миль. Наступил четверг, 27 апреля. Судовые часы показывали 2 часа 40 минут утра. В это время и взорвался правый паровой котел «Султанши». Судя по описаниям очевидцев, взрыв был очень сильный, но не очень громкий, он скорее походил на резкий выхлоп сжатого воздуха. Пробитые палубы рухнули под тяжестью огромной массы человеческих тел. Одна дымовая труба упала за борт, вторая обрушилась на бак парохода. Не прошло и минуты, как всю среднюю часть судна охватил огонь. Построенный из дерева и отделанный изнутри деревом, пароход стал легкой добычей огня.

    Разрушения на «Султанше» оказались огромными. Как уже говорилось, проломленные взрывной волной, не выдержав веса толпы, палубы обрушились. Большая часть спавших на них солдат погибла в первые же минуты. Огонь, раздуваемый ветром, с невероятной быстротой превратил пароход в гигантский факел, плывущий вверх по реке: паровая машина «Султанши» и левый котел не пострадали, продолжали вращаться гребные колеса парохода. Машину некому было остановить.

    В момент взрыва старший механик «Султанши» Нэйт Уинтрингер находился в котельном отделении. Он видел, что стоявший рядом его помощник Клеменс исчез в дыму. В своем отчете суду Уинтрингер писал: «Сначала я оцепенел от ужаса. Это был какой‑то кошмар. Выскочив наверх, я увидел, что кругом в воде плавают люди. Со всех сторон до меня доносился один и тот же крик: „Погасите огонь!“ Пламя все увеличивалось. Кругом царил страшный хаос. Я понял, что огонь заставит меня покинуть палубу. Выломав из окна какой‑то каюты деревянную штору, я прыгнул за борт».

    Один из очевидцев катастрофы — лейтенант Джо Эллиот с удивлением отмечал в своих воспоминаниях, что многие солдаты от взрыва даже не проснулись, их заставил подняться на ноги лишь быстро распространившийся по судну огонь. Лейтенант писал: «Я не понимал, что творится вокруг меня. Все это казалось кошмарным сном. Я встал и в каком‑то охватившем меня забытьи пошел на корму парохода. На моем пути находился женский салон. От мужского салона его отделял матерчатый занавес. Я откинул его, чтобы пройти дальше, но какая‑то дама преградила мне путь. „Что вам здесь нужно, сэр?“ — спросила она. Но я не обратил на нее внимания и проследовал дальше. Пройдя женский салон, я оказался на корме парохода и по трапу поднялся на верхнюю палубу. Оттуда вдоль борта я посмотрел на нос судна. Картина была ужасная. Палубы обрушились, одна труба упала за борт, среди языков пламени метались солдаты. Выскакивая из огня, они бросились в воду, прыгали по одному и по нескольку человек. Вода повсюду была усеяна плававшими людьми. Прыгая за борт, солдаты ударялись не о воду, а о головы уже ранее прыгнувших туда, калеча и их и себя…»

    Когда произошел взрыв, других судов поблизости не было. Ширина реки в этом месте достигала трех миль. Чуть ниже по течению от пристани Тэглеман на берегу реки находился военный форт северян Пикеринг, недалеко от которого стоял на якоре речной броненосец «Эссекс». Его вахтенный начальник Эрншоу в два часа ночи видел проходивший мимо вверх по реке большой колесный пароход, ярко освещенный огнями. Мичман Эрншоу не видел самого взрыва, так как в это время находился на нижнем деке корабля. Услышав грохот, он выбежал на верхнюю палубу и постучал в дверь каюты командира броненосца лейтенанта Берри. Он доложил: «Близ нашей якорной стоянки взорвался большой колесный пароход. Горит, искры летят в небо».

    Через день лейтенант Берри докладывал своему начальству: «Я тут же отдал приказ готовить шлюпки к спуску на воду, это было исполнено незамедлительно. На восьмивесельном катере, который спустили раньше других гребных судов, я направился на стремнину реки. Это было примерно за два часа до рассвета. Еще было совсем темно, небо затянуло тучами. Горевший пароход ушел вверх по реке. Единственным ориентиром для нас были крики раненых и тонущих людей. Первый человек, которого подняли мы с воды в наш катер, настолько окоченел, что отогреть мы его не смогли. Второй, которого мы нашли, тоже вскоре умер. Потом мы стали спускаться вниз по течению, к форту Пикеринг. Стоящий на берегу часовой форта выстрелил в нас и крикнул, чтобы мы причалили к берегу. Мы вынуждены были подойти к нему в то время, когда совсем рядом несчастные молили о помощи, но уже не могли больше держаться на воде. Мы догребли до берега. Часовой приказал мне выйти из катера на берег. Я спросил его, почему он в нас стрелял. Он ответил, что следовал инструкции. Я объяснил этому стражу, что случилось на реке и что мы спасаем тонущих. Он ничего не ответил, и мы снова направились на стремнину. Там мы встретились с нашей гичкой, которая спасла тонущих. Люди настолько окоченели в воде, что их грузили в шлюпки, словно мертвецов».

    Когда лейтенант Берри доставил вторую партию спасенных его катером людей, часовые пикетов форта Пикеринг опять начали стрельбу. Несмотря на то что война между Севером и Югом кончилась и был подписан мирный договор, отдельные группы плантаторов‑южан продолжали вести в низовьях Миссисипи партизанскую войну. Командование северян приказало всем сторожевым постам фортов тщательно следить за неизвестными лодками и не допускать высадки южан в этом районе.

    Часовые форта Пикеринг продолжали стрелять до рассвета, пока командир форта полковник Каппнер лично не обошел все пикеты и не отменил приказа открывать огонь по неизвестным лодкам.

    «Султанша» оставалась на плаву около часа. Когда ее борта прогорели ниже ватерлинии, она, все еще объятая пламенем, со страшным шипением, в клубах дыма и пара скрылась под водой, с ней затихли и последние крики людей, пытавшихся найти у ее борта спасение. Тех, кто, ухватившись за плавающие обломки, выдержал адские муки ледяной воды, течение реки увлекло вниз. Их проносило мимо Мемфиса, на набережных которого еще горели ночные газовые фонари.

    Число погибших во время катастрофы «Султанши», убитых взрывом, погибших в огне, утонувших и пропавших без вести, оказалось огромным и составило по первоначальным подсчетам 1653 человека, число спасенных — 741. Из 12 пассажиров, представительниц «Христианского комитета женщин», спаслась только одна. Из офицеров «Султанши» в живых остался лишь старший механик парохода Нэйт Уинтрингер. В течение недели в больницах Мемфиса, куда доставили пострадавших, от увечий и ожогов умерло около 70 человек. Таким образом, число жертв этой катастрофы превысило 1700 человек.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    makssДата: Пятница, 23.03.2012, 15:19:41 | Сообщение # 21
    Генерал-майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 696
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума
    Возвращался в Испанию Колумб на двух небольших каравеллах «Нинье» и «Пинте».

    На обратном пути разыгралась страшная буря, и корабли потеряли друг друга из виду. Лишь 18 февраля 1493 г. измученные моряки увидели Азорские острова, а 25 февраля добрались до Лиссабона. 15 марта Колумб после восьмимесячного отсутствия вернулся в порт Палое. Так закончилось первое плавание Колумба.

    Путешественника приняли в Испании с восторгом. Ему был пожалован герб с изображением карты вновь открытых островов и с девизом: «Для Кастилии и Леона Новый мир открыл Колон».

    После гибели «Санта-Марии» на рифах у острова Гаити X. Колумб поднял свой флаг на «Нинье». Построено это судно было в Испании в 1475 г. Очевидно, первоначально это судно относилось к типу малых каравелл, все три мачты его несли косые паруса (сагауеПа 1а1лпа). Латинские паруса на косых реях позволяли этим судам ходить круто к ветру. В ходе экспедиции X. Колумб сделал остановку на Канарских островах и на фок- и грот-мачтах «Ниньи» косые паруса заменил прямыми, такими же, как на третьем корабле его эскадры, каравелле «Пинта».

    Сведения о размерах «Ниньи» (впрочем, как и других двух кораблей) разноречивы. Один из вариантов: длина 17,3 м, ширина 5,5 м, осадка 1,9 м, водоизмещение 101,2 т (грузоподъемность 60 т). Экипаж — 40 человек. Вооружение состояло из нескольких пушек малого калибра.

    Название «Нинья» (по-испански букв. «детка»), видимо, шутливое матросское прозвище каравеллы, ее настоящее наименование «Санта-Клара». Это было любимое судно адмирала Колумба, единственное, которое участвовало в первых двух его экспедициях, а затем, в 1499 г., ходило к острову Гаити самостоятельно.

    Вдохновленные первым успехом король и королева направили Колумба в новое плавание. Быстро была организована новая экспедиция, и уже 25 сентября 1493 г. Колумб отправился во второе плавание. На этот раз он вел 17 судов. С ним поехало 1500 человек, соблазненных рассказами о легкой наживе во вновь открытых землях. 2 ноября, утром, после очень утомительного плавания, моряки увидели вдали высокую гору. Это был остров Доминика. Он был покрыт лесом, ветер приносил с берега пряные ароматы. На другой день был открыт другой гористый остров, Гваделупа. Здесь испанцы вместо мирных и ласковых жителей Багамских островов встретили воинственных и жестоких людоедов, индейцев из племени караибов. Между испанцами и караибами произошел бой.

    Открыв остров Пуэрто-Рико, Колумб 22 ноября 1493 г. подплыл к Эспаньоле. Ночью корабли подошли к месту, где стоял форт. Все было тихо. На берегу не было ни одного огонька. Прибывшие дали залп из бомбард, но лишь эхо перекатилось вдали, да встревоженные попугаи закричали в лесу. Наутро Колумб узнал, что испанцы своей жестокостью и жадностью так вооружили против себя индейцев, что однажды ночью те неожиданно напали на крепость и сожгли ее, перебив насильников. Так Америка встретила Колумба во время его второго плавания! Оно для Колумба было неудачным: открытия были незначительны; несмотря на тщательные поиски и специальные экспедиции, золота было найдено мало; во вновь построенной колонии Изабелла свирепствовали болезни.

    Когда Колумб отправился на поиски новых земель (во время этого плавания он открыл остров Ямайка), индейцы на Эспаньоле, возмущенные притеснениями испанцев, восстали.

    Испанцы подавили восстание и жестоко расправились с восставшими. Их сотнями обращали в рабство, отправляли в Испанию или заставляли исполнять непосильную работу на плантациях и рудниках.

    10 марта 1496 г. Колумб отправился в обратный путь, и 11 июня 1496 г его корабли вошли в гавань Кадикс.

    Американский писатель Вашингтон Ирвинг так рассказывает о возвращении Колумба из второго путешествия: «Эти несчастные выползали, изнуренные болезнями в колонии и тяжкими лишениями путешествия. Их желтые лица, по выражению одного старинного писателя, являлись пародией на то золото, которое было предметом их стремлений, и все их рассказы о Новом Свете сводились к жалобам на болезни, бедность и разочарование».

    В Испании Колумб не только был принят очень холодно, но и лишен многих привилегий. Лишь после долгих и унизительных хлопот ему удалось летом 1498 г. снарядить корабли для третьего плавания.

    На этот раз Колумбу и его экипажу пришлось переносить длительное безветрие и страшную жару. 31 июля корабли подошли к большому острову Тринидад, а вскоре перед Колумбом оказался низменный, покрытый травой берег. Колумб принял его за остров, на самом же деле это был материк — Южная Америка. Даже когда Колумб попал в устье Ориноко, он не понимал, что перед ним огромный материк.

    На Эспаньоле в это время была напряженная обстановка: колонисты перессорились между собой; отношения с туземцами были испорчены; индейцы восстаниями отвечали на притеснения, и испанцы посылали к ним одну карательную экспедицию за другой.

    Интриги, которые давно велись против Колумба при испанском дворе, возымели наконец свое действие: в августе 1500 г. на остров Эспаньола прибыл новый уполномоченный правительства, Бабадилья. Он разжаловал Колумба и, заковав его и его брата Бартоломео в кандалы, отправил их в Испанию.

    Появление знаменитого путешественника в кандалах вызвало среди испанцев такое возмущение, что правительство было принуждено освободить его. Но у Колумба были отняты почти все привилегии, и в Америку стали снаряжать экспедиции без его участия.

    Лишь в 1502 г. Колумбу удалось отправиться на четырех судах в свое четвертое, последнее плавание. На этот раз Колумб прошел вдоль берегов Центральной Америки, от Гондураса до Панамы. Это было самое неудачное плавание Колумба. Путники претерпевали всевозможные лишения, и в 1504 г. Колумб вернулся в Испанию на одном корабле.

    Конец жизни Колумба прошел в борьбе с королем за обещанные ему права и привилегии. Колумб часто болел. 20 мая 1506 г. он скончался в испанском городе Вальядолид, в невысоком доме на пыльной улице, ныне носящей его имя.

    Что искал Колумб? Какие надежды влекли его на запад? Договор, заключенный Колумбом с Фердинандом и Изабеллой, не разъясняет этого.

    «Поскольку Вы, Христофор Колумб, отправляетесь по нашему приказанию на наших кораблях и с нашими подданными для открытия и завоевания некоторых островов и материка в океане... то является справедливым и разумным... чтобы Вы были вознаграждены за это».

    Какие острова? Какой материк? Судовой журнал Колумба не поясняет нам этого.

    Каравелла — сравнительно небольшое судно водоизмещением не больше 200—400 тонн, с более пропорциональными, чем у каракки, соотношениями главных размеров, более быстроходное, однопалубное, с высоким полубаком для защиты от волн. Она имела три мачты, из которых фок-мачта была с прямым парусом, а остальные — с латинскими. Каравеллы не были, подобно караккам, специальными торговыми судами. Обладая хорошими мореходными качествами, они широко применялись испанцами и португальцами для плаваний с целью открытий в Атлантическом океане.

    Благодаря открытиям Колумба и Васко да Гама, который в 1498 г. открыл путь в Индию, обогнув Африку, Испания и Португалия получили монополию на морские пути в новооткрытые страны и распределили их между собой. Для контроля над судами, идущими в океан и сбора государственной доли с привозимых богатств в Испании был учрежден торговый комитет, ведавший всеми вопросами подготовки судов к плаванию. Комиссары комитета осматривали все суда в отношении их вооружения, снабжения, числа команды и мореходности. В состав комитета входили главный навигатор, главный интендант, главный артиллерист, казначей, космографы и судебный трибунал (народ в Новый Свет отправлялся отчаянный и не нашедший себе места в Старом). Главным навигатором в 1507 г. был известный флорентийский навигатор и картограф Америго Веспуччи, нанесший на карту берега нового континента, который так и был назван его именем — Америкой.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    )(oT@бычьДата: Воскресенье, 12.08.2012, 11:52:11 | Сообщение # 22
    Генерал-полковник
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 6839
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума
    «МАРИЯ ЦЕЛЕСТА»

    ноябрь 1872 года


    Американская бригантина была обнаружена в океане между Азорскими островами и Португалией. Ее экипаж бесследно исчез. Тайна «Марии Целесты» — одна из великих тайн океана.

    Никакое повествование о тайнах океана не будет полным без рассказа о бригантине «Марии Целесте». Хотя ее, уже без людей, нашли в океане между Азорскими островами и Португалией, вспоминают о ней чаще всего в связи с тайнами Бермудского треугольника. Она находилась примерно в 590 милях к западу от Гибралтара. Все суда, брошенные командой, где бы их ни находили, сравнивают с «Марией Целестой», а все таинственные истории, с кем бы они ни случались, нарекают ее именем. Например, звено из пяти торпедоносцев, исчезнувшее в декабре 1945 года возле побережья Флориды, часто именуют «"Марией Целестой" от авиации».

    О «Марии Целесте», самом известном покинутом судне прошлого века, рассказывали столько, что уже почти невозможно отличить, где правда, а где вымысел. Для решения этой загадки предлагались десятки различных версий, от самых простых до самых умопомрачительных, но никто до сих пор не знает и, по-видимому, никогда не узнает, что же произошло на самом деле.

    …В пятницу 13 декабря 1872 года два человека в фуражках офицеров торгового флота вошли утром в кабинет командира порта Гибралтара. «Мое имя Морхаус, — сказал один из них, тот, что был повыше ростом. — Я капитан американского судна „Деи Грация“, которое вчера вечером прибыло в порт. А это мой помощник Оливье Дево. Я пришел вам доложить, при каких обстоятельствах мне пришлось спасти бригантину „Марию Целесту“, на которой не оказалось команды».

    Вот что рассказал Морхаус, обращаясь к записям в судовом журнале и к памяти своего помощника, чтобы уточнить некоторые детали.

    Точно в полдень 4 декабря 1872 года капитан «Деи Грация» определил по солнцу свои координаты — 38°20' северной широты и 13°37' западной долготы. До Гибралтара оставалось менее 400 миль — два дня плавания. Судно совершало плавание из Нью-Йорка в Геную.

    Капитан уже собрался сойти с полуюта, как впередсмотрящий доложил, что впереди по левому борту парус. Через несколько минут стал виден силуэт небольшого корабля. По его оснастке можно было определить, что это бригантина — двухмачтовое судно с прямыми парусами на передней мачте и косыми, как у шхуны, на задней. Бригантина шла на одном только кливере и фок-стакселе, убрав все остальные паруса. Флаг на ней был американский.

    «Я сразу заметил, что судно плохо держится курса, продвигаясь вперед зигзагами. Когда суда немного сблизились, я велел поднять обычный сигнал, сообщая международным кодом название своего корабля, порт отправления и порт назначения. Никакого ответа. Тогда я велел просигналить: „Нуждаетесь ли вы в помощи?“ Опять никакого ответа. Подойдя еще ближе, я рассмотрел, что на палубе никого нет, и смог уже прочитать на борту бригантины „Мария Целеста“».

    Капитан «Марии Целесты» американец Бенджамин Бриггс был другом Морхауса. Они знали друг друга с детства. Почти одновременно стали капитанами. В один и тот же год женились. Оба судна загрузили свои трюмы в Нью-Йорке в начале ноября. «Мария Целеста» вышла из Нью-Йорка 7 ноября и направилась в Геную. «Деи Грация» отошла от причалов Нью-Йорка 15 ноября и взял курс на Гибралтар.

    Удивленный и даже обеспокоенный, Морхаус решил лечь на обратный курс, и догнать бригантину, следующую в западном направлении. Оказавшись поблизости от бригантины, он послал на «Марию Целесту» старшего штурмана Оливера Дево и двух матросов.

    «Мы поднялись на палубу по свисавшим через борт тросам, — сообщил Дево. — Бриг давал крен на правый борт. У штурвала никого не было, и он крутился из стороны в сторону. Мы осмотрели все судно, от палубы до трюма, но никого не нашли».

    На бригантине мачты и рангоут оказались в полном порядке. Фок и верхний фор-марсель, вероятно, сорвало ветром. Спущенный грот-стаксель лежал на крыше носовой рубки. Поставлены были только кливер и фок-стаксель, а остальные паруса убраны.

    Первое, что бросилось в глаза Оливеру Дево, был открытый люк носового трюма. Его деревянные лючины валялись рядом на палубе внутренней стороной вверх.

    Груз, состоящий из 1700 бочек коньячного ректификата, остался нетронутым. Между бочками плескалась вода. Уровень воды в трюме был около метра.

    Второй трюм тоже оказался открытым. Его люковые крышки были сложены как положено — нижней стороной к палубе. В этом трюме также была вода.

    Старший штурман обратил внимание на то, что все шесть окон кормовой надстройки были закрыты брезентом и досками.

    В каюте капитана световой люк оказался открытым. Палуба, переборки и все вещи в каюте были влажными. Судовые документы отсутствовали. Не было также секстана, хронометра и навигационных книг.

    Дево вышел в коридор и открыл дверь соседней каюты — старшего помощника. Здесь было сухо. На столе лежал раскрытый судовой журнал «Марии Целесты». Последняя запись в нем относилась к 24 ноября 1872 года. В ней говорилось, что в полдень этого дня судно находилось, по астрономическому определению, в точке с координатами 36°57' северной широты и 27°20' западной долготы. То есть тогда бригантина находилась в 100 милях к западу от Азорских островов. Но теперь «Мария Целеста» была в 500 милях к востоку от них!

    В кают-компании на столе были расставлены тарелки и чашки, лежали ложки, ножи и вилки. У иллюминатора стояла швейная машинка. На швейной машине стояла бутылочка с машинным маслом, это явно свидетельствовало о том, что море было спокойным. На полу были разбросаны игрушки.

    Штурман «Деи Грации» увидел на письменном столе грифельную доску, на которой судоводители обычно делали черновые пометки, перед тем как сделать запись в вахтенном журнале. Оказалось, 25 ноября 1872 года в 8 часов утра бригантина находилась в 6 милях к зюйд-зюйд-весту от острова Санта-Мария (один из Азорских островов).

    В ящиках стола Дево обнаружил драгоценности и две пачки денег — фунты стерлингов и доллары.

    В носовом кубрике рундуки матросов оказались в полном порядке, зюйдвестки были развешены, на веревке сушились матросские робы. Нигде никакого следа насилия. Оставлены были даже трубки, чего не сделает в здравом уме и твердой памяти ни один моряк.

    В кладовой хранились запасы провианта, которых хватило бы на полгода. Дево снова вернулся на мостик, отыскал судовой журнал.

    Продолжая осмотр, Дево установил, что шлюпки отсутствуют. Если судно было оставлено по каким-либо таинственным причинам, то это произошло совсем недавно.

    Выслушав отчет помощника, Морхаус сам осмотрел бригантину, после чего поручил трем своим морякам вести его следом за ними в Гибралтар. «Деи Грация» прибыла туда вечером 12 декабря. «Мария Целеста» на другой день. Закончив свой рассказ, Морхаус заявил, что просит премию, положенную капитанам, спасшим брошенное судно.

    «Это будет сделано, — ответил командир порта, — как только закончится необходимое расследование».

    Королевский юрисконсульт в Гибралтаре Салли Флуд, исполнявший одновременно обязанности и главного прокурора, назначил для расследования специальную комиссию, куда были включены чиновники Адмиралтейства, капитан английских военных кораблей, инженеры-кораблестроители и юристы.

    Из Нью-Йорка сообщили, что «Мария Целеста» вышла 4 ноября 1872 года в Геную под командованием Бенджамина С. Бриггса с грузом коньячного ректификата. Затем бригантине предписывалось посетить другие порты Италии. Команда судна была укомплектована полностью. При отплытии на борту «Марии Целесты» находились капитан Бриггс с женой и двухлетней дочерью Софи (поэтому там и была женская и детская одежда), лейтенант, старшина, шесть матросов и кок. Эти скупые данные не пролили света на загадочные обстоятельства исчезновения экипажа бригантины. Ничего не дал следствию и тщательный осмотр судна. Было установлено, что корпус бригантины находился в хорошем состоянии.

    «Марию Целесту» построили в Новой Шотландии, на острове Спенсер, в 1862 году. Строителем бригантины был известный корабельный мастер Джошуа Дэвис. Водоизмещение судна было 282 тонны, длина — 30 метров, ширина — 7,6 метра и осадка — 3,5 метра. Англичане, заказавшие Дэвису бригантину, назвали ее «Амазонка». Не прошло и года, как «Амазонка» завоевала репутацию отличного судна.

    Но после того как бригантина села на мель, ее поставили в сухой док, отремонтировали и продали в Америку. Здесь уже под новым названием — «Мария Целеста» — судно совершило немало успешных переходов через Атлантику и считалось лучшей бригантиной на северо-восточном побережье Америки…

    Еще в начале следствия прокурор Салли Флуд пришел к заключению, что на «Марии Целесте» взбунтовался экипаж. Он окончательно уверился в этом, когда на судне нашли шпагу с бурыми пятнами на острие. Такими же пятнами была покрыта в некоторых местах и палуба. «Это кровь», — заявил прокурор. Однако анализ показал, что это обыкновенная ржавчина или следы вина. «В носовой части погнут фальшборт», — сообщил один из проводивших расследование. «Результат обычного воздействия шторма», — осмотрев поврежденные места, заключил инспектор по мореплаванию.

    Салли Флуд настаивал на своем: «Матросы „Марии Целесты“ перепились и подняли бунт. Они убили капитана, его жену, дочь, лейтенанта, старшину и выбросили трупы в море. Потом, отрезвев и увидев, что натворили, матросы покинули корабль и были подобраны каким-то кораблем».

    Такие гипотезы ничем нельзя было ни подтвердить, ни опровергнуть. Консул Соединенных Штатов в Гибралтаре направил донесение в Вашингтон, чтобы там могли принять необходимые меры для розыска и наказания преступников. Прокурор со своей стороны дал знать в министерство торговли в Лондоне и во все английские и американские консульства, чтобы в случае, если обнаружатся люди с «Марии Целесты», их сразу задержали и допросили. К тому же все крупные газеты, выходившие на английском языке, напечатали сообщения с призывом ко всем, кто мог дать какие-нибудь сведения о «Марии Целесте», обратиться к властям.

    Комиссия решила, что шторм не мог стать причиной трагедии. Один из главных доводов — масленка на швейной машинке. При шторме никем не управляемая бригантина испытывала бы сильную бортовую и килевую качку, в результате чего масленка соскользнула бы с гладкой полки швейной машинки на ковер. Это случилось бы и с тарелками, стоявшими на столе в кают-компании.

    Вскоре из Нью-Йорка в Гибралтар прибыл Джеймс Х. Уинчестер, владелец бригантины, и с ним капитан Хатчинс, который должен был принять командование судном, когда следствие будет закончено. Уинчестер сообщил, что обнаруженная на корабле фисгармония принадлежала миссис Бриггс, которая взяла ее с собой, чтобы развлечься во время плавания. А из двух спасательных шлюпок одна была сломана во время погрузки и ее не успели заменить, но вторая во время отплытия, несомненно, была на корабле.

    Больше ничего нового установить не удалось, и 26 марта 1872 года Трибунал Морского флота постановил выдать Морхаусу награду за спасение в размере одной пятой части стоимости «Марии Целесты», включая и груз. Это составило 1700 фунтов стерлингов, которые и поделили между собой капитан и команда. Вскоре после этого «Мария Целеста» под командованием капитана Хатчинса покинула Гибралтар, направляясь в Геную, куда ей надо было доставить груз.

    Тайну бригантины пытались разгадать и в Америке. Уильям А. Ричард, который был в то время министром финансов Соединенных Штатов, написал открытое письмо, которое появилось на первой странице «Нью-Йорк таймс» 23 марта 1873 года:

    «Обстоятельства дела вызывают весьма мрачные опасения, что капитан судна, его жена, ребенок и, возможно, старший помощник были убиты озверевшими от выпивки матросами, которые, по-видимому, получили доступ к бочкам со спиртными напитками, составлявшим значительную часть груза.

    Судя по всему, судно было покинуто экипажем в период между 25 ноября и 5 декабря; экипаж либо погиб в море, либо, что более вероятно, был подобран судном, направлявшимся в один из портов Северной или Южной Америки либо Вест-Индии».

    «Мария Целеста» была возвращена судовладельцу и продолжала плавать, хотя все время возникали трудности с набором команды. Дурная слава прочно закрепилась за судном, и моряки неохотно нанимались на бригантину. Казалось, что какой-то рок преследует несчастный парусник. В 1885 году «Мария Целеста» погибла, и тоже при весьма загадочных обстоятельствах. В отличную погоду бригантина наскочила на подводные скалы около Гаити и затонула. Катастрофа выглядела столь необычной, что капитана обвинили в умышленной аварии для получения страховки. Однако незадолго до судебного процесса он умер.

    Гибель «Марии Целесты» породила много, порой фантастических, гипотез об исчезновении экипажа судна. Вновь появились охотники раскрыть тайну бригантины: журналисты, писатели, детективы, мореходы… Приходя к различным выводам и делая весьма необычные заключения, они все же не смогли найти сколько-нибудь убедительной версии.

    Капитана Морхауса и его людей обвиняли в том, что они захватили «Марию Целесту», уничтожив весь экипаж, в надежде получить премию за якобы спасенное судно. Ходили слухи, что еще в Нью-Йорке Морхаусу удалось каким-то образом устроить на «Марию Целесту» своих матросов; те быстро завладели судном, убили людей, выбросили их за борт и в условленном заранее месте стали ждать, когда подойдет «Деи Грация».

    По другой версии, владелец «Марии Целесты» подговорил матросов убить капитана Бриггса вместе с семьей и затопить судно, чтобы получить страховую премию, но матросы допустили какую-то оплошность и погибли. Возможно, план предусматривал, что они прыгнут в море и вплавь доберутся до берега, когда судно подойдет к скалам возле Азорских островов, но внезапный порыв ветра отогнал «Марию Целесту» в безопасное место, и она продолжала плавание, а матросы утонули или погибли.

    Согласно одной из самых распространенных версий, в носовом трюме «Марии Целесты» взорвались пары спирта. Взрывом сорвало люковые крышки трюма. Опасаясь последующих взрывов, люди поспешно спустили шлюпку и отплыли от судна, которое каждую секунду могло превратиться в огромный факел. Взрывов больше не было, но внезапно налетевший шквал погнал бригантину прочь, лишив людей возможности вернуться на судно. Шлюпка затерялась в море и погибла.

    Со временем версии стали еще более изощренными. Была высказана мысль, что испорченная пища вызвала у экипажа галлюцинации, и люди стали кидаться в море, чтобы спастись от ужасных видений. По другой версии, всех отравил кок, который выбросил тела умерших за борт и сам прыгнул вслед за ними.

    Были истории и совершенно фантастическими. Например, морское чудовище в виде гигантского осьминога уничтожило всех членов экипажа. «Марию Целесту» атаковали мавританские пираты, которые, увидев приближающуюся «Деи Грация», испугались и обратились в бегство, взяв с собой экипаж бригантины.

    Другие утверждали, что на судне вспыхнула эпидемия чумы. Капитан с женой и дочерью, сопровождаемые штурманом, поспешно покинули судно на шлюпке, которая потом погибла. Оставшиеся на борту открыли трюм, добрались до спирта, перепились и упали за борт.

    Некоторые уверяли, что экипаж оставил судно из-за мощного смерча, который в море не менее опасен, чем торнадо на суше. По другой версии, подводное землетрясение или еще что-то в этом роде вызвало на бригантине панику, и команда покинула корабль. Еще один вариант: где-то неподалеку от Азорских островов «Мария Целеста» наткнулась на «блуждающий остров», то есть движущуюся песчаную отмель, которая постоянно меняет свое местоположение. Сев на мель, экипаж решил, что спасения им ждать неоткуда; они погрузились в шлюпку и, очевидно, погибли в океане. Корабль же после очередной подвижки «острова» вновь оказался на плаву.

    Допускалось также, что «Мария Целеста» наткнулась на вулканический остров, неожиданно всплывший из глубин океана. Команда высадилась на этот кусочек земли. После повторного толчка или извержения вулкана остров опять ушел под воду. Люди потонули, бригантина без команды поплыла дальше подобно «Летучему Голландцу».

    Приводилась и такая версия. Дочь капитана София любила с бушприта бригантины смотреть на дельфинов. Боясь, что она может упасть в море, ее отец приказал соорудить специальную площадку. Когда команда устроила состязания по плаванию, на этой площадке собрались все матросы. Под их тяжестью площадка рухнула. На людей напали акулы. Спустили шлюпку, но она перевернулась и затонула. Оставшаяся на борту жена капитана с горя бросилась в море.

    Через много лет после того, как произошло это событие, объявился человек, который утверждал, будто он единственный из членов экипажа «Марии Целесты», кому удалось спастись. Он рассказал, что капитан вызвал старшего помощника на соревнование, кто быстрее проплывет вокруг судна, но их атаковала акула. Матросы с ужасом смотрели на эту сцену, как вдруг на палубу обрушилась огромная волна и всех до единого смыла за борт. «Мария Целеста» не перевернулась и продолжала плыть дальше, а экипаж, кроме одного матроса, утонул.

    Самозванцы, выдававшие себя за матросов с «Марии Целесты», стали появляться один за другим. Даже через пятьдесят лет после исчезновения судна можно было услышать «излияния» моряков, утверждавших, будто они плавали с капитаном Бриггсом.

    В 1884 году молодой и тогда еще мало кому известный Артур Конан Дойл опубликовал в январском номере журнала «Корнхилл мэгэзин» рассказ, называвшийся «Сообщение Дж. Шебекука Джефсона». Его герой, с таким чудным именем, был якобы одним из уцелевших моряков с «Марии Целесты». Рассказу Конан Дойля, появившемуся через одиннадцать лет после истории с «Марией Целестой», поверили сразу и безоговорочно, потому что многое в нем было очень правдоподобно. И многое из того, что рассказывают сейчас о бригантине «Мария Целеста», на самом деле почерпнуто из повествования Конан Дойля.

    Создатель образа Шерлока Холмса предложил свою версию: на судно было совершено нападение.

    «…Едва я поставил ногу на шканцы, как на меня набросились сзади, повалили на спину и заткнули рот платком. Я боролся как мог, но веревка быстро и крепко обмоталась вокруг моего тела, и я почувствовал, как меня привязали к одной из лодок. Я не мог защищаться, а во избежание каких-либо попыток сопротивления мне приставили нож к горлу. Ночь была так темна, что я не мог рассмотреть, кто же напал на меня…»

    «…В тишине ночи я услышал глухой стон, затем несколько всплесков».

    «Это все, что я знаю о судьбе моих товарищей. Почти немедленно вслед за этим большая лодка последовала за нами, и покинутое судно было оставлено качающимся на волнах. Виден был только мрачный, похожий на привидение корпус корабля».

    В талантливом изложении писателя вся история звучала столь убедительно, что читающая публика приняла художественный вымысел за правду. Некоторые газеты вышли с шапками: «Тайна „Марии Целесты“ раскрыта!»

    В 1913 году, спустя сорок лет, издатель лондонского «Стренд мэгэзин» вызвал к себе главного редактора и предложил ему «оживить историю „Марии Целесты“». Для этого известные писатели должны были найти свое решение разгадки тайны корабля.

    Герберт Уэллс, Конан Дойль, Морли и Робертс, к которым обратились в первую очередь, охотно приняли предложение, а потом за это взялись и другие писатели, авторы детективных романов. Публикация их новелл имела огромный успех. Тысячи читателей стали присылать в редакцию письма, предлагая свои версии.

    В 1925 году англичанин Лоренс Китинг, автор морских романов, в интервью лондонской газете заявил: «Нет больше тайны „Марии Целесты“, я ее раскрыл. В деревне под Ливерпулем мне удалось найти старого, восьмидесятилетнего моряка, который был в то время коком на знаменитой бригантине. Он единственный, кто дожил до наших дней. И я уговорил его рассказать мне обо всем, дал ему денег и объяснил, что за давностью времени его не будут преследовать, что бы он прежде ни совершил. Он мне все рассказал, а я проверил некоторые подробности по архивам разных портов…»

    Книга Китинга стала настоящим бестселлером. Писатель-маринист начинает свой рассказ с того, как капитан «Деи Грация» встретил в открытом море покинутую бригантину. В салоне был накрыт стол. Перед каждой тарелкой стоял стакан еще теплого чая. На плите в камбузе — уже готовый цыпленок в кастрюле и все прочее. Дальше Китинг излагает то, что он услышал из уст старого кока Пембертона:

    «Морхаус и Бриггс хорошо знали друг друга. При отплытии из Нью-Йорка у Бриггса возникли трудности с комплектованием экипажа, и Морхаус отдал ему трех своих моряков. В экипаже „Марии Целесты“ был один верзила двухметрового роста Карл Венхольт, конюх из Огайо, очень грубый человек. Из Нью-Йорка „Мария Целеста“ и „Деи Грация“ вышли вместе утром 7 ноября, и на Сан-Мигеле, одном из Азорских островов, назначили встречу, в случае если корабли потеряют друг друга из виду. Там Морхаус собирался взять своих моряков обратно.

    Обстановка на «Марии Целесте» становилась тяжелой, потому что на борту оказался еще один несносный человек, лейтенант Халлок, взятый на должность помощника. Ему дали прозвище «Бык из Балтимора». Венхольт постоянно задирал его и получал за это страшные взбучки. Халлок сбивал его всякий раз с ног, а Венхольт клялся отомстить ему.

    Халлок ругался и с капитаном, считая, что миссис Бриггс слишком часто играет на своей фисгармонии. Надо сказать, что все на корабле изрядно пили, а капитан Бриггс был человеком мягким и безвольным.

    24 ноября «Мария Целеста» попала в сильный шторм. Бригантина завалилась на правый борт, все боялись, что она перевернется, но Халлок бросился к штурвалу и сумел спасти положение. Раздалось несколько сильных ударов, по всему кораблю падала мебель и валились вещи. Потом все услышали женский крик, долетевший с кормы. Кричала миссис Бриггс, придавленная своей фисгармонией. Когда к ней прибежали, она еще дышала, но ночью умерла. На другой день ее опустили в море в присутствии всей команды.

    Бриггс просто обезумел от горя. Он кричал, что это Халлок убил его жену, так как его раздражала фисгармония. Халлок сходил в кладовую на корме за бутылками, все стали пить и напились до безобразия. И тут Бриггс заявил, что в убийстве его жены повинен не Халлок, а сама фисгармония. Он вынес ей смертный приговор и потребовал, чтобы ее выбросили в море. Это было исполнено. Смешная и печальная церемония.

    На следующее утро корабль почти не двигался. Мы прицепили к носу подобранный в море обломок, какую-то большую сломанную раму с кривыми гвоздями. Халлок понукал людей бранными словами и побоями, и нам удалось освободить форштевень, потянув раму в сторону. Повреждение на носу не было как будто серьезным.

    Потом все заметили, что нигде не появляется капитан Бриггс, никто его не видел с самой попойки. Стали искать по всему кораблю, но не нашли. Все говорили, что он, видно, выбросился от отчаяния в море. Все, кроме Венхольта, который заявил Халлоку: «Это вы его убили». Тогда Халлок так врезал ему по физиономии, что тот вывалился за борт. Вот как обстояли дела.

    Почти в ту же минуту сигнальщик закричал: «Земля!» Халлок сказал, что это Сан-Мигел и что мы встретим там «Деи Грация». И добавил, что если эти типы донесут на него за убийство Венхольта, он тоже обвинит их в мятеже, и что вообще после всего, что тут произошло, суд никому ничего хорошего не сулит. Лучше все свалить на шторм. Возражений не последовало. У всех прошлое не было настолько блестящим, и они не горели желанием угодить за решетку.

    Пристали к острову, но «Деи Грация» там не оказалось. По той простой причине, что это был не Сан-Мигел, а Санта-Мария, остров, расположенный на 50 миль южнее. И тогда Халлок заявил, что с него хватит этого грязного корыта, «Марии Целесты», он оставляет ее, а кто хочет последовать за ним, может это сделать. Двое решили уйти вместе с ним. Халлок велел спустить нашу единственную шлюпку, все трое сели в нее и направились к порту острова, больше мы их никогда не видели.

    Те, кто оставался на бригантине, не были такими бравыми. Моффат, один из трех матросов Морхауса, сказал, что, раз из встречи с «Деи Грация» ничего не вышло, надо плыть дальше, прямо на восток, в Испанию. Это нетрудно, и он берется вести корабль. А уж в Испании мы придумаем себе историю. Шторм, например, как советовал Халлок. Все четверо, кто оставался с Моффатом, включая и меня, ответили согласием, так как ничего другого нам в голову не приходило.

    На рассвете 1 декабря «Мария Целеста» покинула Сан-Мигел. Три дня нам никто не встречался на пути, а на четвертый день утром мы увидели португальский пароход. Моффат задал вопрос о нашем местонахождении, а потом еще спросил, не встречалась ли португальцам «Деи Грация». Ответ был получен отрицательный, и пароход удалился.

    У всех появилась тревога. А что если, прибыв в Испанию, мы окажемся со своей историей перед строгим допросом? Полиция поймет, что на корабле произошло что-то серьезное. Помнится, я был в камбузе, когда услышал голос Моффата на палубе. Прямо нам навстречу направлялся левым галсом трехмачтовик, чертовски похожий на «Деи Грация». Мы просто боялись этому верить.

    И однако, это была она.

    Мы легли в дрейф, и вскоре капитан Морхаус был у нас на борту. Он тоже встретил португальский пароход и знал, что мы его разыскиваем. Услышав теперь от нас обо всех происшествиях на «Марии Целесте», Морхаус немного подумал и сказал, что Бриггсу уже ничем не поможешь, а поэтому лучше всего рассказать историю, которая бы нам не повредила, над этим он еще поразмыслит. Вы знаете, какую историю он рассказал. Разумеется, он взял с нас клятву не разглашать тайны, и это было в наших интересах».

    Итак, Китинг объяснил исчезновение каждого члена экипажа «Марии Целесты», а также пропажу спасательной шлюпки и причину повреждения на форштевне.

    Теперь кажется удивительным, что в то время никому не бросились в глаза два непонятных обстоятельства:

    • нигде ничего не говорится о маленькой Софи, которая была на корабле со своей матерью;

    • картинный эпизод с фисгармонией, приговоренной к смерти и выброшенной в море, не соответствует истине, поскольку инструмент был на бригантине, когда та пришла в Гибралтар.

    Но кто в 1925 году помнил суть официального протокола, составленного в Гибралтаре? Однако некоторые внимательные исследователи заявили об этом. Они отметили также, что история с накрытым к обеду столом и варившимся в кастрюле цыпленком позаимствована из одной новеллы, напечатанной в «Стренд мэгэзин». В докладе Морхауса командиру порта Гибралтара об этом ничего не говорилось.

    Затем выяснилось, что, исключая Бриггса, имена членов экипажа бригантины «Мария Целеста» не имеют ничего общего с тем, что приводит Митинг.

    Следы моряка — кока Пембертона искали во всех деревнях вокруг Ливерпуля. И не нашли. Пембертона просто не существовало. Раскрытие великой тайны Атлантики — всего лишь плод фантазии, ловко замаскированный. Настолько ловко, что он не один год вводил в заблуждение всех, кто в какой-то мере интересовался загадкой «Марии Целесты».

    После выхода книги в свет на несчастного Китинга набросились истинные ревнители тайны «Марии Целесты». Хэнсон Болдуин, к примеру, заявлял, что по сути своей книга Китинга «нелепа, и все в ней ложь — от начала и до конца». Такого же мнения придерживается большинство историков и в наши дни. А некоторые исследователи продолжают упорно настаивать на том, что «Мария Целеста» — очередная жертва Бермудского треугольника или каких-то магических лучей, исходящих из океанских глубин, где покоятся руины Атлантиды, или космических пришельцев…
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    )(oT@бычьДата: Воскресенье, 12.08.2012, 11:52:48 | Сообщение # 23
    Генерал-полковник
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 6839
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума
    «БЕРЛИН»

    21 февраля 1907 года


    Английский пассажирский пароход разломился пополам, ударившись о пирс при входе в гавань Хук-ван-Холланд. Погибло 129 человек.

    «Берлин» был построен в Англии фирмой «Эрл» в 1894 году по заказу британской компании «Грейт истерн рэйлуэй» для перевозки железнодорожных пассажиров, совершавших поездки из Англии на континент и обратно. Судно имело регистровую вместимость 1775 тонн, длину 91,5 метра, ширину 11 метров и осадку чуть более 4,8 метра. «Берлин» мог развивать скорость до 18 узлов. Судно имело отличные мореходные качества, его быстрый ход и шикарная отделка кают и салонов привлекали пассажиров.

    Корабль выходил в плавание практически в любую погоду. Капитан «Берлина» прекрасно знал маршрут и мог войти в любой порт с закрытыми глазами. Определенную опасность, конечно, представляла угроза столкновения с другими судами во время тумана. Но аварий и тем более катастроф, вызванных столкновением судов, компания «Грейт истерн» не знала.

    Роковой рейс «Берлина» начался в 10 часов вечера в среду 20 февраля 1907 года. На борту парохода находилось 53 члена экипажа и 91 пассажир, включая несколько детей. Пассажирами «Берлина» были в основном члены труппы Берлинской оперы, которые возвращались в Германию после гастролей в Лондоне.

    В день отплытия «Берлина» из Гарвича над Юго-Восточной Англией бушевал шторм. Тем не менее ровно в 22 часа капитан корабля Прешпоус отдал команду выбирать швартовы.

    Выйдя в открытое море, «Берлин» сразу же ощутил сильное волнение и жестокий норд-вест. Почти никто из пассажиров не ложился спать, многих мучили приступы морской болезни. Из-за непогоды судно вынуждено было сбавить обороты машины и поэтому подошло к берегам Голландии не к трем часам ночи, а к половине шестого.

    Внешнюю гавань Хук-ван-Холланда ограждали два каменных мола, выступавшие далеко в открытое море. На краю каждого из этих молов-пирсов стояли маяки, указывавшие вход в гавань. Во время отлива молы, сложенные из больших камней и бетонных кубов, высились на два метра над уровнем моря. В прилив они были почти вровень с поверхностью воды, а если море штормило, то валы беспрепятственно перекатывались через проезжую часть молов.

    Капитан «Берлина» среди снежных хлопьев сумел заметить огни обоих маяков и начал вводить судно на внутренний рейд. Именно в эту минуту произошла трагедия, причиной которой стали «непреодолимые силы морской стихии и непредвиденные на море случайности».

    В ту минуту, когда судно огибало северную оконечность мола, чтобы по фарватеру пройти в порт, налетел жесточайший шквал. Огромная волна приподняла пароход, снесла его с курса и швырнула левым бортом на угол мола. Раздался грохот и треск.

    Позже на суде в Роттердаме, во время разбирательства катастрофы оставшиеся в живых очевидцы показали, что судно находилось на верном курсе и ошибки в управлении им не было. Смотритель маяка на конце мола заявил суду, что судно, входя в гавань, следовало правильным курсом, но неожиданно было брошено огромной волной на край мола, у самого маяка. Один из спасшихся матросов «Берлина» Фишер, находившийся в трагическую минуту на мостике, сообщил, что пароход гигантской волной «подняло и ударило левой кормовой раковиной о край мола». Он сказал судьям, что слышал, как после первого удара о мол капитан Прешпоус крикнул в переговорную трубу в машинное отделение: «Стоп, правая машина! Правая машина, полный назад! Левая, полный вперед!» Фишер сообщил, что нос парохода стал уже было отходить на прежний курс, как очередная, не менее сильная волна обрушилась на судно, еще раз подхватила его и снова ударила бортом о камни мола.

    Волна смыла с мостика за борт и капитана, и лоцмана. Эта же волна бросила в море и выбежавшего на палубу пассажира англичанина Паркинсона, морского капитана по профессии. Услышав треск, он выбежал на верхнюю палубу. Паркинсон спасся только потому, что ему удалось ухватиться за смытое с палубы «Берлина» бревно.

    Удар третьей волны оказался для парохода трагическим: корпус судна переломился пополам в районе машинного отделения за дымовыми трубами. При этом волной были снесены ходовой мостик, штурманская рубка, каюта капитана и четыре шлюпки. Носовую часть парохода, в которой под главной палубой в каютах находилась большая часть пассажиров, ветром отнесло на 70 метров в сторону, прежде чем она опрокинулась на борт и затонула. Все, кто находился на этом обломке парохода, погибли. Кормовую же часть судна волнами прибило к камням и железным сваям мола. На ней в живых оставалось полтора десятка человек.

    Единственным свидетелем этой разыгравшейся с невероятной быстротой драмы был смотритель маяка. По телеграфному аппарату маяка он сообщил о катастрофе в Роттердам.

    Приблизительно через час, на рассвете, из Хук-ван-Холланда на помощь вышел паровой спасательный катер «Президент ван Хеель». Его командир капитан Янсен предпринял несколько отчаянных попыток приблизиться со стороны открытого моря к сидевшей на откосе мола кормовой части «Берлина». При сильном шторме подойти к корме парохода было невозможно: паровой деревянный катер тут же разбило бы о борт «Берлина». Капитан Янсен видел зовущих на помощь людей, однако помочь им не мог. Янсен направил свой катер к месту, где торчала из воды фок-мачта «Берлина», и стал кружить вокруг нее, стараясь обнаружить на воде оставшихся в живых людей. Около двадцати трупов выловили из воды голландские спасатели, прежде чем обнаружили недалеко от южного мола живого, окоченевшего в ледяной воде человека. Им оказался капитан Паркинсон, державшийся за бревно. Чтобы спасти его жизнь, Янсен прекратил поиски и повел «Президента ван Хееля» полным ходом в Хук-ван-Холланд.

    Отправив Паркинсона в госпиталь, капитан Янсен вновь отправился к месту трагедии и еще раз попытался снять с кормы «Берлина» людей. Был прилив, и при таком шторме пятиметровые волны накрывали мол. Снять людей с обломка парохода можно было только со стороны моря. Но сильное волнение по-прежнему не позволяло подойти к корме парохода. Один раз Янсен сумел подвести свой катер к борту обломка на расстояние 10 метров. Он крикнул в рупор, чтобы люди прыгали в воду. Но никто из них не двинулся с места. Видимо, они понимали, что очередной набегающий вал расплющит их о борт или о стенку мола.

    Янсену пришлось вылавливать из воды трупы пассажиров и членов экипажа «Берлина». Их укладывали на сколоченные из досок помосты в одном из грузовых складов железнодорожного вокзала Хук-ван-Холланда. Сюда же доставляли трупы, которые волны выбросили на берег, их приносили санитары и солдаты.

    Положение уцелевших в кормовой части парохода было отчаянным. Каждую четверть минуты на них обрушивался вал, грозя разрушить их обиталище или сорвать его с камней мола. А всего в двадцати метрах, на маяке, были спасатели, которые ничем не могли им помочь.

    К вечеру того же дня капитан «Президента ван Хееля» предпринял еще одну попытку спасти оставшихся в живых с обломка «Берлина». Ему еще раз удалось подойти к борту метров на десять и сбросить на воду штормтрап, к обоим концам которого были привязаны канаты и буйки. Два моряка «Берлина» подцепили канат и закрепили его на обломках парохода. Однако очередная семиметровая волна подхватила «Президента» и отбросила его на несколько метров в сторону, канат лопнул. Норд-вест не утихал, морские брызги смешивались со снегом. Смеркалось. При таких условиях любая очередная попытка могла оказаться роковой для самих спасателей. Им оставалось только надеяться, что обломок «Берлина» до следующего утра выдержит натиск стихии и с наступающим отливом людей можно будет снять с мола.

    Таким образом, 21 февраля спасли только одного человека — капитана Паркинсона. Жуткой была ночь, которую предстояло провести потерпевшим кораблекрушение. Ледяной холод заставил их сидеть в полузатопленном твиндеке, тесно прижавшись друг к другу. Мучимые жаждой, холодом и голодом, обессиленные, они ожидали смерти. С каждым ударом волны обломок судна раскачивался из стороны в сторону. Несчастье сроднило этих людей, одиннадцать мужчин и трех женщин, смертельная опасность и мучения стерли все различия в социальном положении.

    Весть об их печальном положении быстро облетела всю Европу. Газеты столиц континента наутро вышли экстренными выпусками. Несмотря на продолжавшийся шторм, на побережье Северного моря из Роттердама началось паломничество. Тысячи людей хотели быть свидетелями спасения оставшихся в живых «берлинцев», когда «Президент» утром 22 февраля снова вышел в море. Люди, собравшиеся на набережных Хук-ван-Холланда, обнаружили выброшенную прибоем полированную доску из красного дерева, на которой черным деревом были инкрустированы слова «Курительный салон», а рядом нацарапаны кончиком ножа слова призыва о помощи и фамилии тех, кто находился на обломке парохода. Эта необычная находка подхлестнула спасателей быстрее приступить к делу, дала новую пищу журналистам.

    На этот раз «Президент ван Хеель» вышел в море вместе с лоцманским пароходом «Хелвостлукс», на борту которого находился герцог Генрих Мекленбургский, муж королевы Нидерландов Вильгельмины. Он взял на себя символическое руководство спасательными работами: по-прежнему главная роль отводилась капитану Янсену. Когда оба судна выходили из Хук-ван-Холланда в море, в порт, невзирая на шторм, прибыл из Гарвича пароход «Вена». Он прошел в нескольких метрах от обломка, за который уцепились пассажиры «Берлина».

    Оба спасателя не успели еще дойти до края мола, как начался снежный шквал. Видимость стала нулевой. Вскоре шквал перешел в снежную бурю, ветер и волнение усилились. Однако и спасатели не намеревались возвращаться в порт с пустыми руками. Несколько часов длилась борьба со стихией. Волны не позволяли «Президенту» подойти к обломку «Берлина» так близко, чтобы метнуть на него канат. В итоге неравной борьбы капитан Янсен понял, что во время отлива людей спасать нужно со стороны мола.

    С подветренной стороны «Президента» спустили на воду вельбот. Гребцы на веслах подошли к молу и высадились на него. Шестеро спасателей добрались до края мола и перебросили на обломок парохода канат. Потом с помощью его передали более толстый трос. Таким образом, спустя 36 часов с момента кораблекрушения с оставшимися в живых была установлена связь. Пассажирам надо было спуститься по канату в бушующее море, держаться за канат и ждать, пока шестеро спасателей на молу вытянут его наверх. Три изможденные женщины наотрез отказались подниматься таким способом. Все одиннадцать мужчин были подняты из воды на мол. Женщин пришлось оставить на обломке парохода: на молу уже опасно было находиться, так как начинался прилив. Шестерым спасателям и спасенным пассажирам путь к берегу по молу был отрезан сильным волнением. Тогда они один за другим обвязались веревкой и прыгнули с мола в воду, откуда их вытягивали на борт лоцманского парохода. Именно так были вызволены семнадцать человек.

    Трем женщинам пришлось пережить еще одну страшную ночь. Их спас капитан Мартин Шперлинг. Он со своими двумя племянниками и одним матросом в 3 часа ночи, когда был отлив, на своем паровом спасательном катере в сопровождении буксира «Вотан» вышел на помощь.

    Подойти на катере к корме «Берлина» было нельзя. Все четверо прыгнули в ледяную воду, доплыли до мола. К счастью, с борта обломка парохода свисал трос, по которому накануне спаслись одиннадцать мужчин. Шперлинг вытянул этот трос и закрепил его за железные опоры маяка. Потом он перебрался по тросу на корму «Берлина», захватив три веревки. Каждую из женщин он обвязал двойным беседочным узлом (вокруг талии и под мышками), прикрепив конец веревки к тросу. Одну за другой он опустил женщин в воду, откуда их за трос вытянули на мол. Теперь женщин нужно было переправить на буксир, который маневрировал в сорока метрах от мола. Трое из четырех спасателей прыгнули с женщинами в ледяную воду, и через несколько минут все семеро были благополучно вытащены на борт «Вотана».

    Таким образом, из 144 человек, находившихся на борту «Берлина», спасено было 15, погибло 129. Около 70 трупов, которые удалось выловить в море и обнаружить на берегу, были похоронены в общей могиле на кладбище в Гравенцанде.

    За доблесть при спасении людей, длившемся двое суток, королева Нидерландов наградила капитанов Янсена, Беркхаута и Шперлинга золотыми медалями. Три капитана и их экипажи были награждены британским королевским обществом спасения на море, а герцог Генрих Мекленбургский получил от английского короля Эдуарда VII Большой крест ордена Подвязки.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    razzhirДата: Четверг, 30.08.2012, 10:22:55 | Сообщение # 24
    Рядовой
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 1
    RU
    Российская Федерация
    Статус: вне форума


    22-го. июня 1898г. произошла у берегов Новой Шотландии, около острова Сэбль-Анланд, ужасная катастрофа, глубоко опечалившая дружественный нам народ. Один из лучших французских трансатлантических пароходов столкнулся, на пути из Нью-Йорка в Тавр, с английским парусным судном и получил такие серьёзные повреждения, что вскоре затонул, при чем спасено около 200 человек, а так как на пароходе было 502 пассажира и 80 человек экипажа, то погибло около 400 человек, почти исключительно французов...
    Полный текст здесь
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Пятница, 12.04.2013, 03:21:29 | Сообщение # 25
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Суда, потерпевшие кораблекрушения – интересные факты



    Моря и океаны полны тайн, порой очень жестоких. Во все времена (и по настоящее время!) моряки мужественно сражались со стихией, пытаясь выжить в неравной борьбе с разбушевавшимися волнами. Иногда им удавалось выжить, но зачастую – нет. Конечно, современные лайнеры редко тонут, однако и в наши дни случаются кораблекрушения.


    Остров Сабля – кладбище Атлантики

    Мало кто знает об острове Сабля, который находится в Атлантическом океане, а точнее, в 180-ти километрах к юго-востоку от Канады. Остров обладает необычной конфигурацией – при длине в 42 км его ширина в самой широкой части не превышает 1,5 км.

    Этот остров стараются обходить все моряки – для них это «кладбище Атлантики». Суда, потерпевшие кораблекрушение, затонули в этих водах в разное время – зарегистрировано более 500 случаев. Даже самым опытным морским волкам не удается справиться с управлением корабля около острова Сабля. Все дело в песчаной отмели, густых туманах и двух сильных течениях, сталкивающихся в этом месте и образующих громадные водовороты. Течения настолько сильны, что даже сам остров под их влиянием сдвигается ежегодно на 2 км! Первое кораблекрушение было зарегистрировано в 1583 году. Последнее произошло в 1999 году.


    Совпадение или предчувствие?

    Иногда случаются непостижимые для понимания вещи. Как, например, объяснить такой случай? 5 декабря 1664 года у берегов Уэльса затонуло пассажирское судно. Погибли почти все, за исключением одного мужчины по имени Хью Уильямс. В 1785 году на этом же месте потерпел крушение другой корабль. Случилось это 5 декабря. Спасся один - единственный человек, которого звали … Хью Уильямс. В 1860 году, снова 5 декабря здесь потонула рыбацкая шхуна. Чудом удалось спастись лишь одному рыбаку. Его звали Хью Уильямс!

    А такие знаменитые потерпевшие кораблекрушения лайнеры, как «Титаник»? Не найдется ни одного человека, не знающего истории этого корабля, который затонул в Атлантической океане в 1912 году. Но мало кому известно, что за 14 дет до этой трагедии – в 1898 году - издательством «Мэнсфилд» был выпущен роман под названием «Тщетность», который был создан писателем Морганом Робертсоном. Автор поведал читателям историю о судне «Титан», которое, столкнувшись с айсбергом, потерпело кораблекрушение в океане холодной апрельской ночью. Робертсон подробно описал технические характеристики «Титана»: длина судна составляла 243 метра, водоизмещение – 70 тыс. тонн, мощность двигателей составляла – 50 000 л.с., скорость двадцать пять узлов в час, три винта, четыре трубы.

    По истечении 14-ти лет реальный «Титаник» отправился в свой первый (и единственный) рейс. Лайнер длиной двести шестьдесят девять метров и водоизмещением 66 тыс. тонн обладал мощностью в 55 л.с., скорость судна составляла двадцать пять узлов, конструктивно лайнер имел четыре трубы, три винта. Столкнувшись с огромным айсбергом, «Титаник» пошел ко дну. Случилось это в апреле, в водах Атлантического океана, ночью…

    Разве не удивительны эти совпадения? Автор предугадал практически все обстоятельства: как в романе, так и в реальной жизни лайнеры считались непотопляемыми. Пассажиров и там, и там было по три тысячи. В обоих случаях спасательных шлюпок хватило не на всех…

    Еще один литературный пример. Эдгар По в 1838 году сочинил «Повесть о похождениях Артура Гордона Пима». Вкратце – в повести четверо потерпевших кораблекрушение людей чудом спаслись и оказались в открытом море без пищи и воды. Голод заставил их совершить ужасный поступок – трое убили и съели четвертого. Эдгар По дал жертве имя – Ричард Паркер. Почти полвека спустя, в 1884 году реально существовавший корабль «Магнонетт» попал в шторм и пошел ко дну. Спаслись четверо. Как и герои По, они скитались в шлюпке по безбрежным просторам моря, страдая от голода. В конце концов, трое обезумевших товарищей убили и употребили в пищу четвертого. Догадайтесь, как звали убитого? Да, им оказался реальный Ричард Паркер.

    С точки зрения логики объяснить такие совпадения невозможно. (Если только реальные люди, о которых речь, не подстраивали эти события, прочитав литературные произведения).
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Пятница, 12.04.2013, 03:23:27 | Сообщение # 26
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Загадочное кораблекрушение



    В феврале 1986 года у берегов Новой Зеландии в проливе Кука затонул советский пассажирский теплоход «Михаил Лермонтов». 25 лет назад следствие по данному происшествию шло не один месяц - и у нас в стране, и за рубежом. Однако до сих пор неясно, что это было - трагическое стечение обстоятельств или чей-то злой умысел.

    Техническая сторона дела

    После гибели теплохода «Михаил Лермонтов* западные журналисты попытались подзаработать на трагедии, наверняка выполняя чей-то заказ. В первую очередь отмечалась ненадежность советских судов, их плохая техническая оснащенность. Например, английская газета «Таймс» писала, будто бы даже спасательные шлюпки на «Лермонтове» настолько проржавели, что пассажиры пробивали их дно ногами, а сигнальные лампочки на спасательных жилетах не горели.

    Все это не соответствовало действительности. Согласно Парижскому меморандуму (он был учрежден в 1982 году с целью координации действий европейских стран по контролю выполнения иностранными судами международных требований в области обеспечения безопасности мореплавания и защиты окружающей среды) в июне 1985 года в порту Хаммерфест на «Лермонтове» была проверка международной комиссии. Ее заключение однозначно: «Судно найдено в хорошем состоянии. Выдан сертификат сроком на шесть месяцев-. В декабре того же года теплоход прошел еще одну проверку, уже в Австралии. Капитану выдали документ с более чем краткой пометкой: -Замечаний нет». И вообще, по Парижскому меморандуму соответствующим службам портов разрешено не выпускать в плавание неисправное судно. Однако - Михаила Лермонтова в море выпустили. Значит, все было в порядке.

    Что касается шлюпок и сигнальных лампочек, то на лайнере имелся полный комплект шлюпок из стеклопластика и металлических сплавов высокой прочности. так что ни о какой ржавчине не могло быть и речи. А сигнальные лампочки действительно не горели, поскольку они начинают светиться только в воде. Но все пассажиры и члены экипажа (за исключением одного) были спасены до того, как кто-либо из них попал в воду, поэтому лампочки и не сработали.

    Конкуренция - вещь серьезная и опасная

    Лайнер «Михаил Лермонтов» был построен в ГДР на судоверфи города Висмар. Порт приписки - Ленинград, Балтийское морское пароходство. В социалистическом соревновании корабль сразу вышел на передовые позиции среди пассажирских судов Минморфлота СССР.

    Капитаном на «Лермонтов» назначили опытнейшего моряка Арама Михайловича Оганова (в том роковом рейсе он на теплоходе отсутствовал). Лайнер не раз совершал кругосветные путешествия. И самое главное: иностранные туристы охотно пользовались услугами советского судна в связи с более дешевой, чем в западных компаниях, ценой на билеты и высоким уровнем обслуживания.

    Конкуренция. Не в этом ли причина разыгравшейся драмы? Оганов сказал по этому поводу следующее: «Мы мешали иностранным компаниям. Будучи капитаном, я получал письменные и устные угрозы, неоднократно с судном случались инциденты. Однажды, когда мы стояли в порту Сан-Франциско, я получил известие, что "Михаил Лермонтов" заминирован. Надо признать, командование американской военно-морской базы отреагировало мгновенно: водолазы нашли прикрепленную на днище магнитную мину. Правда, без взрывателя. История получилась шумная. Думаю, западным конкурентам было необходимо посеять панику среди потенциальных пассажиров лайнера. В другой раз нас вынудили уйти с одной из международных линий, угрожая взорвать "Михаил Лермонтов". Мы стали работать на Австралию, но снова пересеклись с конкурентами. В тот рейс я был в отпуске. Лоцман, который вывел судно на риф, потом даже не скрывал своей вины. Теплоход затонул на глубине 43 метра на расстоянии 800-900 метров от берега. Такая гибель случайной не бывает».

    Трагедия у берегов Новой Зеландии

    День 16 февраля 1986 года выдался пасмурным. На мостике находились подсменный капитан Владислав Воробьев и лоцман Дональд Джемисон - капитан из порта Пиктон. Профессиональные качества Джемисона не вызывали сомнений. Он был одним из трех новозеландских лоцманов, которые имели патент на проводку больших судов водными путями Фьордленда (национального парка Новой Зеландии, изрезанного фьордами Тасманова моря). Но здесь этот грамотный специалист принял странное решение: провести советский теплоход узким проливом между мысом Джексона и каменистой отмелью. На следствии лоцман заявил, что данное решение у него возникло спонтанно. Он якобы «хотел дать возможность пассажирам поближе взглянуть на красоты мыса Джексон и его маяк с северной стороны входа в пролив».

    Через 40 минут после выхода из Пик-тона судно настолько приблизилось к одному из утесов, что, казалось, протяни руку и достанешь ветви растущего на скале дерева. Но в тот момент капитан успел скомандовать «задний ход» и развернул судно.

    Через некоторое время Воробьева сменил на мостике старший помощник Степанищев. Как только капитан ушел, лоцман предложил другой вариант, чтобы путешествующие «полюбовались красотами». Сделали новую прокладку курса до того места, где Джемисон должен был покинуть судно.

    Лоцман заворачивал корабль все ближе и ближе к берегу. Степанищев, как загипнотизированный, выполнял его команды, видимо, считая, что такой опытный моряк все рассчитал. И через полтора часа теплоход «Михаил Лермонтов» напоролся на подводные камни.

    От удара судно получило пробоины. В носовые отсеки стала поступать вода. Экипаж приступил к эвакуации пассажиров. Спасли всех. Причем многих престарелых участников круиза в прямом смысле выносили на руках. Среди спасенных не оказалось только рефрижераторного механика Павла Заглядимо-ва. Он во время аварии находился как раз в носовой части корабля, на своем рабочем месте. Наверное, ударом его оглушило, и он утонул.

    Следствие

    Джемисон исчез сразу после того, как спасательное судно доставило его на берег. Появился лоцман только с началом следствия, которое организовало Министерство транспорта Новой Зеландии.

    Вот некоторые из признаний Джемисона: «Я не могу объяснить свои действия, но это не было запланированным маневром. В ретроспективе единственным объяснением, какое я могу дать своим действиям, является умственное и физическое переутомление в результате больших рабочих нагрузок. В неделю, предшествующую 16 февраля 1986 года, я работал все вечера до полуночи или около этого».

    Возникает вопрос: а не умышленно ли Дональда Джемисона довели «до умственного и физического переутомления»? Кроме того, лоцман признался, что за полтора часа до работы на «Лермонтове» он выпил «две водки и пиво». Сколько это вылилось в граммах, Джемисон не уточнил. Но по международным нормам мореплавания запрещается допускать к работе лоцмана, принявшего любую дозу алкоголя.

    Во время следствия Джемисон добровольно сдал лоцманскую и каботажную навигационную лицензии. Но оставил при себе диплом корабельного капитана британского Министерства торговли, тем самым оградив себя от лишения лицензии по суду. А несколькими годами позже восстановил документы. На данный момент Джемисон - капитан небольшого судна «Стрейтсман», которое перевозит домашний скот, курсируя между Веллингтоном и Пиктоном. Как видим, лоцман отделался легким испугом. А вот Новую Зеландию пять лет не посещали круизные суда, в результате чего страна потеряла миллионы долларов.

    Значительный урон понесла и наша страна, получив чувствительный удар по престижу советского пассажирского флота. Стоимость теплохода «Михаил Лермонтов» на тот момент составляла 14 876 570 рублей. Судно не раз ремонтировалось за границей - это также миллионные затраты, которые из-за гибели лайнера себя не оправдали. Каждому пассажиру была выплачена компенсация в размере 20-30 тысяч долларов. Так что конкуренты, если они причастны к этому кораблекрушению, своей цели добились.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Суббота, 13.04.2013, 03:41:27 | Сообщение # 27
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Новороссийск»

    604 погибших



    Вечером 28 октября 1955 года линкор вернулся из похода для участия в празднованиях по случаю 100-летия обороны Севастополя и занял место на «бочке» № 3 в районе Морского Госпиталя (глубина 17 м воды и около 30 м вязкого ила). Швартовка прошла нештатно - старпом, капитан 2-го ранга Г. А. Хуршудов, замещавший находившегося в отпуске командира корабля, проскочил нужное место на полкорпуса. После швартовки часть экипажа, включая вр. и. о. командира, убыла на берег. Старшим офицером остался помощник командира корабля З. Г. Сербулов.

    29 октября в 1 час 31 минуту под корпусом корабля с правого борта в носу раздался взрыв, эквивалентный 1000-1200 кг тротила, насквозь пробивший корпус линкора, вырвавший часть палубы полубака и пробивший в подводной части дыру в 150 кв. м. Поскольку в месте взрыва находились носовые кубрики, сразу погибло от 150 до 175 человек. Взрыв произошёл возле Госпитальной стенки Северной бухты Севастополя.

    Линкор пытались отбуксировать на мелководье, но прибывший на корабль командующий Черноморским флотом вице-адмирал В. А. Пархоменко приостановил начатую буксировку. Запоздалое приказание о возобновлении буксировки оказалось бессмысленным: носовая часть уже села на грунт. Не сразу адмирал позволил и эвакуировать незанятых в спасательных работах моряков, которых на юте скопилось до 1000 человек. Когда решение об эвакуации было принято, крен корабля начал стремительно нарастать. В 4 часа 14 минут линкор лёг на левый борт и через мгновение уткнулся мачтами в грунт. В 22 часа того же дня корпус полностью исчез под водой.

    В катастрофе погибло 604 человека, включая аварийные партии с других кораблей эскадры. Многие были заперты в отсеках опрокинувшегося корабля - из них удалось спасти лишь 9 человек (7 через прорезанное в кормовой части днища отверстие и 2 из-под палубы юта, неплотно прилегавшей к грунту). Водолазы перестали слышать стук запертых в корпусе линкора моряков только 1 ноября.

    Летом 1956 года экспедиция особого назначения ЭОН-35 приступила к подъёму линкора методом продувания. Подготовительные работы завершились в апреле 1957 года и с 30 апреля начали предварительную продувку. Генеральную продувку начали 4 мая, и в тот же день линкор всплыл кверху килем — сначала носовая оконечность, а потом корма. Днище поднялось над водой примерно на 4 м. При подъёме корабля на дне осталась третья башня главного калибра, которую пришлось поднимать отдельно.

    14 (по другим данным 28) мая корабль отбуксировали в Казачью бухту (куда был пробит соответствующий фарватер) и перевернули. В дальнейшем корабль был разобран на металл и передан на завод «Запорожсталь».

    Согласно официальной версии, выдвинутой правительственной комиссией, линкор подорвался на донной магнитной мине, установленной немцами в 1944 году при уходе из Севастополя. Однако источники электропитания вытраленных в 1950-х годах донных мин оказывались разряженными, а взрыватели - неработоспособными. В выводах комиссии не исключалась и возможность диверсии.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Суббота, 13.04.2013, 03:43:49 | Сообщение # 28
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Принцесса Алиса»



    Более 700 погибших

    3 сентября 1878 года английский речной экскурсионный пароход затонул на Темзе после столкновения с грузовым пароходом «Байуэлл Касл». В результате «Великой темзенской трагедии» погибло более 700 человек.

    К 10 часам утра к пассажирской пристани на Темзе у Лондонского моста начали собираться сотни людей. В ясный день они решили совершить путешествие по Темзе на экскурсионном пароходе. В 10 часов 30 минут «Принцесса Алиса» отошла от причала и, развернувшись на середине реки, пошла вниз по течению со скоростью 11 узлов. На ее борту находились более 700 экскурсантов, большую часть которых составили женщины и дети. Для привлечения на экскурсию пассажиров компания оборудовала на пароходе шикарный салун и наняла оркестр.

    Пароход сделал короткие остановки в Гринвиче, Вулвиче и Грэйвсэнде, где одних пассажиров сменили другие. Плавание до Ширнесса прошло без происшествий. С палуб парохода пассажиры любовались окраинами Лондона, живописными берегами Кента и Эссекса. После трехчасовой стоянки в Ширнессе, отведенной для пикника, экскурсанты возвратились на борт парохода.

    «Принцесса Алиса» отправилась в обратный путь. Салун был переполнен, пассажиры пили, беззаботно танцевали и распевали песни. В 6 часов вечера «Принцесса Алиса» сделала остановку в Грэйвсэнде. Здесь на пристани ее ждали сотни экскурсантов, которые, посетив знаменитый королевский парк Рочестервил Гарденс, спешили засветло добраться до Лондона ближайшим пароходом. Капитан «Принцессы Алисы» Уильям Гринстед, опасаясь перегрузить судно, принял на борт только половину желающих. Таким образом, на судне уже оказалась почти тысяча человек.

    «Принцесса Алиса», избегая сильного отливного течения, шла вдоль правого берега Темзы к мысу Трипкок. В этом месте излучина Баркингс-Рич переходит в излучину Галлеонс-Рич и русло реки под углом 45 градусов поворачивает на юго-запад. До Вулвича оставалось чуть более полутора километров.

    В это время вниз по реке за грузом в Ньюкасл шел угольщик «Байуэлл Касл». На его борту находились два лоцмана: Дикс — речной, обеспечивающий проводку до Грэйвсэнда, и морской лоцман Чапман, который должен был вести судно дальше. В 19 часов 35 минут капитан «Принцессы Алисы» заметил ходовые огни идущего навстречу парохода, с которого в свою очередь лоцман Дикс увидел красный левый бортовой огонь «Принцессы Алисы», открывшийся из-за мыса Трипкок. Ширина Темзы в месте встречи судов равнялась трети мили, видимость была отличной. В те годы в Англии еще не существовало единых правил расхождения морских и речных судов на фарватере реки. Суда могли расходиться любыми бортами в зависимости от ситуации.

    Понимая, что встречное судно идет против течения и огибает мыс Трипкок, лоцман «Байуэлл Касл» Дикс решил, что оно отвернет к северному (левому) берегу реки, где отливное течение, по его мнению, намного слабее. Поэтому он намеревался приблизиться к южному берегу реки и разойтись с колесным пароходом левыми бортами. Но капитан «Принцессы Алисы», имевший права лоцмана, был иного мнения: он принял решение не пересекать курс встречного судна и продолжать идти вдоль южных берегов. Но Гринстед слишком поздно стал перекладывать руль на левый борт. Когда судно вышло из-за прикрытия мыса, мощное течение вынесло его на стремнину реки. На «Байуэлл Касл» теперь видели зеленый огонь правого борта «Принцессы Алисы», он был подставлен под удар. Лоцман Дикс мог спасти положение, если бы быстро повернул влево, но руль «Байуэлл Касл» был уже положен на правый борт. Столкновение стало неизбежным.
    К моменту сближения пароходов наступила темнота, и каждый из капитанов мог судить о курсе встречного судна только по положению ходовых огней, но они не поняли маневров друг друга. Гудки для предполагаемых маневров в те годы на Темзе еще не применялись.

    Угольщик своим прямым форштевнем ударил в правый борт «Принцессы Алисы» чуть позади гребного колеса. Нос парохода вместимостью почти полторы тысячи регистровых тонн, разрушив машинное отделение, фактически разрезал корпус судна пополам.

    Перед столкновением капитан Гринстед, находившийся на ходовом открытом мостике, расположенном между кожухами гребных колес, крикнул в машинное отделение: «Стоп, машина!» В это время рулевой потянул вниз рукоять парового гудка. Его звук не заглушил рев тысячной толпы.

    После удара нос «Байуэлл Касл» некоторое время оставался в пробоине борта «Принцессы Алисы», которая еще держалась на плаву. Но капитан угольщика Томас Харрисон совершил непоправимую ошибку: он дал в машинное отделение команду: «Полный задний ход!» Форштевень парохода освободился из пробоины, куда потоком хлынула вода. Действие этой драмы длилось всего четыре минуты. Как только «Байуэлл Касл» отошел назад, корпус «Принцессы Алисы», разрубленный форштевнем почти пополам, переломился на две части, которые погрузились на дно Темзы.

    Сразу же после столкновения все, кто находился в салуне и салонах «Принцессы Алисы», бросились к дверям. В давке их не смогли сразу открыть: они открывались внутрь помещений.
    При погружении носовой части парохода взорвались паровые котлы, десятки людей обварились паром. Река в месте столкновения судов кишела взывавшими о помощи людьми. Они путались в своих длинных одеждах, захлебывались и шли ко дну.

    «Байуэлл Касл» приблизился к месту, где тонули люди, и став на якорь, спустил на воду шлюпки. С его борта бросили на воду имевшиеся швартовые концы и тросы. Благодаря этому спаслись немногие, так как отливное течение относило умевших плавать людей вниз по реке.

    Когда нос угольщика вонзился в борт «Принцессы Алисы» и некоторое время, пока капитан Харрисон не дал машине полный задний ход, оставался в пробоине, люди могли бы перебраться на борт «Байуэлл Касл», не будь он без груза. Взобраться же на его высокий отвесный борт было невозможно, это удалось лишь одному человеку. Им оказался некий Джордж Линнекар, прослуживший в королевском флоте 12 лет. После удара он по штагу трубы долез до якорной цепи угольщика и по ней перебрался на его борт. Команда «Байуэлл Касл» спасла 63 человека, а всего спасшихся оказалось около двухсот. Многих с воды подобрал экскурсионный пароход «Дюк оф Тек», принадлежавший той же компании что и «Принцесса Алиса». Он подошел к месту столкновения через 10 минут.

    Сколько погибло при этом столкновении, точно установить не удалось, так как неизвестно, сколько дополнительных пассажиров село на «Принцессу Алису» в Грэйвсэнде. Считают, что всего на борту судна в обратном рейсе находилась почти тысяча человек.

    Поиски тел погибших начались той же ночью и велись целую неделю. Из реки было извлечено 630 утопленников, включая 8 из 14 членов экипажа «Принцессы Алисы». Тело капитана Гринстеда нашли на пятый день на дне у причала Вулвича. Столько жертв не было обнаружено, неизвестно. Тех кого не опознали родные и знакомые, похоронили близ Лондона в общей могиле.

    Вскоре дело пересматривалось в Адмиралтейском суде, который пришел к выводу, что вина полностью лежит на погибшем капитане «Принцессы Алисы».
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Воскресенье, 14.04.2013, 03:47:09 | Сообщение # 29
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Истланд»

    845 погибших



    Истланд» - пассажирское судно, базирующееся в Чикаго. Оно использовалось для экскурсий по Великим Озёрам. Судно затонуло 24 июля 1915 года в результате стихийного бедствия. Это стало самой большой катастрофой-кораблекрушением в районе Великих Озёр. Экскурсионный пароход, отходя от причала, опрокинулся на борт. Число жертв превысило 1000 человек.

    Пароход был приписан к порту Чикаго, откуда он совершал экскурсионные дневные рейсы к кедровому мысу на озере Мичиган или недельные плавания на озеро Эри. Затем портом его приписки стал Кливленд. «Истленд» пользовался особой популярностью у молодежи — на верхней палубе стоял паровой орган, под который во время плавания в хорошую погоду устраивались танцы. Об этом органе ходили легенды, говорили, что в тихую погоду звук его слышен за 5 миль.
    Летом 1915 года «Истленд» был зафрахтован для экскурсий по озеру Мичиган фирмой «Вестерн электрик компани».
    В 7 часов утра, в субботу 24 июля, к причалу на реке Чикаго, где пришвартовался «Истленд», начали стекаться экскурсанты. В основном это были рабочие и служащие компании с детьми и друзьями. Почти все пассажиры несли с собой корзины с провизией для пикника.

    Утро выдалось солнечным, под стать настроению экскурсантов. Отплытие было назначено на 7 часов 40 минут. Несмотря на ранний час, с верхней палубы неслись звуки регтайма, который виртуозно исполнял на паровом органе известный музыкант Мичигана.
    Билет стоил всего 75 центов. Правление компании разрешило брать на пароход детей до десяти лет без билета. «Истленд» был рассчитан на перевозку в дневные часы тысячи человек. Капитан Петерсен нередко принимал на борт и полторы тысячи, если на этом настаивали владельцы. На этот раз было продано 2500 билетов. Вероятно, капитан Петерсен об этом не знал, так как счет пассажирам у сходней контролеры не вели. Конечно, капитан видел, что народу погрузилось на пароход намного больше, чем это было положено по норме, но он не прекратил посадку.
    «Истленд» стоял у причала реки Чикаго правым бортом, по носу у него был ошвартован паровой буксир, который должен был вывести его из реки на простор озера Мичиган. Прозвучал гудок, матросы парохода втянули сходни. Капитан стоял в дверях рулевой рубки и готов был отдать команду старшему механику Эриксену запускать машины.
    Как только отдали кормовой прижимной конец, судно едва заметно дрогнуло и начало медленно валиться на левый борт. Сначала никто на это не обратил внимания. Однако крен с каждой секундой увеличивался. К краю левого борта по верхней палубе поехали скамьи и шезлонги, внизу и в салонах стала сдвигаться мебель, в буфетах поползли тяжелые ящики с заготовленным для напитков льдом. «Истленд» кренился все больше, люди, теряя опору, начали скользить к левому борту. Тех экскурсантов, которые в этот момент находились под палубой в каютах, прижало к продольным переборкам, других (их было большинство), кто стояли на верхних палубах, сбило в кучи и придавило к поручням левого борта.

    Когда крен достиг 30 градусов, страх перешел в панику. Сотни людей бросились с нижних палуб по трапам наверх. В проходах, коридорах и на лестницах началась давка. Повсюду раздавались крики, вопли, плач детей, слышался грохот срывающихся с мест шкафов, буфетов, звон бьющегося стекла. Сотни пассажиров остались в каютах и в коридорах нижних палуб. Почти все, кто находился наверху, были сброшены в воду. Некоторые сумели вовремя ухватиться за плававшие в воде скамейки, ящики, доски. В грязной воде реки Чикаго беспомощно бились люди, они цеплялись, кусали, царапали и топили друг друга.

    «Истленд» продолжал валиться на левый борт. Прочные пеньковые швартовы, которые так и не успели отдать, натянулись, как струны, и вырвали из земли причальные тумбы и береговые кнехты. Наконец пароход опрокинулся на борт, накрыв сотни плававших на воде людей.. «Истленд» лег левым бортом на дно реки. Прошло всего 6 минут. И только еще через 10 минут к месту катастрофы начали прибывать катера водной полиции и буксиры. К причалу примчались полицейские и пожарные машины. Но им оставалось только спасать тех, кто еще держался на воде.

    В Чикаго был объявлен траур. В течение многих дней трупы погибших вылавливали из реки и извлекали из опрокинутого корпуса «Истленда». Несколько сот мертвецов вытащили из парохода, когда ацетиленом прорезали его правый борт. Еще больше трупов нашли, когда судно поставили на ровный киль и откачали из него воду.
    В официальной прессе США появилось сообщение, что катастрофа унесла жизнь 835 человек. Но это не соответствует действительности, так как указанная цифра была объявлена в Чикаго на третий день после катастрофы. Судно же было поднято спустя пять дней, и из него извлекли еще несколько сот трупов. Американский следственный врач из Чикаго заявил на пресс-конференции, что в городском морге он лично насчитал 1300 трупов. 25 июля 1915 года газеты города вышли под такими заголовками: «2100 утонуло, когда „Истленд“ опрокинулся у причала», «Судно имело повышенный центр тяжести и стало валиться еще на швартовах у причала», «Все предшествовавшие катастрофы не оканчивались таким числом жертв», «История „Истленда“ — это история ошибок и неудач».

    Катастрофа «Истленда» — самая большая катастрофа в истории судоходства на Великих озерах, и не случайно американские историки называют это судно «Титаником» Великих озер.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Воскресенье, 14.04.2013, 03:50:16 | Сообщение # 30
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Эстония»


    852 погибших

    «Estonia» - эстонский паром судоходной компании Estline, был построен в 1979 году в Германии на судоверфи Meyer Werft в Папенбурге. Затонул в ночь с 27 сентября на 28 сентября 1994 года, в результате крушения пропали без вести 757 человек и погибли 95 человек из 989 находившихся на борту пассажиров и членов экипажа.

    Estonia покинула Таллинский порт вечером 27 сентября 1994 г., когда в море бушевал шторм, а скорость ветра превышала 20 метров в секунду. В полночь «Эстония» разминулась в море с паромом Викинг Лайн «Mariella» (Мариэлла), на котором скорость «Эстонии» посчитали слишком высокой. В половине второго ночи с судна было отправлено короткое сообщение о помощи, вскоре судно пропало с радара «Мариэллы». Отправителем сообщения считают предположительно второго или четвёртого штурмана. Из сообщения понятно, что крен судна в тот момент очень опасный — 20-30 градусов, и слышно, что на корабле включена противотуманная сирена, чтобы разбудить пассажиров. Паром затонул между 00:55 и 01:50.

    На помощь поспешили находящиеся в ближайших водах паромы сообщения Хельсинки-Стокгольм: «Силья Симфония», Silja Europa (Силья Европа), «Изабелла», «Мариэлла», немецкий пассажирский «Finnjet». Поблизости был ещё эстонский грузовой корабль, но он продолжил свой путь на юг. В дальнейшем на место прибыли финские сторожевики «Tursas» и «Valpas» и тральщик «Uusimaa» со своими водолазами. На месте крушения был такой сильный шторм, что прибывшие первыми паромы не смогли спасти всех оказавшихся в воде. Оставшихся в живых были вынуждены собирать с поверхности силами ныряльщиков береговой охраны и воздушных сил Финляндии и Швеции, вертолётами спасательного отряда Хельсинки, и вертолётами частных лиц только с наступлением утра.

    Находящиеся на месте корабли, большей частью на «Мариэллу», спасли всего 38 человек. Финские вертолёты, главным образом борт береговой охраны «Super Puma», спасли 49 человек. Шведские вертолёты — 50. Всего над «Эстонией» летало 13 шведских, 12 финских, два датских и один российский вертолёт. С накренившейся «Эстонии» не успели спустить большинство имевшихся спасательных шлюпок, но самонадувающихся резиновых плотов на волнах было множество. Проблемой было то, что сильный ветер быстро уносил спасательные плоты с места крушения, где плавали в ночных рубашках пассажиры. Из 989 находившихся на борту (803 пассажира и 186 членов экипажа) спасли 137 человек (94 пассажира и 43 члена экипажа). При этом пропали без вести 757 человек (651 пассажир и 106 членов экипажа), и были опознаны 95 погибших (58 пассажиров и 37 членов экипажа). Среди погибших оказался популярный эстонский певец Урмас Алендер. 852 погибших (включая пропавших) были гражданами 17 государств.

    В ноябре 1994 года носовой визор «Эстонии» был поднят с помощью дистанционно управляемого робота для исследования. В начале декабря норвежская компания Rockwater, специализирующаяся на подводных работах, исследовала затонувший корабль на средства шведского государства. В этих действиях использовали в качестве базового судна паром «Semi 1», с которого погружения выполняли с помощью подводного колокола и специальной газовой смеси. Главной задачей водолазов было найти бортовой компьютер и доставить его следственной комиссии. Компьютер не был найден, предположительно его вырвало и смыло штормом из окна, и он затерян где-то в донном иле.

    Возможность подъёма судна отвергли позднее, в декабре, и решили оставить его на месте, запечатав бетоном. Погружение к останкам корабля запрещено, исполнение запрета возложено на финские власти. Судно лежит на боку в 35 километрах на юго-юго-восток от финского острова Утё за пределами финских территориальных вод на глубине около 60 метров. Согласно официальному заключению эстонско-финско-шведской комиссии, причиной гибели парома стали недостатки в конструкции судов типа «Ролкер» (также называемые «ro-ro»). 19 февраля 2009 года правительство Эстонии распустило комиссию по расследованию причин трагедии после её четвёртого отчёта. В качестве наиболее вероятной причины гибели парома были названы его конструктивные недостатки (отрыв носового визора) и тяжёлые погодные условия.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Понедельник, 15.04.2013, 03:09:33 | Сообщение # 31
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Тайна судна «Гломар Эксплорер»



    Как известно, у богатых свои причуды. Вот и американский миллиардер Говард Хьюз (1905-1976) прославился своими эксцентричными выходками и чудачествами. Никого не удивило, когда в конце 60-х годов он объявил, что собирается искать нефть на дне океанов, а также поднимать затонувшие пиратские сокровища.

    С этой целью Хьюз затеял строительство уникальной плавучей платформы «Гломар Эксплорер». Никому и в голову не могло прийти, что за очередной прихотью склонного к авантюрам богача скрывается самый дорогостоящий и самый фантастический проект спецслужб США под кодовым наименованием «Дженифер», о подлинной сути которого знали только три человека: американский президент, директор ЦРУ и сам мистер Говард Хьюз.

    Отсчёт этой невероятной истории следует вести от 24 февраля 1968 года, когда от берегов Камчатки ушла на боевое дежурство советская дизель-электрическая подлодка К-129 с экипажем в составе около ста подводников. На поворотных точках маршрута она должна была посылать контрольный сигнал в свой штаб.

    Но вот однажды подтверждающий сигнал не поступил. В штабе сначала не слишком обеспокоились, поскольку молчание лодки могло объясняться рядовой причиной. Но когда прошли все другие контрольные сроки, стало ясно, что стряслась беда.

    На поиски пропавшей К-129 отправились в общей сложности 36 вымпелов. Наши самолёты-разведчики совершили около 300 вылетов. В течение двух месяцев с помощью сонаров и другой техники была обследована акватория в океане площадью свыше 1 млн квадратных миль. К сожалению, поисковая операция закончилась безрезультатно.

    В этот же период произошло ещё одно событие, на которое поначалу наши военные не обратили внимания. Где-то на 3-4-й день после потери связи с К-129 в японский порт Йокосука зашла американская атомная субмарина «Суордфиш» («Меч-рыба») с повреждениями перископа, рубки и носовой части. Под завесой чрезвычайных мер секретности лодка встала на ремонт.

    В июле того же года к месту предполагаемой катастрофы К-129 (по натовской классификации -«Гольф») приплыла американская подлодка «Хэлибат». Это была субмарина-шпион, специально оборудованная для поисков на морском дне фрагментов советских баллистических и крылатых ракет, которые падали туда после всякого рода испытаний и учебных стрельб. Охота велась при помощи «рыбок» - глубоководных аппаратов, управляемых операторами-разведчиками, которые размещались в отсеках «Хэлибат». На этот раз лодка-шпион имела особое задание: разыскать утонувший «Гольф».

    И вот спустя какое-то время одна из «рыбок» зафиксировала К-129 на глубине 5200 м. На корпусе погибшей лодки, за её рубкой, виднелся пролом шириной около трёх метров. Итак, одна-единственная чужая подлодка сделала то, что не удалось целому соединению советских кораблей и самолётов! А может, дело вовсе не в удаче? Что, если команда «Хэлибат» в точности знала координаты места катастрофы?

    Уже позднее советские эксперты выдвинули версию, согласно которой наша лодка погибла в результате столкновения с более массивной американской субмариной «Суордфиш». По их мнению, «Меч-рыба» тайно следовала за К-129 ещё от Берингова моря. В какой-то момент, в азарте этой скрытой погони, американский экипаж непредумышленно совершил опасный манёвр, приведший к роковому для нашей лодки контакту. Образовалась пробоина, куда хлынула океанская вода, и К-129 быстро потеряла управляемость. А вот «Меч-рыба» смогла дотянуть до ремонтной базы...

    Как бы там ни было, но «Хэлибат» обнаружила нашу лодку, затонувшую вместе с экипажем, тремя баллистическими ракетами и двумя ядерными торпедами на борту. Естественно, что советская сторона знать о секретном рейсе «Хэлибат» тогда не могла.

    Военно-морская разведка США, в чьём ведении находилась лодка-шпион, предлагала снять с советской подлодки всё самое ценное: ядерное оружие, аппаратуру связи, шифровальные приборы, систему навигации и т. д. Для этого могли быть задействованы сверхмалые подводные лодки, координируемые операторами «Хэлибат», а также телеуправляемые глубоководные аппараты.

    Но, в конечном итоге, игру взяло в свои руки ЦРУ, настояв на том, чтобы поднять лодку целиком, построив для этого специальное гигантское судно, собственность мистера Говарда Хьюза.

    Американский мультимиллионер вовсе не случайный персонаж в этой истории. Хьюз был давним другом и партнёром ЦРУ, не раз оказывал этому ведомству важные услуги. Вдобавок, в его империи имелись судоверфи, инфраструктура которых базировалась на факторе секретности. Вот так и появился на свет проект «Дженифер».

    Три года ушло только на проектирование судна, а его строительство началось в апреле 1971 года. Это был однопалубный гигант длиной почти 190 м с двумя гребными винтами. Около трети судна занимала «центральная прорезь» с днищевыми раздвигавшимися щитами, так называемый «лунный бассейн», куда предполагалось поместить поднятую со дна советскую подлодку. Имелось также сверхмощное подъёмное устройство с лапами-захватами, способное поднять со дна объект массой свыше 4 тысяч тонн.

    По ходу строительства, которое обошлось в 350 млн долларов, соблюдались особые меры секретности. Судно изготовлялось по частям на разных верфях Западного и Восточного побережья США, а при окончательной сборке с инженеров взяли подписку о полном молчании.

    В ноябре 1972 года судно спустили на воду. Поначалу оно действительно участвовало в экспедициях по разведке полезных ископаемых в океане и, кстати, отменно зарекомендовало себя в этом качестве. Наконец, в ЦРУ решили, что пора заканчивать спектакль и переходить к делу. 4 июля 1974 года «Гломар Эксплорер» прибыл в назначенный район и встал в точности над затонувшим «Гольфом».

    Приступить к операции американцы смогли не сразу. В военно-морской разведке Советского Союза всё же нашлись люди, которые обратили внимание на странный интерес «этого чудака Хьюза» к акватории, где произошла катастрофа.

    Несколько раз туда направлялись советские корабли-наблюдатели и самолёты-разведчики. Но всё указывало на то, что ведётся подготовка к бурению нефти. Притом, ввиду ограниченности ресурсов наши корабли не могли находиться в этой зоне подолгу.

    Лишь дождавшись ухода русских, липовые «геологоразведчики» пустили в ход специальное оборудование. Но не всё складывалось гладко. При отрыве от грунта лодка разломилась на три части, и лишь одну из них сумели удержать, а затем и поднять наверх лапы-захваты. Впрочем, американцы не особенно расстраивались.

    Они рассчитывали, что вернутся позже и доделают свою секретную работу до конца. Но далее всё пошло по непредсказуемому сценарию, в духе классического вестерна.

    В Лос-Анджелесе некий наводчик сообщил одной из местных банд, что в офисе Хьюза, в его личном сейфе, хранятся документы, за которые можно получить хорошие деньги. Мало того, эту же информацию наводчик передал другим гангстерам.

    И вот какое совпадение: две банды пробрались в офис одновременно и принялись выяснять отношения. Но и это ещё не всё. На шум первыми прибыли репортёры, которые, ознакомившись с разбросанными бумагами, поняли, что к ним в руки попал сенсационный материал. Ведь речь шла о сверхсекретной операции «Дженифер»! Не слишком ли много случайностей?!

    Такое впечатление, что таинственный наводчик выполнял задание КГБ. Так или иначе, уже назавтра все ведущие западные СМИ заговорили об этом деле. Вскоре весь мир узнал о том, чем в действительности занималось судно «Гломар Эксплорер».

    Американская сторона вынуждена была признать, что владела информацией о местоположении затонувшей советской подлодки. Вместе с тем американцы категорически отрицали какую-либо причастность к ЧП своей субмарины «Суордфиш».

    По их заверениям, «Меч-рыба» получила повреждения, столкнувшись с айсбергом, а координаты падения «Гольфа» они вычислили на основании данных, зафиксированных гидроакустической системой.

    Большинство российских военно-морских специалистов и сейчас отвергают эту версию. Истинная причина гибели К-129 так и осталась тайной за семью печатями...

    После скандальной шумихи в прессе все работы по проекту «Дженифер» были прекращены. Плавучая платформа «Хьюз Гломар Эксплорер» была передана международному консорциуму, где её переоборудовали в буровое судно. В этом качестве оно используется доныне.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Понедельник, 15.04.2013, 03:13:48 | Сообщение # 32
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Баржа № 725

    Более 1000 погибших



    Баржа № 725 - транспортное судно, предназначавшееся для перевозок через Ладожское озеро. В ночь на 17 сентября 1941 года, во время эвакуации людей из блокадного Ленинграда баржа дала течь и затонула в Ладожском озере, унеся жизни более 1000 человек.

    Эта малоизвестная история произошла осенью 1941 года, когда фашистские войска сомкнули кольцо вокруг Ленинграда по суше. В этих условиях предпринимались отчаянные попытки эвакуировать из осажденного города как можно больше людей через озеро Ладога.

    16 сентября 1941 года состоялась отправка эшелонов с уже успевшими повоевать слушателями военно-морских училищ Ленинграда, из которых, по приказу Ворошилова, создавался новый особый курсантский батальон.

    Первый эшелон, отправленный с Финляндского вокзала, прибыл на станцию «Ладожское озеро» около 13 часов. Местом погрузки был выбран прибрежный лес вблизи порта Осиновец.
    Около 17 часов поступил приказ погрузить курсантов. Плавсредством служила баржа № 725, специально предназначенная для перевозки особого батальона. Но к этому времени она оказалась уже на одну треть загружена людьми из различных учреждений, да и другими пассажирами. В итоге, по разным данным, на баржу погрузились от 1200 до 1500 человек, которым предстояло пересечь озеро с запада на восток до порта Новая Ладога. Среди грузов были даже автомашины.
    Легкие порывы ветра, небольшая волна и относительно ясная погода не вызывали у людей никаких опасений. Однако на душе капитана буксира «Орел» Ивана Дмитриевича Ерофеева было неспокойно. Он ходил по Ладоге не один год и хорошо знал коварство осенней погоды в этих местах. Он высказал свои опасения по поводу буксировки баржи в условиях приближавшегося шторма.

    Итак, в ночь на 17 сентября 1941 года баржа вышла в свой последний рейс.

    В трюме освещения не было. Лишь изредка вспыхивали спички, когда кто-то искал место для ночлега. Наконец все устроились и начали засыпать под шум воды.
    Постепенно ветер крепчал, волнение усилилось. Начавшаяся качка — сначала бортовая, а затем и килевая — разбудила людей. С непривычки у многих началась морская болезнь. Особенно тяжело ее переносили женщины.

    Неожиданно корпус баржи сильно заскрипел. В темноте трюма послышались обеспокоенные голоса, и в воздухе повисло ощущение большой беды. Как бы в подтверждение тому послышался шум льющейся воды. Было примерно три часа ночи. При свете спичек обнаружили трещину в обшивке борта. Попытки заткнуть течь вещами успеха не имели — не было ни крепежного материала, ни инструментов.

    Старая баржа неспособна была долгое время выдерживать удары огромных волн. Через некоторое время в средней части корпуса раздался страшный скрежет, обшивка лопнула, и через большую трещину вода стала быстро заполнять трюм.

    В темноте людей охватила паника, послышались крики ужаса, усилился общий шум. Казалось, что спасение может быть только на палубе, и люди устремились к выходным люкам. Однако центральный люк оказался закрытым на запор с палубы, из-за чего на сходнях под ним скопился народ. На требования открыть люк с палубы отвечали, что выходить наверх нельзя в интересах маскировки.

    Отчаявшиеся пассажиры, заливаемые водой из треснувшего борта, сумели где-то разыскать топор, которым стали рубить люк снизу. Но на палубе у люка встал лейтенант Сазонов и, размахивая наганом, требовал оставаться в трюме и наверх никому не выходить.

    Тогда люди от охраняемого лейтенантом бросились к другому, кормовому, через который к тому времени кое-кто уже начал выходить наверх. Скоро и тут скопилось много народу. Объятые страхом люди напирали на идущих впереди, а пропускная способность люка была невелика. Каждый человек старался проскочить через люк побыстрее. Не зная о том, что рядом время от времени проносится огромный тяжелый румпель, кое-кто попадал под его роковой удар — человек либо валился обратно на сходни, либо его сметало за борт, откуда возврата уже не было.

    В конце концов центральный люк все же был открыт, и выходить из трюма стали быстрее и организованнее. В первую очередь наверх вывели женщин и детей.

    Ладога бушевала. Надо отдать должное мужеству терпящих бедствие — люди вели себя относительно спокойно, паники не наблюдалось. Старались держаться группами, разговаривали, даже шутили. Ночь кошмаров была еще впереди.

    Баржа оседала все глубже. Надо было хоть как-то поддерживать плавучесть судна. Капитан-лейтенант Боков, полковой комиссар Макшанчиков и группа курсантов с помощью ведер и ручной помпы пытались откачать воду из трюма. Качали помпу быстро. На место уставших или смытых за борт людей тут же приходили другие. Встав цепочкой, курсанты вычерпывали воду из трюма четырьмя найденными ведрами. Пытались черпать даже бескозырками, но с каждой волной через люки и щели воды наливалось в трюм больше, чем ее откачивали. Когда это стало очевидным, люди перестали бесполезно тратить силы. Сбросили за борт автомашины, и на какое-то время показалось, что баржа немного всплыла и стала легче всходить на волну. Это воодушевило людей, за борт полетели личные вещи.

    Но передышка оказалась кратковременной. Неумолимая стихия продолжала наступать. Перекатывающиеся через палубу волны смывали за борт одного человека за другим. Практически все они погибли: в ту ночь температура воды колебалась в пределах от +10 до +12 градусов, а температура воздуха от +4 до +9. В таких условиях даже опытному пловцу трудно было рассчитывать на удачу.

    Некоторые мужчины и женщины, увидев, как быстро уходят на дно те, кто не успел избавиться от тяжелой одежды и обуви, раздевались. Одни жались друг к другу, старались привязаться к выступам на палубе. Другие, считая безнадежным оставаться на барже, прыгали в воду, прихватив деревянный брус.

    Известный среди курсантов пловец К. Кутузов решил добраться до берега вплавь, несмотря на то, что берега не было видно. Увы, он погиб. Такая же участь постигла еще нескольких пловцов. Людей накрывало волной, затягивало под баржу, другие погибали от переохлаждения.

    И все же, несмотря на смертельную опасность, паники не было. Вскоре на горизонте показалась канонерская лодка, шедшая в сторону баржи. Ее появление было встречено на барже с энтузиазмом. Один офицер забрался на крышу рубки и стал размахивать белой простыней, подавая сигналы кораблю. Однако большие волны, пасмурный предутренний свет делали полузатопленную баржу малозаметной. Чтобы привлечь внимание спасателей, стали стрелять из винтовок, но они тонули в шуме разбушевавшейся стихии. Канонерская лодка прошла мимо баржи, не заметив ее. Первоначальная радость терпящих бедствие сменилась ужасом, и это в огромной степени повлияло на дальнейшие трагические события.

    К тому времени баржа осела настолько, что ее палуба оказалась на уровне воды. Буксировка стала для «Орла» невозможной. Был отдан буксирный трос, и «Орел» стал маневрировать вокруг баржи, неустанно передавая сигналы SOS.

    Но среагировали на них быстрее фашистские самолеты — сначала разведчики, а затем истребители-бомбардировщики. За морскими волнами следовали ударные волны от разрывов бомб. Хлещущая со всех сторон вода дополнялась ливнем пулеметного огня. Казалось, море и небо объединились против пассажиров баржи № 725. По самолетам открыли стрельбу из винтовок, но оружия было мало, и рассчитывать на эффективность такого слабого огня не приходилось. И в течение дня фашистская авиация неоднократно «утюжила» район бедствия.

    Отбомбившись, самолеты в очередной раз улетели. Казалось, наступила передышка, но шторм становился все сильнее. Баржа уже так низко осела, что волны без труда прокатывались над палубой, унося людей в пучину целыми группами. Относительно безопасным местом, куда не так проникала вода, была шкиперская рубка. Поэтому мужчины стали собирать в ней промерзших женщин, детей и подростков.

    Свидетель катастрофы баржи № 725 Владимир Солонцов, в то время курсант Высшего военно-морского гидрографического училища в Ленинграде, рассказывал: «Мне довелось быть одним из лучших гимнастов училища, поэтому я решил, что смогу забраться на крышу рубки с меньшим риском, чем другие. На случай, если смоет, я разделся, оставшись в тельняшке и кальсонах, и полез на рубку. Оттуда обстановка выглядела еще мрачнее. Впереди виднелся темный силуэт „Орла“. Черные тучи нависали так низко, что, казалось, невысокая мачта баржи рвет их в клочья. Высокие волны шли длинными валами одна за другой. Было видно, как тупой нос баржи медленно карабкался на гребень вала, разбивал его верхушку, а затем круто падал вниз. Вдруг накатившаяся волна какой-то странной трехгранной формы тараном ударила по стенкам рубки. Оставшиеся на палубе люди издали крик ужаса. Находясь на крыше, я сразу не понял, что этот водяной вал сорвал рубку с палубы и вынес ее за борт. Помню, как поразился тому, что рубка плывет среди волн, затем вспомнил, что внутри женщины с детьми, и в душе что-то надорвалось.
    Никто не мог даже предположить такого варианта. Рубка стала быстро погружаться почти без крена. Кричали оставшиеся на палубе люди. В рубке все было как-то тихо — женщины и дети, вероятно, в первый момент даже не поняли, что случилось. Рубка ушла на дно меньше чем за минуту, и, когда вода хлынула в нее, матери, скорее всего, успели лишь прижать детей к себе. Их личная борьба за жизнь была проиграна.
    Это были страшные мгновенья в моей жизни. Я — сильный мужчина — стоял на уходившей под воду рубке и ничего не мог сделать для спасения людей. Когда вода дошла до пояса, я оттолкнулся и поплыл в сторону «Орла». Трудно сказать — за какое время, но мне все же удалось добраться до буксира. Матрос бросил мне веревку и помог подняться на палубу. Я присоединился к спасателям».

    Спасательные действия «Орла» начались на рассвете. Капитан буксира Ерофеев рисковал судном и экипажем, но сделал все возможное для спасения погибающих людей, не ожидая подхода других спасателей.

    «Орел» маневрировал вокруг баржи, подбирая людей, когда произошел самый страшный эпизод этой долгой трагедии. Ударами гигантских волн средняя часть палубы баржи с еще находившимися на ней сотнями людей была оторвана от корпуса и смыта за борт. Разбушевавшаяся стихия за считанные минуты раскрошила ее на мелкие части. Именно в этом страшном месиве человеческой плоти, дерева и воды быстро погибла большая часть из почти тысячи мужчин, женщин и малолетних детей, нашедших в тот день свою могилу на дне Ладоги.

    «Орел» продолжал работать. Он то возносился форштевнем над водой, обнажая переднюю часть красного днища, то опадал носом, обнажая гребной винт. Более пяти часов буксир подбирал тонущих и уже недопустимо глубоко осел под тяжестью. Буксир был слишком малым судном, а вокруг находилось еще много погибающих людей, которых он не мог принять на борт.

    Тогда контр-адмирал Заостровцев, находившийся на «Орле», потребовал от командира канонерской лодки «Селемджа» оказать немедленную помощь. Оставив для «Селемджи» последнюю группу людей на разрушенной барже, «Орел» взял курс на Новую Ладогу.

    Благодаря самоотверженным действиям капитана и экипажа добровольных помощников из числа спасенных, «Орел» подобрал среди волн 216 человек.

    На горизонте виднелась канонерская лодка «Селемджа», и люди очень надеялись на нее. Но «Селемджа» в течение всего дня отбивала налеты вражеской авиации. И лишь когда «Орел» приблизился к канонерской лодке и контр-адмирал Заостровцев под угрозой применения оружия приказал ее командиру немедленно оказать помощь оставшимся на барже, «Селемджа» подошла к терпящим бедствие. Ей удалось спасти еще 24 человека.

    Точное число погибших в катастрофе баржи № 725 из-за отсутствия полного учета пассажиров никогда не станет известным. Только по спискам военно-морских училищ, Военно-морской медицинской академии и Гидрографического управления погибли 685 человек. Кроме них жертвами трагедии стали все дети, ученики ремесленного училища, члены семей офицеров, а также вольнонаемные работники Артиллерийского и Технического управления ВМФ и другие лица, сумевшие погрузиться на баржу.

    Даже если на барже было 1200 человек, то погибло около 1000. Но число жертв могло быть и больше, так как по другим данным баржа везла 1500 пассажиров. Судами «Орел» и «Селемджа» подобрано всего 240 человек.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Вторник, 16.04.2013, 03:50:28 | Сообщение # 33
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Императрица Ирландии»
    1014 погибших



    «Empress of Ireland» - канадский пассажирский лайнер, заложенный 29 января 1906 года на стапелях верфи Гован, недалеко от Глазго (Шотландия). Во время своего очередного рейса 29 мая 1914 года, «Эмпресс оф Айрленд» столкнулся с норвежским углевозом Стурстадт на реке Святого Лаврентия и через 14 минут затонул на глубине более 40 метров. Он имел на борту 1477 человек (420 членов экипажа и 1057 пассажиров). Из этого числа пассажиров и членов команды выжило только 463 человека.

    Роковой рейс судна начался в 16:30 по местному времени, 28 мая 1914 года, когда лайнер отошёл от причальной стенки квебекского порта. Стояла хорошая погода, видимость была отличной. Реку Святого Лаврентия покрывал лёгкий бриз. Однако после обеда похолодало, на реке появился туман. В 23:00 пассажиры легли спать. Приблизительно в 1:53 29 мая в двадцати милях от канадского города Римуски при изменении курса вперёдсмотрящий доложил, что видит огни встречного судна, поднимающегося вверх по течению. Скорее всего, капитан лайнера скомандовал дать задний ход и просигналил тремя гудками о произведённом им манёвре, но было уже поздно. В 2:01 из тумана неожиданно возник нос углевоза «Стурстадт», который на полном ходу врезался в центр правого борта лайнера. От сильного удара в борту «Эмпресс оф Айрленд» образовалась пробоина. Котельные отсеки были почти сразу затоплены. «Стурстадт» дал задний ход, его носовая часть вышла из пробоины в борту, от чего вода в воронку диаметром около 30 метров стала поступать сильнее. В 2:06 по местному времени «Эмпресс оф Айрленд» дал сильный крен на правый борт, а на воду удалось спустить всего четыре шлюпки с пассажирами. Через 14 минут после столкновения, в 2:15 29 мая 1914 года пассажирский лайнер «Эмпресс оф Айрленд» затонул с креном на правый борт в пяти милях от лоцманской станции Файзер-Поинт.

    Спасти удалось только 463 человека, среди которых оказалось только четверо детей (из 134 имевшихся на борту) и 42 женщины (из 279 имевшихся на борту). Большинство выживших были выловлены шлюпками со «Стурстадта», остальных подобрали пришедшие на помощь два грузовых судна, стоявших под парами на станции Файзер-Коинс.

    16 июня 1914 года в Канаде состоялся слушание дела по факту гибели лайнера «Эмпресс оф Айрленд». Лоцманской команде «Стурстадта» было выдвинуто обвинение в причине гибели лайнера. В число подозреваемых попал и выживший капитан «Эмпресс оф Айрленд». Команды пассажирского лайнера и углевоза обвинялись в несоблюдении правил движения судов на реке во время тумана. Капитан «Эмпресс оф Айрленд» Генри Джордж Кендалл утверждал, что держался как можно ближе к берегу, при наступлении тумана снизил скорость, а при получении сигнала о приближении встречного объекта дал задний ход и просигналил тремя гудками о произведённом им манёвре, чтобы через 8 минут полностью остановиться. Причиной столкновения Кендал называл высокую скорость движения «Стурстадта» и изменение его курса, что позволило углевозу врезаться в обшивку правого борта почти под углом 90°. Лоцманы «Стурстадта» настаивали на том, что «Эмпресс оф Айрленд» не держался берега, не снижал скорость, а наоборот, плыл в центр канала, на северо-восток, преграждая курс «Стурстадту». В 1914 году положение судов в тумане или темноте определялось огнями. Белые огни, установленные на двух главных мачтах, в соединении с красными и зелёными огнями указывали или левый, или правый борт судна. Если судно показывало зелёный — это означало правый борт, красный — левый. Правило должно было сработать той ночью, и оба капитана должны были поступить согласно с существующим правилом «зелёный к зелёному». Поскольку на реке был туман, что же случилось на самом деле, так и осталось невыясненным.

    Канадская компания выиграла судебное дело против А. Ф. Клавенесса, владельца «Стурстадта». Суд обязывал владельца выплатить Канаде 2 000 000 $ США. Неспособный заплатить по счетам, Клавенесс был вынужден продать нуждавшийся в ремонте Стурстадт за 175 000 $ США и объявить себя банкротом.

    Главной субъективной причиной гибели людей было грубое несоблюдение правил маневрирование судами в условиях густого тумана.
    Проржавевшие крепления и быстро увеличивающийся крен судна не дали возможности вовремя спустить на воду большинство шлюпок.

    В отличие от Титаника, добраться до которого можно только в батискафе, к «Эмпресс оф Айрленд» может получить доступ любой квалифицированный водолаз. В июле 1914 года к месту аварии стали спускаться водолазы госдепартамента Канады, а также подводные мародёры. Сталкиваясь с ужасной видимостью и сильным подводным течением реки, аквалангистам удалось поднять на поверхность 318 сумок с почтой и 212 серебряных слитков, на общую сумму 1 099 000 долларов США.

    30 апреля 1998 года место гибели лайнера правительством провинции Квебек было объявлено историческим памятником, о чём напоминает специально установленный буй. С того же времени запрещено поднимать обломки и любые вещи с «Эмпресс оф Айрленд».
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Вторник, 16.04.2013, 03:52:45 | Сообщение # 34
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Defence» и «St-George»
    1318 погибших



    24 декабря 1811 года произошла крупнейшая двойная морская катастрофа первой половины XIX века: близ побережья Ютландии разбились британские линейные корабли «Defence» и «St-George». Общее число погибших в этом кораблекрушении составило 1318 человек (на первом корабле из 593 человек спаслось лишь шесть членов экипажа, на втором корабле из 738 человек находившихся на борту выжили только семь).

    16 декабря 1811 флот из примерно 150 торговых судов, вышел из Винго, недалеко от Гетеборга, под конвоем HMS Victory (флагман адмирала Сумареса), HMS St George (флагман адмирала Рейнольдса), HMS Dreadnought, HMS Vigo, HMS Cressy, HMS Orion, HMS Hero, Defence и других более мелких кораблей.

    Когда задул ветер штормовой силы, адмирал Сумарес приказал Hero и некоторым кораблям помельче вернуться к Винго с частью торгового флота, а когда в проливе Бельт, у острова Лолланн St George потерял мачты, Defence и Cressy было приказано держаться к нему ближе.

    В течение пяти дней три корабля боролись со штормом в Северном море, пока утром 24 декабря St George и Defence не были выброшены на ютландский берег, в районе Рингкёбинг. Defence развалился на части в течение получаса, и все находившиеся на борту утонули, за исключением пяти матросов и одного морского пехотинца, которые спаслись, держась за обломки.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Среда, 17.04.2013, 02:51:44 | Сообщение # 35
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Султанша»

    Около 1700 погибших



    Султанша» - деревянный колёсный пароход, построенный в Соединённых Штатах Америки на верфи в Цинциннати, расположенной на реке Огайо, в 1863 году.
    Затонул 27 апреля 1865 года на реке Миссисипи близ Мемфиса вследствие взрыва парового котла. Пароход перевозил с юга США освобождённых из плена солдат северян. В результате катастрофы погибли 1653 человека (более семидесяти скончались от ран и травм позже), спаслись 741 человек. Это кораблекрушение по числу жертв является самой масштабной катастрофой XIX века и по сей день удерживает печальный рекорд (по числу жертв) на речном транспорте.

    Во время гражданской войны в ходе боевых действий между аболиционистскими штатами Севера и 11 рабовладельческими штатами Юга большинство кораблей были либо уничтожены, либо повреждены, и поэтому регулярные пассажирские рейсы по реке Миссисипи совершали, помимо «Султанши», только два судна — «Паулина Кэролл» и «Оливковая ветвь».

    Война закончилась, и в апреле 1865 года штаб Улисса Симпсона Гранта принял решение возвратить домой северян — пленников конфедератов. В городе Виксберге бывшие заключённые из тюрем Мейсона, Андерсонвиля, Кахабы и Фиско взошли на борт парохода, который должен был доставить их домой после почти двухлетнего плена.
    Когда на судне уже находилось около семидесяти каютных пассажиров, капитан корабля Дж. Мэсон получил приказ, который предписывал ему принять на борт парохода 2239 освобождённых пленников. Таким образом, на судне на момент отплытия вместе с экипажем насчитывалось 2394 человека, в 3,5 раза больше расчётного.
    Паровые котлы были весьма чувствительны к глине и песку, поэтому судно, использовавшее для котлов взмученную забортную воду, было вынуждено периодически останавливаться на пути следования, чтобы продуть и прочистить от грязи паровую машину. На этом категорически настаивал старший механик корабля Нэйт Уинтрингер.
    К пристани Мемфиса пароход пришвартовался вечером 26 апреля. На корабль погрузили горючее и провиант и провели необходимое техническое обслуживание. Около полуночи корабль отшвартовался и продолжил движение по заданному маршруту. Вахту у штурвала занял сам капитан, ибо эта апрельская ночь выдалась тёмной, а кораблю предстояло пройти мимо островов, которые на лоцманской карте обозначались как «Старая курица с цыплятами», и места эти буквально кишели отмелями. В машинном отделении дежурил второй механик «Султанши» Клеменс.

    27 апреля около двух часов ночи корабль миновал неосвещённую пристань Тэглеман и первый остров «Старой курицы». Бывшие пленники погрузились в сон, заполнив не только палубы корабля, но и все внутренние проходы, трапы, коридоры, а некоторые были вынуждены разместиться в машинном отделении. До катастрофы оставалось менее часа.

    Приблизительно в восьми милях вверх по реке от Мемфиса, когда корабельные часы показывали 02.40, на «Султанше» взорвался правый котёл. Мощность взрыва была такова, что палубы вместе с людьми рухнули вниз, а одна из труб была отброшена за борт. Вторая труба обрушилась на переполненную спящими пассажирами носовую надстройку.

    Возникший в результате взрыва пожар в течение нескольких секунд охватил практически всю среднюю часть деревянного судна. Левый котёл и паровая машина судна не пострадали, и корабль продолжал движение, а возникающий встречный ветер раздувал огонь по всему кораблю. Вскоре большая часть парохода была объята пламенем. В том месте, где произошла катастрофа, ширина Миссисипи достигала пяти километров.
    С момента взрыва корабль около часа оставался на плаву. Когда в результате воздействия огня борта парохода прогорели ниже ватерлинии, полыхающее судно затонуло. Тех, кто ещё держался на воде, течение реки увлекло вниз.

    Мичман Эрншоу, вахтенный броненосца «Эссекс», видел проходившую мимо вверх по течению «Султаншу», но не видел момент взрыва. Услышав грохот, он доложил капитану «Эссекса» лейтенанту Берри: «Близ нашей якорной стоянки взорвался большой колёсный пароход. Горит, искры летят в небо».
    На следующий день капитан броненосца написал командованию отчёт об этих событиях, в котором, в частности, говорилось:
    «Я тут же отдал приказ готовить шлюпки к спуску на воду, это было исполнено незамедлительно. На восьмивёсельном катере, который спустили раньше других гребных судов, я направился на стремнину реки. Это было примерно за два часа до рассвета. Ещё было совсем темно, небо затянуло тучами. Горевший пароход ушёл вверх по реке. Единственным ориентиром для нас были крики раненых и тонущих людей. Первый человек, которого подняли мы с воды в наш катер, настолько окоченел, что отогреть мы его не смогли. Второй, которого мы нашли, тоже вскоре умер. Потом мы стали спускаться вниз по течению, к форту Пикеринг. Стоящий на берегу часовой форта выстрелил в нас и крикнул, чтобы мы причалили к берегу. Мы вынуждены были подойти к нему в то время, когда совсем рядом несчастные молили о помощи, но уже не могли больше держаться на воде. Мы догребли до берега. Часовой приказал мне выйти из катера на берег. Я спросил его, почему он в нас стрелял. Он ответил, что следовал инструкции. Я объяснил этому стражу, что случилось на реке и что мы спасаем тонущих. Он ничего не ответил, и мы снова направились на стремнину. Там мы встретились с нашей гичкой, которая спасла тонущих. Люди настолько окоченели в воде, что их грузили в шлюпки, словно мертвецов».

    Когда катер лейтенанта Берри доставил вторую партию пострадавших, часовые форта Пикеринг вновь открыли огонь по спасательной команде. Северяне опасались вылазок партизан, которые не признавали капитуляции, и потому у стоявших в карауле был приказ не допускать неизвестные лодки близко к расположению. Ружейный огонь не прекращался до тех пор, пока начальник форта полковник Каппнер не обошёл все посты лично и не приказал прекратить стрельбу. Выстрелы прекратились лишь на рассвете, когда большинство находящихся в воде людей уже погибли.

    Во время кораблекрушения парохода «Султанша» погибли 1653 человека, спаслись 741, однако в течение ближайшей недели в госпиталях умерли ещё около семидесяти человек. Общее число погибших превысило 1700 человек.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Среда, 17.04.2013, 02:54:05 | Сообщение # 36
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Донья Пас»

    Более 4000 погибших



    20 декабря 1987 года филиппинский паром близ острова Мариндуке столкнулся с танкером «Вектор». В результате взрыва и начавшегося пожара нефти оба судна затонули через двадцать минут. Число жертв, по некоторым данным, превысило 4000 человек.

    В воскресенье, 20 декабря, пассажирско-грузовое судно «Дона Пас» вышло с филиппинского острова Лейте и взяло курс на Манилу. Это был обычный «рождественский рейс». Каждый год тысячи жителей более чем 800 обитаемых филиппинских островов накануне праздников спешат в гости к своим родственникам и знакомым в столицу.

    Около десяти часов вечера судно потряс удар страшной силы. В районе острова Мариндуке в ста милях к юго-востоку от Манилы паром «Дона Пас» столкнулся с танкером «Вектор» водоизмещением 629 тонн. Словно щепка, пассажирское судно разломилось пополам, последовал взрыв. Нефть с «Вектора», а ее на танкере было 8300 баррелей (около 1,3 миллиона литров), воспламенилась. Начался пожар. Все произошло в течение нескольких минут.

    «Внезапно судно остановилось, и все потонуло в дыме и пламени. Раздался взрыв, а у людей просто не было времени выпрыгнуть за борт», — говорит Сальвадор Васкал, спасшийся вместе со своей 18-летней дочерью. Они чудом уцелели в море горящей нефти.
    По свидетельству очевидцев, через двадцать минут после столкновения «Дона Пас», словно пылающий остров, скрылось в пучине. За ним последовал «Вектор». Но еще долго горела нефть на месте столкновения…

    Считают, что у филиппинских берегов погибли более 3000 человек. Однако точное число несчастных никогда не будет установлено. Лайнер был поистине переполнен. Официально на судне было зарегистрировано около 1500 человек, однако после этого оно сделало две остановки, во время которых на борт поднялись новые пассажиры. Они купили билеты на самом пароме и зарегистрированы не были. По словам спасенных, на «Дона Пас» было не менее 2000 человек. Некоторые пассажиры утверждали, что слышали, как члены команды называли цифру в три тысячи. Это вполне возможно, поскольку накануне Рождества число желающих воспользоваться услугами недорогих паромов резко возрастает.

    Как выяснилось позже, «Дона Пас» в момент его столкновения с танкером «Вектор» управлял ученик матроса. Капитан судна в это время находился у себя в каюте, где смотрел видеофильм. Старший помощник капитана и третий штурман, которые в этот день несли вахту, также отсутствовали на капитанском мостике. В момент катастрофы они пили пиво и не могли принять необходимых мер для предотвращения трагедии. Как заявил в ходе расследования представитель службы береговой охраны К. Кунанан, капитан и его помощники, ответственные в тот трагический день за управление судном, не исполняли свои служебные обязанности.

    Утром 21 декабря судно «Дон Клаудио» доставило в Манильский порт лишь 26 спасенных, в том числе 24 пассажира с «Дона Пас» и двух членов экипажа танкера «Вектор». По неофициальным данным, удалось спасти от 30 до 50 человек.

    По масштабам морских катастроф Филиппины прочно заняли лидирующее положение. В 1987 году в результате столкновения с танкером идет на дно пассажирский паром «Дона Пас» компании «Сулписио лайнз». Администрация компании тогда объявила, что на судне находилось 1583 пассажира и 60 человек экипажа. Впоследствии выясняется, что там на самом деле было 4341 пассажир, из которых уцелело только 24. Менее чем через год гибнет паром «Дона Мэрилин», а с ним более трехсот пассажиров и матросов. Через семь недель после этой трагедии мир узнает о гибели парома «Розалия» с 400 пассажирами, а еще через короткое время — еще одного парома с его 50 жертвами. Но никому не известно, сколько в действительности исчезло в морских пучинах вокруг Филиппин более мелких судов и суденышек и находившихся на них людей.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Четверг, 18.04.2013, 03:33:49 | Сообщение # 37
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Знаменитое римское кораблекрушение приоткрывает свои тайны



    Морским археологам удалось обнаружить новые сведения о древне-римском кораблекрушении, известном своими удивительными астрономическими часами. Исследователи утверждают, что длина корабля оказалась вдвое больше, чем это считалось ранее, а на его борту находилось множество кальцинированных объектов, которые могут пролить свет на историю Древнего Рима.

    В американском институте археологии в Сиэтле морской археолог Брендан Фоли из центра океанографии Вудс-Хоул (штат Массачусетс) представил новый отчет о знаменитом корабле, потерпевшем крушение у греческого острова Antikythera. Это стало первым упоминанием о судне с 1976 года. Древнеримский галеон затонул у побережья Греции около 67 г. до н.э. На его борту находилось большое количество скульптур и знаменитые астрономические часы.

    “Размеры корабля были огромны по тем временам”, — утверждает Брендан Фоли. “Сто лет назад у водолазов не было возможности проводить такого рода исследования, и мы были очень удивлены, когда поняли, насколько он огромен”.

    Созданная в октябре 2012 года небольшая группа водолазов обследовала остров и место кораблекрушения у крутого подводного склона Средиземного моря, на глубине от 150 до 230 футов. Исследования показали, что длина корабля превышала 160 метров — вдвое больше, чем ожидалось. Когда впервые греческий флот и водолазы обнаружили судно в 1901 году, его корма сидела слишком глубоко в морском дне, и у аквалангистов не было возможности ее исследовать.

    Корабль знаменит своими бронзовыми астрономическими часами под названием “механизм Antikythera”, широко известными как наиболее сложное устройство древности, а также десятками античных скульптур из мрамора и бронзы. В механизме использованы 37 зубчатых колес — технология, которая вновь обрела популярность 1000 лет спустя. Часы включают в себя лунный календарь с предсказанием движения планет, что было важно для создания гороскопов и планирования праздников в суеверном античном мире.

    “Найденный свинцовый якорь в походном положении показывает, что корабль затонул неожиданно. Скорее всего, во время бури он разбился о подводные скалы”, — утверждает морской археолог Теотокис Тео.

    Ученые давно спорят, вез ли корабль разграбленные римлянами греческие сокровища обратно в Грецию? Все может быть, поскольку в ту эпоху Римская империя захватила бразды правления на всем Средиземноморье. Хотя некоторые археологи считают, что эти предметы роскоши предназначались для только что построенных вилл римской элиты.

    Последние поисковые работы на месте кораблекрушения в 1976 году возглавлял подводный исследователь Жак Ив Кусто, чей документальный фильм рассказывает о неимоверных усилиях, с которыми он и его команда добывали затонувшие реликвии. Среди находок особенно выделяется судовая кухня, которую им удалось извлечь из внутренней части корабля. Созданная в октябре команда дайверов посмотрела документальный фильм Жака Ива Кусто, чтобы лучше ориентироваться на месте кораблекрушения. “В те годы у водолазов не было современных дайвинг-технологий, которые сегодня позволяют нам проводить тщательные и глубокие исследования”, — говорит Теотокис Тео.

    Наряду с амфорами, фрагментами глиняной посуды и черепицей, на борту корабля находились десятки кальцинированных предметов, похожих на уплотненные валуны, которые изготавливались из закаленного песка. Форма этих валунов напоминает “механизм Antikythera” до его реставрации. В 2006 году рентген астрономических часов показал, что в них содержится, по крайней мере, 30 шестерней, вырезанных вручную и когда-то воспроизводивших астральные циклы, необходимые для создания гороскопов и регламентирования времени в Олимпийских играх античной эпохи. “Похоже, что это самое сложное механическое устройство древности и средневековья, сделано из бронзовых гвоздей, но мы не узнаем об этом, пока не проведем тщательное томографическое расследование”, — говорит Брендан Фоли.

    Исследование подводных древностей будет продолжаться в течение ближайших двух лет. Внутренние стены глиняных амфор будут проверены на ДНК-следы регулярно перевозимых жидкостей, например, таких, как вино, которые когда-то транспортировались на судне. Реставрация любого груза, оставшегося после кораблекрушения, представляет собой технически сложную, но не невозможную задачу для морских археологов. “Сегодня на корабле все еще находится большое количество артефактов, но мы должны быть очень осторожны в наших будущих действиях. Этот корабль был не совсем обычным”, — утверждает Брендан Фоли.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Четверг, 18.04.2013, 03:35:41 | Сообщение # 38
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Опасные перевозки



    В Средиземном море происходят подозрительные случаи кораблекрушений. (Событие считается подозрительным на основании его места, времени, регистрации судна, истории смены владельцев и других факторов.) Возможно, больше всего подозрений вызывает случай с кораблем Jolly Rosso (на фото), который сел на мель вблизи города Амантеи на юге Италии в декабре 1990 г. Его корпус был перекрашен в ярко-красный цвет после аварии, возможно, чтобы скрыть маркировку.

    В октябре 2009 г. правительство Италии заявило, что судно, обнаруженное у юго-западной оконечности страны, — пассажирский корабль Catania, потопленный во время Первой мировой войны, а не грузовое судно Cunski, перевозившее радиоактивные отходы, как предполагали власти близлежащей Калабрии. Микаэль Леонарди (Michael Leonardi) из Калабрийского университета и группа единомышленников убеждены, что Cunski тоже где-то в том же районе. И это лишь одно из судов с грузом токсичных отходов, которые преступные синдикаты затопили в Средиземном море. Если данное утверждение окажется верным, будет не только нанесен ущерб туризму и рыболовству — под угрозой окажется здоровье жителей Средиземноморья.

    Переработка и безопасное хранение токсичных отходов могут обходиться в сотни и даже тысячи долларов за тонну, что делает их нелегальную «утилизацию» очень прибыльной. По данным итальянской природоохранной организации Legambriente, некоторые перевозчики отходов используют Средиземное море в качестве свалки. Несмотря на то что «до сих пор не было обнаружено ни одного затонувшего судна с токсичным или радиоактивным грузом», физик Массимо Скалиа (Massimo Scalia) из Римского университета La Sapienza, который возглавлял две парламентские комиссии по нелегальному захоронению отходов, говорит, что имеются данные, «не оставляющие сомнений в их существовании».

    Скалиа утверждает, что с 1979 по 1995 г. при подозрительных обстоятельствах затонуло 39 судов. По данным Legambriente, в 1980-х гг. в Средиземном море таким образом исчезало по два корабля в год, а с 1995 г. их число возросло до девяти. Паоло Джербаудо (Paolo Gerbaudo) из итальянской ежедневной газеты IL Manifesto, указал на 74 подозрительных кораблекрушения, из которых особые сомнения вызывают 20 (данные за период до 2001 г.).

    Ярким примером может служить авария Jolly Rosso, который прибило к берегу вблизи города Амантеи в декабре 1990 г. По мнению исследователей, команда покинула судно после неудачной попытки его затопить. Груз был нелегально захоронен на суше. В октябре 2009 г. Министерство охраны природы Италии сообщило, что поблизости, в речной долине, местные власти обнаружили опасные вещества, в том числе погребенный в земле бетонный блок, содержащий ртуть, кобальт, селен и таллий в очень высоких концентрациях и испускающий излучение, которое свидетельствует о присутствии радионуклидов техногенного происхождения. Вся совокупность данных позволяет считать, что Jolly Rosso перевозил радиоактивные отходы, заделанные в бетон и защищенные от обнаружения мраморной крошкой (которая поглощает радиоактивное излучение).
    Примечательно, что рост частоты кораблекрушений коррелирует с прогрессивным ужесточением международного законодательства о сбросах отходов. Эти законы разрушили грандиозные планы компании Oceanic Disposal Company с британских Виргинских островов по захоронению десятков тысяч тонн радиоактивных отходов у берегов Африки. Андреас Бернсдорф (Andreas Bernsdorff), возглавлявший кампанию Greenpeace против торговли токсичными отходами, сообщает, что подобные перевозки сократились практически до нуля. Спад совпал с внезапным ростом частоты случаев гибели кораблей в Средиземном море.

    Несмотря на глубокую обеспокоенность общественности, поиски затонувших кораблей и определение характера их грузов идут очень медленно. Как отмечает Скалиа, дело требует «серьезного участия магистратов и политиков», а также финансовых вложений, чего, за «немногими благородными исключениями», нет. Препятствует расследованию также страх перед насилием. В 1994 г. в Могадишо были застрелены итальянские тележурналистка Илария Альпи (Ilaria Alpi) и телеоператор Миран Хроватин (Miran Hrovatin), напавшие на след радиоактивных отходов в Сомали.

    В апреле 2007 г. власти Калабрии запретили рыболовство в водах вблизи Четраро из-за опасного уровня содержания тяжелых металлов в морских отложениях. Исследования показали, что в период между 1992 и 2001 гг. в районах вокруг Амантеи смертность от рака была самой высокой по сравнению с соседними регионами. Не менее тревожно то, что в последние годы возросло число случаев госпитализации с некоторыми видами злокачественных образований.

    «Опасность может грозить почти всем прибрежным районам нашей страны», — предупредили 1 октября 28 законодателей от оппозиционных партий, требуя, чтобы затонувшие суда были найдены и их содержимое сделано безопасным. До тех пор пока исследователи не смогут установить истину, подозрения и тревога не покинут берегов Средиземного моря.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Пятница, 19.04.2013, 03:33:45 | Сообщение # 39
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Эмпресс оф Айрленд» (29 мая 1914 года )

    Канадский лайнер затонул на реке Святого Лаврентия после столкновения с норвежским пароходом «Сторстад». Катастрофа унесла жизни 1012 человек.



    29 мая 1914 года. 1 час 15 минут ночи. Впереди, слева от лайнера «Эмпресс оф Айрленд», показался залив Святого Лаврентия. По правому берегу мелькали огоньки приморских поселков и деревень провинции Квебек. Лайнер подходил к мысу Фатер.

    Командовал «Эмпресс оф Айрленд» уроженец пригорода Ливерпуля, потомственный моряк, с дипломом морского колледжа капитан Кендалл. Он довольно скоро получил в командование большой трехмачтовый барк, потом другой, третий и, наконец, грузовой пароход «Ратения». Следующим был «Монроз». А в 41 год он стал капитаном «Эмпресс оф Айрленд» - самого большого и самого лучшего лайнера фирмы «Кэнедиан пасифик стимшип компани».

    Теперь, подходя к мысу Фатер, Кендалл стоял на мостике огромного двухтрубного парохода водоизмещением в 20 тысяч регистровых тонн, длиной 167 метров, шириной 20 метров. Этот гигант имел пять палуб, где могли разместиться с комфортом почти 2 тысячи человек, и паровую машину мощностью 18500 лошадиных сил, которая обеспечивала скорость в 20 узлов. Лайнер совершал регулярные рейсы через Атлантику и имел отличную репутацию среди постоянных клиентов. На комфортабельном лайнере, не говоря уж о шикарных каютах и просторных салонах, имелось даже поле для крикета и песочница для детей.

    Впереди, чуть справа, уже отчетливо виднелись огни двух небольших пароходов. Правительственный пакетбот «Леди Эвелин» должен был принять с лайнера почту из Монреаля и Квебека и доставить на судно последнюю партию государственных депеш для Англии. Вторым было лоцманское судно «Юрека».

    В 1 час 30 минут Кендалл отдал приказ остановить машины. «Леди Эвелин» подошла к борту «Эмпресс оф Айрленд». Лоцман Камилль Берние сошел по трапу вниз, чтобы на пакетботе добраться до «Юреки». Перегрузка почты закончилась, матросы сбросили швартовы на палубу «Леди Эвелин».

    Для капитана Кендалла этот рейс был не совсем обычным. Во-первых, помимо важных правительственных пакетов, за два дня до того в Монреале на борт «Эмпресс оф Айрленд» погрузили несколько тонн серебряных слитков, которые оценивались в миллион канадских долларов. Во-вторых, в первом и втором классе было слишком много представителей высшей аристократии, требующих его личного внимания и заботы.

    Под ходовым мостиком, на пяти палубах лайнера жил своеобразный плавучий город с населением почти полторы тысячи человек: 420 членов экипажа и 1057 пассажиров, из которых 87 - первого, 253 - второго и 717 - третьего класса. Среди них было 310 женщин и 41 ребенок.

    В одной из кают первого класса отдыхал в кресле сэр Генри Сетон-Карр - член палаты лордов британского парламента, известный в те времена путешественник, охотник и писатель. Рядом с ним, также в каюте первого класса, размещалась чета Ирвингов. Лоуренс Ирвинг - сын выдающегося английского актера Генри Ирвинга -- был актером не менее талантливым, чем его отец.

    На борту лайнера находилась и Этель Патон - «королева» аристократического общества города Шербрук, красавица, жена одного из богатейших мануфактурщиков в Канаде. Среди прочих знаменитостей были известный английский журналист Леонард Палмер - редактор журнала «Лондон фэйненшиал ньюз», профессор Каннингам - директор сельскохозяйственного колледжа в Манитобе, адвокат Госселин из Монреаля и Давид Рисе - канадский предводитель «Армии Спасения», который возглавлял делегацию из 176 представителей этой организации от города Торонто на Международную конференцию членов «Армии Спасения» в Лондоне.

    Менее известная и более скромная публика ехала в третьем классе на самых нижних палубах.

    Судно продолжало идти по заливу Святого Лаврентия со скоростью 18 узлов. Около 2 часов ночи видимость ухудшилась. Внезапно со стороны побережья Квебека на залив опустился легкий туман. Кендалл, приказав старшему штурману Эдварду Джонсу сбавить ход до 15 узлов и внимательно следить за горизонтом, спустился к себе в каюту.

    Пароход приближался к мысу Нок-Пойнт, что расположен в 7 милях в сторону океана от мыса Фатер. Буй с газовым фонарем, ограждавший отмель этого мыса, то исчезал, то снова появлялся в тумане. Обеспокоенный тем, что видимость резко ухудшается, Джонс послал матроса за капитаном.

    Едва Кендалл вошел в штурманскую рубку, как раздался звон колокола и послышался крик впередсмотрящего матроса первого класса Джона Кэррола: «Полтора румба справа по носу, вижу топовые огни парохода!»

    Капитан взял ночной бинокль - расстояние между судами составляло около 6 миль. Он приказал изменить курс судна на 26 градусов вправо с таким расчетом, чтобы встречное судно было у него в 3-4 румбах слева по носу.

    Когда расстояние между двумя судами сократилось примерно до 2 миль, с правого берега залива стала наползать уже более густая пелена тумана. Было видно, что она ляжет на воду как раз между идущими навстречу друг другу судами.

    Кендалл передал машине «Полный задний ход» и дал три коротких гудка. В ответ из тумана послышался один длинный гудок (позже, на суде, Кендалл сказал, что их было два). Его подал норвежский пароход «Сторстад», который шел в Монреаль. Это грузовое судно валовой вместимостью 6028 регистровых тонн было зафрахтовано канадской фирмой «Доминион коал компани» и с грузом в 11 тысяч тонн угля теперь подходило к мысу Фатер, чтобы взять лоцмана для следования вверх по реке.

    Вахту нес старший помощник капитана Альфред Тофтенес. Сам капитан, Томас Андерсон, в эту минуту находился у себя в каюте с женой. Старпом имел указание вызвать капитана немедленно на мостик в случае ухудшения видимости. Но Тофтенес выполнил это указание слишком поздно. Нагнувшись над переговорной трубкой, он крикнул в капитанскую каюту: «Господин капитан! Видимость резко снижается. Огни мыса Фатер скрываются в тумане». Он даже не побеспокоился сообщить капитану, что за пеленой тумана идет встречное судно, с которым нужно разойтись!

    Капитан Андерсон прибежал на мостик. В тумане, уже совсем близко, он увидел, кроме тоновых, зеленый отличительный огонь правого борта большого лайнера.

    В это время на «Эмпресс оф Айрленд» капитан Кендалл приказал застопорить работавшие на задний ход машины и дал один длинный гудок, показывая этим, что руль его судна положен на правый борт. Прошло всего две минуты, и Кендалла охватил ужас: с правого борта из тумана на него надвигались красный и зеленый огни парохода. Расстояние между судами не превышало 100 метров. Капитан Кендалл положил руль на левый борт и дал машине полный ход вперед. Но избежать столкновения не удалось...

    Прямой форштевень «Сторстада» ударил под углом 35 градусов в правый борт лайнера, войдя в корпус почти на 5 метров. Удар пришелся в 4 метрах позади водонепроницаемой переборки, разделявшей котельное отделение парохода на два отсека. В момент удара появился сноп искр и был слышен сильный металлический скрежет.

    Инерция «Сторстада» была значительна, и его носовая оконечность с усиленным набором шпангоутов для плавания во льдах произвела очень большие разрушения в борту канадского лайнера. Правый становой якорь норвежца вскрыл и разрезал на несколько метров обшивку лайнера. Подводная часть форштевня «Сторстада» вошла внутрь продольной угольной ямы парохода, а верхняя его часть над водой произвела страшные разрушения жилых помещений второго класса. Несколько человек на борту лайнера в этот момент было просто раздавлено...

    Как только суда столкнулись, капитан Кендалл выбежал на ходовой мостик, схватил рупор и закричал в сторону «Сторстада»: «Не отходите назад! Дайте полный пар на передний ход! Работайте ходом вперед». Он отлично представлял себе величину пробоины и знал, что, если норвежец выдернет из нее нос, вода быстро затопит пароход. С ходового мостика «Сторстада» капитан Андерсон, сложив рупором ладони, кричал: «Моя машина работает на задний ход! Ничего не могу сделать!»

    Через одну-две минуты нос норвежского парохода со скрежетом выдернулся из пробоины, и суда расцепились: «Сторстад» отошел назад, а «Эмпресс оф Айрленд» течением реки была отнесена от места столкновения на полмили.

    Площадь пробоины в борту лайнера составляла более 30 квадратных метров. Каждую секунду внутрь парохода вливалось около 300 тонн воды. Из открытых дверей угольной ямы она хлестала в оба котельных отделения. Система автоматического закрывания дверей водонепроницаемых переборок не сработала. Механики успели закрыть лишь одну дверь, и вода получила свободный доступ в корпус судна. В котельном отделении она скапливалась под котлами и через открытые двери сильным потоком устремлялась в машинное отделение, затопив все коридоры и проходы нижней палубы. Приняв тысячи тонн воды в помещения, расположенные со стороны пробитого борта, пароход стал быстро крениться.

    О том, что происходило в эти минуты в гигантском чреве парохода, можно судить по рассказам очевидцев катастрофы. Канадец Джон Боулер, пассажир третьего класса, вспоминал: «За несколько секунд до столкновения я случайно открыл иллюминатор каюты и застыл от ужаса - из тумана на борт надвигался черный нос какого-то парохода. Он вошел в борт где-то рядом с моей каютой. Я быстро оделся и выбежал из каюты в коридор, где едва не был сбит с ног толпой бежавших людей. Если бы я не обладал достаточной физической силой, я бы никогда оттуда не выбрался».

    Из показаний очевидцев следовало, что капитан Кендалл проявил во время катастрофы выдержку и сделал все от него зависевшее, чтобы спасти людей. Он хорошо знал лоцию залива Святого Лаврентия и рассчитывал посадить тонущее судно на мель у ближайшего мыса Нок-Пойнт. Но вода уже заливала машинное отделение, а паропровод правого двигателя был перебит при столкновении. Капитану ничего не оставалось, как приказать покинуть судно и передать SOS на мыс Фатер. Кендалл побежал на правый борт шлюпочной палубы и начал отдавать винтовые стопоры шлюпбалок, чтобы можно было быстрее освободить закрепленные на кильблоках шлюпки. Капитан успел отдать стопоры у шлюпок №1, 3, 5, 7, 9 и 11.

    Позже было подсчитано, что из 717 пассажиров нижних палуб около 600 человек так и не смогли выбраться из лабиринта бесчисленных проходов, коридоров, тупиков и трапов наверх: лайнер, заливаемый водой, начал тонуть и опрокидываться на борт. Одни погибли, даже не успев проснуться, другие стали жертвой своей медлительности: долго одевались или складывали в чемоданы вещи; третьи оказались сбитыми с ног и раздавленными бежавшей толпой сразу же по выходе из кают. Многие пассажиры не смогли открыть изнутри двери своих кают, потому что дверные стойки перекосились из-за крена судна, и им пришлось спасаться, вылезая в иллюминаторы.

    Девятнадцатилетний дежурный радист станции на мысе Фатер Кроуфорд Лесли, приняв с судна сообщение: «Страшный крен. Держите со мной связь», разбудил своего начальника Билля Уайтсайда. Тот выслал на помощь «Юреку» с мыса Фатер и «Леди Эвелин» из Римуски.

    Радиостанция мыса Фатер тем временем продолжала ретранслировать в эфир сигнал бедствия с расчетом, что он будет принят другими судами, находящимися поблизости. Но эти сигналы некому было принять: радиостанции на судах были еще редкостью.

    Не имел радио и «Сторстад».Но что же в это время происходило с ним самим? Когда столкнувшиеся пароходы расцепились, норвежец, дав задний ход, скрылся в тумане. С погибающего судна слышали его гудок где-то рядом, в одной миле.

    Через несколько минут после столкновения офицеры доложили капитану, что носовая часть парохода повреждена, но не очень сильно, что форпик заполняется водой, но таранная переборка держит воду. Андерсон приказал подвахте палубной команды спустить на воду все четыре шлюпки и идти на помощь утопающим.

    На борту «Эмпресс оф Айрленд» имелось 36 спасательных шлюпок, рассчитанных на 1860 человек. На верхней палубе находилось также около десятка деревянных спасательных плотов. Они столь надежно были прикреплены к палубе, что все попытки оторвать их ржавые талрепы остались тщетны. Спуск на воду шлюпок был возможен только в течение первых десяти минут, потому что быстро увеличивающийся крен уже исключал возможность сделать это без риска покалечить людей. Всего удачно было спущено 6 шлюпок, у которых капитан своевременно освободил стопоры. Спуск первой шлюпки окончился трагично: она сорвалась со шлюпбалки вниз, и ее пассажиры оказались в воде.

    Из-за сильного крена все шлюпки левого борта сошли со своих кильблоков и завалились на палубу, грозя каждую минуту сорваться на противоположный борт. Так и случилось со шлюпкой №6 - она сорвалась и по наклонной палубе скатилась на правый борт в стоявшую у поручней толпу: пятнадцать человек, в том числе штурман Стид, были раздавлены.

    Пассажиры спасались по-разному. Одни сохранили жизнь ценой невероятных усилий и мучений от долгого пребывания в ледяной воде, другие попали в шлюпку, даже не замочив ног. Так, например, было с «королевой» Шербрука Этель Патон, которая прямо с палубы тонущего лайнера вошла в шлюпку.

    Аристократку Шербрука доставили на бот «Сторстада». На другой день из Римуски она дала телеграмму своему брату - управляющему железной дорогой. Тот не замедлил прислать за ней специальный поезд...

    Лайнер «Эмпресс оф Айрленд» продержался на плаву 17 минут. Шесть его шлюпок и четыре со «Сторстада» могли принять лишь небольшую часть находившихся на лайнере людей.

    Вот что происходило на его борту в последние минуты катастрофы. Судно продолжало валиться на правый борт. Те, кто сумел выбраться наверх, теперь поднимались все выше и выше по кренившейся палубе, потом перелезали через поручни и переходили на оголившийся левый борт. Многие, не сумев удержаться на нем, съезжали в воду, в давке проваливались в открытые иллюминаторы кают.

    Когда две огромных трубы «Эмпресс оф Айрленд» легли плашмя на воду, взорвались котлы. Взрыв котлов окончил агонию тех, кто боролся за жизнь в холодной воде или остался запертым в заливаемых водой машинном и котельных отделениях парохода. Более десяти машинистов и кочегаров были обварены перегретым паром.

    Вырвавшись на свободу, пар, находившийся под очень высоким давлением, выбросил на поверхность воды из нутра парохода массу обломков железа и дерева. При этом искавшие спасения в воде люди, несмотря на холодную воду, или были обожжены паром, или получили ранения от разлетевшихся обломков.

    От взрыва котлов лежавший на боку лайнер содрогнулся, словно в предсмертной судороге. Поднялась высокая волна, которая перевернула две перегруженные шлюпки и захлестнула находившихся в воде людей.

    Многих из тех, кто еще мог держаться на борту лайнера, взрывом сбросило в воду. Среди них оказался и капитан Кендалл. И то, что он не последним оставил свое судно, не было его виной. Ухватившись за деревянную решетку люка, он смотрел на свой тонущий корабль.

    Позже Кендалла и радиста Фергусона подобрала шлюпка с «Леди Эвелин». Когда эта шлюпка подошла к берегу, чтобы высадить спасенных, капитан Кендалл, приняв над нею командование, пошел на поиски плававших в воде людей. Через час он высадил на площадку трапа «Сторстада» около пятидесяти спасенных и продолжил поиски. Температура в заливе не превышала 5 градусов по Цельсию, и поэтому люди, не выдерживая холода, быстро погибали.

    Там, где исчез в глубинах залива лайнер, осталось несколько сотен человек. Течение мощной реки относило их в сторону моря. Те, у кого не было спасательного нагрудника, попав в воду, старались ухватиться за какой-нибудь плавающий предмет - скамейку, весло, ящик, шезлонг, доску.

    Спешившие на помощь «Юрека» и «Леди Эвелин» прибыли слишком поздно. Когда они подошли к указанному месту, из воды торчали только мачты и верхушки труб «Эмпресс оф Айрленд». Очень немногие оставались в живых. «Леди Эвелин» подошла всего через пятнадцать минут после того, как лайнер погрузился на дно залива, но спасла всего 7 человек, в том числе капитана Кендалла и Фергусона. Шлюпки правительственного парохода выловили из воды 136 трупов.

    К 3 часам ночи «Юрека» доставила на мыс Фатер 32 спасенных человека. Шлюпки «Сторстада» спасли 338 человек и доставили их на борт. Среди них оказался и врач Джеймс Грант.

    Состояние многих спасенных, доставленных на норвежское судно, было крайне тяжелым. Им пришлось делать искусственное дыхание, вправлять кости и обрабатывать раны. Врач столкнулся и с шоком, и с приступом сумасшествия, и с инфарктом, и с переломом позвоночника. Несколько человек умерли уже на борту «Сторстада».

    Катастрофа «Эмпресс оф Айрленд» унесла больше тысячи человеческих жизней. Из 1477 человек, которые находились в момент столкновения на борту лайнера, были убиты при ударе, обварены паром, утонули и умерли 1012 человек, из них 840 пассажиров и 172 члена экипажа. Из экипажа, кроме капитана, его первого помощника и двух радистов, погибли все офицеры корабля. Спаслось 465 человек. Из 138 находившихся на борту детей было спасено 4, из 310 женщин - 41, из 609 пассажиров-мужчин - 172 и из 420 членов экипажа - 248 человек. Таковы официальные цифры, выявленные расследованием, которое провело правительство Великобритании.

    Почему произошла катастрофа? Почему столкнулись пароходы? Кто был виновен в этом? На суде, прежде чем оба капитана дали свои показания, были подвергнуты допросу 59 свидетелей. Их показания заняли 612 страниц протокола.

    Капитан Кендалл сообщил суду, что, когда расстояние между пароходами составляло 6 миль, он изменил курс судна на 26 градусов вправо, рассчитывая разойтись со встречным судном левым бортом. Старший помощник «Сторстада» Тофтенес подтвердил это, сказав, что видел, как топовые огни «Эмпресс оф Айрленд» вошли в створ. Однако он заметил, что расстояние между судами составляло не 6, а 2 мили, и что после этого в тумане суда потеряли друг друга из вида.

    На все вопросы суда капитаны давали обстоятельные ответы. Андерсон: «До того как на воду лег туман, «Эмпресс оф Айрленд» была видна за две мили с левой скулы «Сторстада». Мы видели ее правый зеленый огонь». Кендалл: «Когда опустился туман, я дал машине полный задний ход и соответствующие гудки и остановил судно. Я посмотрел вниз на воду и убедился, что судно не имело хода».

    Андерсон: «Эмпресс оф Айрленд» была видна сквозь туман на близком расстоянии с левой скулы «Сторстада». Был виден ее зеленый огонь, она имела значительный передний ход». Кендалл: «В момент столкновения мое судно не имело хода».

    Но при расследовании катастрофы ни одна из сторон не могла подтвердить своих действий записями в вахтенных журналах, поскольку эти записи не велись и не были сделаны позже. Ни одна из сторон не могла доказать, что ее судно сделало поворот в ту или иную сторону и подало при этом столько-то гудков.

    И только через несколько заседаний судебной комиссии в процессе накалившихся дебатов и взаимных обвинений выяснилось следующее. После того как упал туман, Тофтенес приказал третьему штурману «Сторстада» Джекобу Саксе «положить руль немного влево» и дал машине сигнал «Стоп». Норвежец объяснил свои действия тем, что старался уйти от встречного судна, которое, как ему показалось, будет расходиться левым бортом. Потом, опасаясь, что «Сторстад» потеряет управляемость и течение развернет его лагом, Тофтенес дал «Малый вперед», так как судно не слушалось руля. (Причем он и третий штурман присягнули перед судом, что пароход не слушался руля.)

    В итоге Саксе признался, что он взял у рулевого штурвал и положил руль лево на борт. Однако третий штурман категорически отрицал, что именно это привело к столкновению. Он добавил, что только после этого капитан Андерсон появился на мостике и увидел перед носом судна ярко освещенный иллюминаторами борт «Эмпресс оф Айрленд». Андерсон обвинял Кендалла в том, что тот остановил лайнер перед носом его парохода и изменил курс на зюйд в сторону берега, в то время как с норда было больше места для расхождения.

    Председатель суда лорд Мерсей объявил, что старший помощник капитана «Сторстада» Тофтенес повинен в том, что при ухудшении видимости не вызвал на мостик капитана и что без всяких оснований изменил в тумане курс судна. В то же время лорд Мерсей заметил, что более благоразумным со стороны капитана Кендалла было бы уступить дорогу «Сторстаду».

    На суде капитан Андерсон отрицал, что по его вине пробоина в борту «Эмпресс оф Айрленд» оказалась открытой для доступа воды. Норвежец также заявил, что, когда суда столкнулись, он дал машине передний ход с целью удержать нос своего парохода в пробоине, но судно Кендалла, имея передний ход, развернуло «Сторстад» таким образом, что его нос выдернулся из пробоины и форштевень даже загнулся в левую сторону.

    Поведение всего экипажа лайнера во время его гибели, ставшее известным суду после опроса свидетелей, вызвало общее одобрение.

    Хотя заместитель министра юстиции Канады Ньюкомб официально заявил на суде, что «причина катастрофы - избыток предосторожности со стороны капитана Кендалла», виновным был признан старший помощник капитана «Сторстада» Тофтенес. Его лишили судоводительских прав на два года.

    Что же касается самого «Сторстада», то канадцы его просто конфисковали. Но через несколько месяцев владельцы парохода (фирма «А/С Маритим») выкупили его за 175 тысяч канадских долларов и вновь назначили Андерсона и Тофтенеса на прежние должности.

    Сразу же после катастрофы, буквально на следующий день, к погибшему лайнеру потянулись со всех концов Америки и Европы искатели затонувших сокровищ. Они нашли его лежавшим на глубине 19 саженей (40,5 метра) в 4 милях от поселка Сен-Люс, в 5 милях к востоку от мыса Фатер. Однако попытки извлечь из корпуса затонувшего лайнера серебряные слитки и ценности, принадлежавшие пассажирам, ни к чему не привели. Более того, эти попытки стоили жизни нескольким водолазам, которые заблудились и порвали свои воздушные шланги в подводных лабиринтах лайнера.

    Через 50 лет после катастрофы, летом 1964 года, трое канадских аквалангистов-любителей - геолог Поль Форние, торговец Фернард Бергерон и руководитель группы Андрэ Менард, служащий из Оттавы, - заключили договор с краеведческим музеем города Римуски и организовали на затонувший лайнер подводную экспедицию. Они подняли судовой колокол, несколько навигационных инструментов и бронзовую табличку с надписью «Только для пассажиров первого класса».

    Сейчас в заливе Святого Лаврентия то место, где на дне его лежит «Эмпресс оф Айрленд», обозначено красным светящимся буем. У шоссе, между поселками мыса Фатер и Римуски, близ местечка Метис-Бич, есть кладбище, где похоронены жертвы катастрофы, а в городе Торонто, на кладбище в Мон-Плезенте, воздвигнут памятник - гранитный обелиск, увенчанный крестом и короной. С 1914 года каждую «черную пятницу» сюда приходят представители «Армии Спасения» почтить память погибших.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Пятница, 19.04.2013, 03:36:29 | Сообщение # 40
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    «Хэмпшир» (5 июня 1916 года)

    Британский крейсер подорвался на германской мине и затонул у Оркнейских островов. Погибли более 500 человек, включая фельдмаршала лорда Китченера.



    6 июня 1916 года командующий британским военно-морским флотом адмирал Д. Джеллико телеграфировал королю Георгу V: «С глубокой скорбью сообщаем, что корабль Вашего Величества «Хэмпшир» был торпедирован вчера в 8 часов вечера к западу от Оркнейских островов и пошел ко дну...»

    Броненосный крейсер «Хэмпшир» был одним из шести кораблей, построенных в 1904-1905 годах и получивших названия в честь английских графств («Антрим», «Карнавон», «Арджилл», «Девоншир», «Роксборо»). Водоизмещение - 10850 тонн, скорость - 22,3 узла, вооружение: четыре 190-миллиметровых орудия, шесть - 152-миллиметровых и двадцать одна - 47-миллиметровая пушки, два 457-миллиметровых торпедных аппарата, мощность паровых машин - 21500 лошадиных сил, экипаж - 655 человек.

    В первую мировую войну Великобритания потеряла 24 крейсера, и гибель изрядно устаревшего «Хэмпшира» не вызвала бы столько домыслов, если бы участь его команды не разделил фельдмаршал лорд Горацио Герберт Китченер, живая легенда британской империи.

    В конце мая 1916 года англичане хоть и понесли немалые потери в Ютландском сражении с кайзеровским флотом, но удержали господство на море. На суше англо-французские армии вновь отразили массированные атаки немцев под Верденом и готовились к контрнаступлению. Однако военного министра весьма беспокоили дела на Восточном фронте, где русская армия только-только оправилась от «Великого отступления» 1915 гола.

    «Тем временем внутреннее положение все ухудшалось и ухудшалось, и общее недовольство ведением войны само собой перешло в нападки на царскую семью. Несмотря на то, что царица, по ее собственным словам, порвала все связи с Германией, ее называли «немкой». В то же время Распутина обвиняли в шпионстве в пользу Германии... Положение было таким, что немцы не замедлили его использовать. Они уже начали вести свою пропаганду мира... Все время войны Петроград был наводнен их тайными агентами и сочувствующими», - писал в мемуарах английский посол в России Л. Бьюкенен, который в годы войны исправно снабжал информацией Лондон.

    Китченер решил отправиться в Россию и на месте ознакомиться с положением дел, наладить межсоюзническое сотрудничество и уточнить размеры кредитов, которые собирались предоставить России для закупок боевой техники и вооружений. На первый случай он захватил 10 миллионов фунтов стерлингов. План был прост: выехать из города специальным поездом в северную Шотландию, оттуда перебраться на базу Королевского флота Скапа-Флоу на Оркнейских островах и на быстроходном крейсере отплыть в Архангельск. Потом встретиться в Петрограде с царем и представителями командования, съездить на фронт и в Москву и вернуться прежним путем.

    2 июня Лондон уведомил начальника британской военной миссии в России Уильямса о предстоящем визите военного министра, и Николай II изъявил готовность принять его. Генеральный консул в Москве Р. Локкарт вспоминал, как «начал искать в антикварных магазинах подлинные экземпляры китайского фарфора, которым лорд Китченер очень увлекался».

    А в Лондоне в глубокой тайне готовились к отъезду генерал Аллершоу, сэр Дональдсон, чиновник министерства иностранных дел О'Брайен с шифровальщиком, полковник Фитцжеральд, секретарь Робертсон, переводчик лейтенант Макферсон, инспектор полиции Маклейн, камердинер Серджи. 4 июня под проливным дождем специальный поезд отправился из Лондона. Китченер, почему-то в мрачном настроении, спешил и не стал ждать запоздавшего О'Брайена.

    На следующий день делегация на эсминце прибыла в Скапа-Флоу. Китченер поднялся на борт флагманского линкора «Айрон дьюк». Адмирал Джеллико рассказал ему о только что состоявшемся Ютландском бое и показал маршрут выделенного министру броненосного крейсера «Хэмпшир».

    Сначала в штабе флота хотели направить «Хэмпшир» в Атлантику восточным фарватером вдоль Оркнейских островов, который регулярно очищали тральщики, но на этот раз непогода помешала им выйти в море. К тому же ветер развел волну, и эсминцы эскорта не поспевали бы за крейсером. Вот почему в последние часы командиру корабля Г. Сэвиллу приказали идти западным фарватером, держась ближе к берегу, чтобы укрыться от шторма. Было учтено, что темное время суток в этих широтах длится всего четыре с половиной часа, значит, появление германских надводных кораблей не останется незамеченным, а субмарины сюда еще не заглядывали. Правда, Джеллико советовал повременить, пока море не успокоится, но министр был непреклонен, и в 17 часов 30 минут «Хэмпшир» снялся с якоря, за ним двинулись эсминцы «Юнити» и «Виктор».

    Пронзительный северо-восточный ветер нагонял волну. Через два часа он переменился на северо-западный, и эсминцы начали отставать. В 19 часов 35 минут «Хэмпшир» шел вдоль скалистого мыса Броф оф Бирлей.

    «Мы готовились к отбою и развешивали подвесные койки,-- вспоминал унтер-офицер У. Уэссон. - Внезапно крейсер содрогнулся от мощного взрыва, погас свет. Пробегая по коридору, я заметил Китченера, который вышел из каюты командира. Больше я его не видел». «Фельдмаршал поднялся на верхнюю палубу в корме, -- свидетельствовал матрос У. Роджерсон. - Командир Сэвилл руководил спуском шлюпок. Я слышал, как он предложил лорду спуститься в одну из них, но тот, видимо, не расслышал из-за шума ветра и волн». «Корабль быстро погружался носом и кренился на правый борт, - рассказывал другой уцелевший, - Китченер спокойно стоял на верхней палубе и разговаривал с офицерами. Думаю, что он так и остался на крейсере».

    Некоторые спасшиеся слышали, как Сэвилл кричал матросам: «Спасайте лорда Китченера!» С эсминцев видели, как от тонущего «Хэмпшира» отвалили четыре переполненные шлюпки, в одной стоял человек, похожий на фельдмаршала, но вскоре все перевернуло волнами.

    Потом установили, что после взрыва в носовой части крейсера последовал второй, и через 15 минут корабль затонул. Из 650 офицеров и матросов на берег выбрались лишь 12 (по другим данным - 16) человек. Китченера и сопровождающих его лиц среди них не было.

    Сразу после того как в Скапа-Флоу узнали о случившемся, к месту катастрофы выслали спасателей, однако они обнаружили только тела погибших. О гибели «Хэмпшира» с экипажем и военного министра с его штабом Лондон объявил только на следующий день.

    Задержка породила массу домыслов. Например, утверждали, что кайзеровской разведке удалось узнать маршрут крейсера. После этого диверсанты сумели пробраться в тщательно охраняемую Скапа-Флоу, каким-то образом проникли на «Хэмпшир» и установили в носовом артиллерийском погребе «адскую машину» с часовым механизмом.

    По мнению других, командование германского флота, получив такие сведения, отправило к Оркнейским островам подводную лодку, и та не только торпедировала крейсер, но и успела снять с него Китченера вместе с частью экипажа. Видимо, за моряков приняли плененных немцами солдат Хэмпширского пехотного полка...

    Мало того, уже после войны виновниками трагедии сочли тех членов английского правительства, которые давно хотели бы убрать чересчур строптивого и упрямого старого вояку, а поэтому передали противнику информацию о секретной командировке. Это походило на правду: многие члены кабинета Его Величества действительно желали его отставки. В частности, Китченера называли виновником нехватки оружия в армии и провала Дарданелльской операции - попытки англичан и французов в 1915 году захватить с моря Дарданеллы, Босфор и Стамбул, которая привела лишь к огромным потерям.

    Любопытную версию выдвинул в 1930-е годы француз Р. Букар. Он считал, что гибель «Хэмпшира» явилась следствием противоборства военного министра и шефов «Интеллидженс сервис», нашедших общий язык с финансистами Сити. Последние были заинтересованы в затягивании войны, сулившей им колоссальные прибыли от поставок в армию и на флот, а визит Китченера в Петроград мог заметно ускорить победу Антанты. Да и сами шефы испытывали крайнюю неприязнь к фельдмаршалу, который нередко в вызывающем тоне пренебрегал их информацией и советами.

    «Во всяком случае, руководство английской разведки открыто обвиняли в установке на «Хэмпшире» грандиозной «адской машины», которая должна была избавить его от одного из самых неукротимых противников», - писал Букар. Француз наверняка не знал, что после катастрофы в районе гибели крейсера английские тральщики выловили 15 немецких якорных мин, сконструированных для постановки с подводной лодки.

    А после войны стали известны причины их появления. В начале 1920-х годов бывший командующий кайзеровским флотом вице-адмирал Р. Шеер опубликовал воспоминания, где поведал, что перед Ютландским боем немцы выставили минные заграждения на подходах к британским базам, в том числе Скапа-Флоу, дабы уничтожить или вывести из строя выходящие оттуда корабли. В частности, подводный заградитель U-75 оставил на западном фарватере 22 мины с таким расчетом, чтобы в прилив они были бы на глубине 7 метров, угрожая линкорам и крейсерам.

    Командир субмарины К. Бейцен, конечно, не знал о походе «Хэмпшпира», тем более о внезапной перемене его маршрута. Штурман U-75 лейтенант М. Вайсфельт аккуратно нанес на карту координаты заграждения. Так что для англичан причины гибели крейсера были ясны уже летом 1916 года. По мнению историка британского флота X. Уилссона, она «была вызвана двумя случайностями: штормом, который помешал идти обычным путем, и переменой ветра, из-за которой эсминцы не могли сопровождать крейсер. Если предположить предательство, то никто не мог бы рассчитывать на это...»

    Но почему тогда долгое время циркулировали слухи о причастности британской и германской секретных служб к этой трагедии? Оказывается, из-за недоразумения. 6 июня в 11 часов Адмиралтейство передало официальное сообщение о «Хэмпшире» премьер-министру, запросило у Джеллико уточнения и предоставило первоначальную информацию в Бюро печати. Но тут подоспели дополнительные сведения из Скапа-Флоу, и в Адмиралтействе принялись сочинять новое коммюнике, запретив английским газетчикам публиковать невыправленный текст. А иностранные корреспонденты тем временем уже связались со своими агентствами. «То, что гибель лорда Китченера стала известна в Германии раньше, чем в Англии, оказалось в те тревожные дни достаточным, чтобы породить самые прискорбные выдумки», - сетовал начальник британской контрразведки Б. Томас.

    Виновница трагедии, U-75, подорвалась 14 декабря 1917 года на английской мине в Северном море и затонула со всем экипажем. Не дождался конца войны и ее бывший командир Бейцен, до этого переведенный на U-102: в сентябре 1918 года он погиб на новой субмарине, также наткнувшейся на британскую мину.

    А в конце 1920-х годов в шотландские порты зачастили некие джентльмены, упорно разыскивавшие всех, кто был причастен к последнему плаванию «Хэмпшира». Особо они интересовались докерами, грузившими на него какие-то ящики. В Штеттине им удалось разыскать Вайсфельта, у которого сохранился военный дневник с координатами злополучного заграждения. Вскоре поползли слухи, что они действуют по поручению известного миллиардера, производителя и торговца оружием сэра Б. Захарова.

    В 1932 году западнее Оркнейских островов появилось спасательное судно КСР. Над ним развевался английский флаг, но команда была сборной: капитан Брандт, уже знакомый нам Вайсфельт и водолаз Крюгер (немцы); глубоководник Картней и специалист по сейфам Менсфильд (американцы); водолаз Костелло (австралиец). Методично промеривая море эхолотом, они обнаружили «Хэмпшир», покоившийся на глубине 80 метров.

    Весной следующего года КСР погрузил в Кенигсберге глубоководные скафандры, прочее оборудование и вновь отдал якорь над затонувшим крейсером. Осмотрев его, водолазы обнаружили в носовой части правого борта две пробоины с загнутыми внутрь краями - свидетельство того, что корабль подорвался на минах, а не стал жертвой диверсии (при внутреннем взрыве края были бы вывернуты наружу). Внутрь сразу проникнуть не удалось, ибо люки загромоздило проржавевшими обломками металла. Пришлось вооружиться газовыми резаками.

    Поисковиков удивило, что на такой солидной глубине ощущаются течения, валившие с ног водолазов, облаченных в громоздкие скафандры, постоянно запутывавшие тросы и шланги, по которым сверху подавался воздух. Завалы расчищали подрывными патронами, что было крайне опасно - мог детонировать боезапас крейсера. Тем не менее Менсфильд и Костелло устанавливали заряды с часовым механизмом и поднимались на КСР, который благоразумно отходил подальше.

    Однажды, как только осели фонтаны воды, поднятые подводными взрывами, и судно развернулось, стоявший на полубаке Менсфильд истошно заорал: «Торпеда! Идет прямо на нас!» Брандт мгновенно среагировал, и разбуженная взрывом английская торпеда скользнула вдоль левого борта КСР. Кое-кто счел происшедшее дурной приметой...

    Через две недели изнурительного труда водолазы расчистили входы в нижние помещения крейсера и двинулись по узким, темным коридорам, подсвечивая мощными светильниками. Еще через 17 дней Менсфильд пробрался в каюту командира и извлек из небольших сейфов судовые документы, никому не нужные шифровальные таблицы и 15 тысяч фунтов стерлингов - корабельную казну. «Золота Китченера» там не было.

    Костелло, а за ним Картней протиснулись в соседнее помещение, в луче фонаря сверкнули металлические стены сейфов - то, что искали. И тут Картней боковым зрением заметил что-то темное, медленно и плавно надвигающееся на него. Осторожно повернувшись, он поднял фонарь и увидел полуразложившийся труп с лохмотьями офицерской тужурки, за ним подплывал другой. Видимо, движения водолазов всколыхнули останки тех, кто до конца охранял правительственный груз.

    Картней мягко отстранил покойника, но кисть того словно вцепилась к клешню скафандра. Придя в себя от суеверного страха, американец снял кольцо с пальца покойника, чтобы по надписи внутри идентифицировать его.

    Охотники за сокровищами вскрыли сейфы, наполненные слитками и золотыми монетами, те и другие укладывали в особые мешки и отправляли наверх. Работа спорилась, о зловещих предзнаменованиях на радостях забыли.

    24 апреля, когда около сейфов работало пятеро, крейсер без видимых причин дрогнул и резко накренился. Все попадали, выронив мешки, фонари и добычу, руку Картнея прижало тяжелой бронированной дверью.

    Наверху поняли, что произошло несчастье, и сумели достаточно быстро поднять водолазов. У Картнея была сломана рука, тело покрывали синяки и ссадины, Вайсфельта извлекли из скафандра с перебитым позвоночником, у Костелло не оказалось ни одного целого ребра, Менсфильд получил тяжелые внутренние повреждения, Крюгер был мертв. КСР полным ходом понесся в ближайший порт, чтобы сдать пострадавших в больницу, однако спасти Менсфильда и Вайсфельта не удалось.

    После этих событий Британское адмиралтейство запретило какие-либо водолазные работы на погибшем крейсере.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    Форум satwarez » SAT и IPTV. Playlist IPTV, Спики каналов IPTV » Новости СМИ » Интригующие кораблекрушения в истории (100 кораблекрушений затонувших известных миру)
    Страница 2 из 3«123»
    Поиск:




    Copyright © 2009-2014 Powered by © 2014
    Все файлы, находящиеся на форуме, были найдены в сети Интернет как свободно распространяемые и добавлены на сайт посетителями сайта исключительно в ознакомительных целях.
    Администрация ресурса не несет ответственности за файлы, расположенные на форуме. Если Вы являетесь правообладателем (подтвердив своё авторство) и Вас не устраивают условия, на которых
    Ваш продукт представлен на данном ресурсе, просьба немедленно сообщить с целью устранения правонарушения. Использование материалов сайта возможно только с разрешения администрации.
    TOP.zp.ua Яндекс.Метрика
    Послать ЛС