.
ttt

Приветствую Вас Гость
Главная
Регистрация
Вход
SitemapSitemap Forum

Последние добавленные файлы Последние темы форума Последние темы форума
  • BSCOM [10.04.2016]
  • ТТК Иркутск [10.04.2016]
  • Програмы для работы с Samsung 9500Эта тема относится к форуму:SAMSUNG

  • Страница 3 из 4«1234»
    Форум satwarez » SAT и IPTV. Playlist IPTV, Спики каналов IPTV » Новости СМИ » Великие адмиралы и их жизнь и история (100 адмиралов, возглавлявших флоты в различных сражениях)
    Великие адмиралы и их жизнь и история
    BosДата: Четверг, 15.09.2011, 21:08:58 | Сообщение # 1
    Майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 241
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума


    Великие адмиралы и их жизнь и история



    Военный флот - одна из составляющих этих вооруженных сил. Потому и история флота - это часть истории государства. В значительной мере от вооруженных сил, а часто и непосредственно сил военно-морских зависела судьба как правителей, так и целых народов.

    Но морская история государства далеко не ограничивается военно-морской историей. Первоначально человек овладел водной стихией для мирных целей: перевозил грузы, товары, расселялся вдоль рек и морского побережья. Лишь со временем необходимость защиты от нападений потребовала создания вооруженных судов, предназначенных для борьбы с противником на водах. Сначала для этой цели приспосабливали мирные суда, затем стали строить суда специальные, быстроходные и снабженные различными видами оружия, которые со временем все больше и больше отличались от торговых. В большинстве случаев оказывалось невыгодно использовать боевые корабли для коммерческих целей. В то же время военный флот немало пользы приносил и экономике, ибо плавания моряков у своих берегов и в далеких морях позволяли делать открытия, исследовать новые пути, по которым со временем следовали караваны торговцев и колонизаторов.

    Особое место как в создании флота, так и в морской иерархии занимают адмиралы. Как правило, они выдвигаются из числа наиболее опытных офицеров, способных управлять большим количеством судов и людей в условиях мира и войны История показывает, что именно от флотоводцев многое зависит и при подготовке флота к войне, и во время боевых действий.


    Афинский политик и стратег Фемистокл, сторонник сильного флота, смог убедить соотечественников в том, что их судьба решается на море, и в результате стал спасителем отечества, победителем многочисленного персидского флота при Саламине.

    Фемистокл родился около 525 года до н. э. Он не относился к числу афинской знати. Более того, Фемистокла считали незаконнорожденным из-за того, что мать его не была афинянкой. Однако с молодых лет честолюбивый юноша добивался славы. В гимнасии он изучал в первую очередь науки, которые должны были помочь ему выдвинуться, и добивался популярности среди окружающих. Это помогло, когда Фемистокл занялся общественной деятельностью и стал вождем афинской демократии. Его политические реформы 487—486 годов до н. э. способствовали дальнейшей демократизации афинского государственного строя. Он ввел выборы архонтов по жребию, предоставил возможность всадникам занимать эту должность, освободил коллегию стратегов от контроля ареопага, с 493 года неоднократно занимал высшие должности архонта и стратега.

    Фемистокл добился решения народного собрания не делить между афинянами доход от серебряных копей, а направить его на сооружение сотни триер, которые стали основой флота. Он постепенно приучал сограждан к тому, что морская мощь способна дать власть Афинам над Элладой, и преуспел в этом. Перед опасностью персидского вторжения Фемистокл призывал к примирению враждовавшие греческие государства и объединению их усилий в борьбе против Персии. Он добился изгнания сторонника сухопутной борьбы Аристида. Как вождь морской партии, выражавшей интересы торгово-ремесленных слоев, Фемистокл стремился упрочить морскую мощь Афин. В 483—482 годах он превратил гавань Пирей в одну из лучших на Средиземном море, укрепил ее стенами и занялся созданием мощного флота. Было построено около 200 триер, для них

    готовили экипажи. Убедив афинян, что от нападения персов их спасут лишь деревянные стены кораблей, Фемистокл обеспечил охрану ближайших островов и проливов.

    До Фемистокла Аттика делилась на 48 навкрарий, каждая из которых должна была содержать постоянно в боевой готовности по одному боевому кораблю. Фемистокл добился, что флот создавали централизованно под наблюдением Совета Пятисот — высшего правительственного органа Афин. Совет следил за построенными триерами и сооружением новых, наблюдал за эллингами для хранения и ремонта судов Решение о постройке судов, их типе и назначении кораблестроителей голосованием принимал народ. Он же избирал и флотоводца, которому предстояло вести флот в бой или плавание. Должность триерарха, который занимался постройкой триер, была почетной, хотя и требовала больших усилий и расходов. Благодаря такой системе каждый состав Совета со времен Фемистокла оставлял два десятка новых триер Строительство боевых кораблей было засекречено, верфи прикрывали навесы и охраняли отряды стражников, не допускавшие посторонних.

    В 480 году до н. э. персидский царь Ксеркс собрал огромную армию и флот. Переправив армию через Геллеспонт (Дарданеллы) по мосту и проведя флот мимо опасного места при мысе Афон по прорытому каналу, он направился в глубь Греции. Но в 481 году, когда Ксеркс готовился к вторжению, для противодействия ему возник союз Афин и Спарты, к которым присоединились другие греческие полисы. Потому, когда персы начали наступление, им противостояли соединенные силы греков. Так как Фессалия перешла на сторону Ксеркса, греческие войска заняли позицию у Фермопил, где могли в узком проходе сдержать огромную армию.

    В результате мер, принятых Фемистоклом, к началу вторжения персов, располагавших, по свидетельству Геродота, 1207 триерами и до 3000 вспомогательных судов, афиняне и их союзники имели 271 триеру и 9 пентеконтер. Но выучка греческих моряков оказалась выше, что и привело к поражению персов.

    Получив должность стратега, Фемистокл убеждал сограждан встретить варваров на судах как можно дальше от Эллады, но безуспешно. Только приближение персидских войск побудило афинян отправить Фемистокла к мысу Арте-мисий для охраны пролива. Фемистокл, несмотря на то что у Афин было больше триер, уступил командование спартанцу Эврибиаду; он утешал других афинян, что если они докажут свою храбрость на войне, он заставит всех эллинов подчиняться им. Стратегу удалось убедить Эврибиада не уходить к берегам Пелопоннеса.

    Флот из афинских и спартанских кораблей во главе с Эврибиадом расположился у мыса Артемисий. Эврибиад на переходе к цели встретил десять передовых персидских судов и, не вступая в бой, отошел к Халкиде. Однако на следующий день персидский флот у мыса Суний потерял во время шторма треть судов, и греки вернулись к Артемисию.

    Персы исправили свои суда и решили дать бой, ибо занятие острова Эвбея давало им важную промежуточную базу. Несмотря на потери, они располагали еще 800 судов и отправили 200 из них в обход острова Эвбея, чтобы окружить и истребить полностью греческий флот. Однако греки узнали от пленных, взятых в ходе стычек, про обходное движение. Фемистокл видел, что необходимо разбить одну из неприятельских частей. Как ни заманчиво было нападение на 200 обходящих судов, флотоводец понимал, что при движении к ним навстречу главные силы персов последуют за ним, и тем самым быстрее осуществится вражеский план. Фемистокл использовал оригинальную тактику. Незадолго до захода солнца греческие триеры направились к месту стоянки противника. Персы также начали сниматься с якоря и строиться. Персидские суда были больше размером, чем триеры, которые, однако, превосходили их скоростью и маневренностью. Греки выждали, когда солнце станет заходить, по сигналу с триеры Эврибиада (поднятый щит) решительно атаковали сомкнутой массой один из флангов и истребили 30 неприятельских судов. Остальные персидские силы со всех сторон спешили к атакованному флангу, однако уже наступила тьма, и противники разошлись. На следующий день Фемистокл повторил маневр с тем же успехом, ибо персы не могли атаковать, пока не завершилось обходное движение. Им пришлось примириться с потерей десятков судов. Тем временем греки получили известие, что противнику удалось пройти Фермопилы, и флоту не оставалось ничего, кроме отхода к Коринфскому перешейку, где сосредоточились греческие войска. Афинские суда, экипажи которых отличились храбростью, шли последними. По пути, в местах, удобных для стоянки, Фемистокл на камнях оставлял надписи, призывавшие ионийских греков, состоявших во флоте Ксеркса, изменить персам или хотя бы вредить им. Он надеялся этими надписями если не привлечь на свою сторону ионийцев, то хотя бы вызвать подозрение к ним Ксеркса. Триеры отошли к острову Саламин, где собралось население Афин. Понимая, что от флота зависит жизнь сограждан, Фемистокл решил добиться победы в сражении с численно превосходящим персидским флотом.

    Узкий вход в Саламинскую бухту, где сосредоточился греческий флот, не позволял противнику развернуть все силы. Несмотря на настояния Фемистокла сохранить эту выгодную позицию, совет предводителей греческого флота решил отступить. Тогда Фемистокл тайно уведомил Ксеркса о намерениях греков и посоветовал ему отрезать путь отступления, что персидский царь и исполнил. Стратег продолжал убеждать греков в необходимости сопротивления. Когда греческие военачальники узнали, что положение безвыходно, было решено принять бой.

    Сражение началось рано утром 27 сентября 480 года до н. э. в проливе между островом Саламин и Аттикой. Преимуществом греков, кроме маневренности их судов, являлось хорошее знание изобиловавшего подводными камнями и мелями узкого пролива. Фемистокл поставил 370 триер в две линии вдоль берега Са-ламина носом к противнику в час, когда ветер с моря гнал волну в пролив. Волна не вредила плоскодонным низким греческим судам, но сбивала с курса тяжелые персидские, подставляя их борта ударам таранов греков.

    Персидский флот из 800 судов под командованием самого Ксеркса в ночь на 27 сентября заблокировал пролив: около 200 судов заняли выходы, а остальные образовали боевой порядок против греческого строя в три линии. Утром правый фланг персов атаковал. Скученные в узком, богатом подводными камнями и мелями Саламинском проливе, персы с тяжелыми кораблями не могли использовать численное превосходство. В бою они налетали на камни, сталкивались из-за слишком тесного построения, мешали друг другу. Обе стороны действовали решительно. Левый фланг персов во главе с братом Ксеркса Ариоменом, находившемся на самом сильном судне, теснил греков. Однако противостоявшие ему суда Фемистокла, командовавшего правым флангом, стремительно атаковали, повредили и взяли на абордаж флагманский корабль. Ариомен пал в схватке. После его гибели левый персидский фланг обратился в бегство, преследуемый греками. Отбросив его, Фемистокл направился на помощь своему левому флангу, который отступал перед противником. С его прибытием преимущество оказалось на греческой стороне. Персы потерпели поражение и бежали в Фалернскую бухту. Их потери составили около 200 судов, у греков — около 40.

    Ксеркс намеревался вторгнуться на Саламин по насыпи. Однако Фемистокл, все еще выступая в роли союзника царя, передал ему, что греки намерены вести флот к Дарданеллам и истребить мост между Европой и Азией. Ксеркс решил отступить, оставив в Греции Мардония. В следующем году Мардоний был разбит, как и флот персов у Дарданелл. Война с персами длилась еще 30 лет, но греки действовали уже наступательно, опирась на флот, центром деятельности которого стали Афины. Основу этих успехов заложила морская политика Фемистокла.

    Фемистокл после победы приступил к восстановлению города и сооружению вокруг него стены, хотя это и вызывало недовольство спартанцев. Затем он обратил внимание на Пирей, заметив удобное расположение пристаней порта. Он старался, по словам Плутарха, «весь город приспособить к морю». Фемистокла поддерживал демос, ибо от аристократов — всадников и гоплитов — власть переходила к гребцам и рулевым. Он, по словам Плутарха, был готов сжечь флоты других эллинских государств, чтобы обеспечить главенство Афин, но этот замысел не получил одобрения Аристида, как хотя и полезный, но бесчестный.

    Фемистокл много сделал для обеспечения судоходства в Черноморских проливах и на Черном море. В 478 году флотоводец стал одним из создателей морского союза греческих государств. Союз был заключен между Афинами и малоазий-скими и островными греческими городами для борьбы с персидской агрессией. С 478 по 454 год союз известен как Делосский союз, ибо именно на Делосе собирался совет союза и хранилась казна. Союзники обязались содержать флот из 100 триер и войско из 10 000 пехотинцев и 1000 всадников. Крупные города выставляли войска и корабли, мелкие — выплачивали в казну налог — форос. Во главе флота и войск стояли афиняне. Благодаря объединению сил морской союз освободил город Византии и в начале 60-х годов разбил персидские флот и войско у реки Эвримедонт на южном берегу Малой Азии. Но последняя победа уже не была связана с самим Фемистоклом.

    Со временем бремя налогов для поддержания флота показалось афинянам слишком тяжелым. В 471 году до н.э. по проискам аристократов Фемистокла общим решением греческих государств присудили к остракизму. После долгих скитаний изгнанный флотоводец бежал к персидскому царю Артаксерксу I, получил в управление ряд городов Малой Азии. Фемистокл кончил жизнь самоубийством после 460 года из-за того, что не хотел выполнить повеление персидского царя действовать против эллинов. Умер он и похоронен в Магнесии, где ему поставили великолепную гробницу.

    Жизнь Фемистокла описали историки Плутарх, Геродот, Фукидид. Благодаря их трудам сохранились сведения о первом создателе регулярного флота в Греции.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Среда, 17.04.2013, 02:39:55 | Сообщение # 41
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    ВАСКО ДА ГАМА



    Пять столетий тому назад Лиссабон был центром морских исследований. Португальские мореходы осваивали путь вдоль берегов Африки на юг. Они же проложили для европейцев морской путь в Индию и Юго-Восточную Азию. Руководил этой экспедицией, а затем и покорением Индии Васко да Гама.

    Васко да Гама родился примерно в 1460—1469 году в приморском португальском городке Синиш и происходил из старинного дворянского рода. Его отец, Иштеван да Гама, был главным управителем и судьей городов Синиша и Сильви-ша. Его сыновья мечтали о приключениях. Васко с молодых лет участвовал в боевых действиях и морских походах. Очевидно, он имел военный опыт, ибо, когда в 1492 году французские корсары захватили португальскую каравеллу с золотом, шедшую из Гвинеи в Португалию, именно ему король поручил ответственное задание. Моряк на быстроходной каравелле прошел вдоль французского побережья, захватив все французские суда на рейдах. После этого королю Франции пришлось вернуть захваченное судно, а Васко да Гама стал известной в Португалии личностью. Понятно, что именно опытному мореходу, находившемуся в чести, король Мануэль I поручил необычное дело.

    8 июля 1497 года эскадра Васко да Гамы из четырех судов водоизмещением по 100—120 тонн выступила из Лиссабона. Экспедиция была тщательно подготовлена усилиями опытного морехода Бартоломеу Диаша, снабжена всем необходимым на три года плавания. Экипажи набирали из лучших моряков. Всего 168 человек должны были по повелению короля Португалии открыть путь в Индию и Восточный океан.

    Маршрут вдоль берегов Африки к Индийскому океану еще раньше начали прокладывать португальские мореплаватели. Благодаря усилиям принца Энрики, увлекавшегося идеей покорения новых земель и потому названного «Генрихом Мореплавателем», все новые и новые экспедиции Уходили вдоль африканских берегов, преодолевая суеверные опасения, что далеко к югу море непроходимо из-за жары и бурь. В 1419 году португальцы обогнули мыс Ном и открыли остров Мадейра. В 1434 капитан Жиль Эаниш шагнул за мыс Бохадор, ранее считавшийся непреодо мой границей Через десятилетие Нуньо Тристан достиг Сенегала, привез деся рых местных жителей и выгодно продал. С этого началась торговля африканскими рабами, которая оправдывала расходы на мореплавание. В последующие год были открыты Азорские острова и острова Зеленого мыса, присоединены к португальской короне Гвинея и Конго, поставлявшие рабов и золото. В 1486 году экспедиция Диого Кана достигла мыса Кросс. Мореходы приблизились к южной оконечности Африканского континента. Однако королей Португалии манил к островам пряностей. Монополию на торговлю пряностями сохраняли арабь которые доставляли через Персидский залив и по суше перец, корицу и другиe высоко ценившиеся в Европе приправы. 3 февраля 1488 года суда Бартоломе Диаша, вышедшего из Лиссабона в августе 1487 года и направлявшегося к Индии, обогнули мыс Доброй Надежды, и только отказ страдавшей от голода коман ды продолжить плавание заставил его вернуться, не достигнув цели. Через десять лет Васко да Гаме предстояло сделать то, что не удалось его предшественнику.

    Плавание началось благополучно. Суда прошли мимо Канарских островов расстались в тумане и собрались у островов Зеленого мыса. Дальнейший путь зам руднили встречные ветры, но Васко да Гама повернул к юго-западу и, немного нe дойдя до тогда еще неизвестной Бразилии, благодаря попутному ветру, сумел наиболее удобным путем (позднее ставшим традиционным для парусников) дой до мыса Доброй Надежды. Правда, моряки 93 дня провели в океане и лишь 4 ноября достигли земли. Моряки встретили на берегу бушменов. Из-за конфликта c ними пришлось поторопиться сняться с якоря. Холодная погода вызвала ропот команды, но «капитан-командир» был тверд, и 22 ноября 1497 года эскадра oбoгнула мыс Доброй Надежды. После стоянки, во время которой португальцы до были провизию и договорились с бушменами, эскадра из трех судов (ветхий транспорт пришлось затопить) продолжила путь вдоль берегов, устанавливая связи местными племенами. 16 декабря путешественники увидели на берегу последнк столб-падран, оставленный Диашем Далее открывался неизведанный путь.

    Путь этот оказался нелегким. Из-за однообразной и недостаточной пие среди членов экипажа распространялась цинга. Снабжение провизией и водой стало затруднительным, ибо начиналась зона мусульманского влияния. 2 мар 1498 года португальцы прибыли к порту Мозамбик, где их чуть не уничтожил шейх арабoв. 7 апреля эскадра приблизилась к портовому городу Момбаса, и местный шейх также пытался овладеть судами «неверных», из предосторожности остано вившимися на рейде. Португальцы, в свою очередь, захватывали арабские суда.

    14 апреля, идя с попутным ветром, экспедиция достигла богатого город Малинди. Местный шейх был противником шейха Момбасы, он хотел приобрести новых союзников, тем более вооруженных огнестрельным оружием, кото го арабы не имели. Кроме провизии он предоставил лоцманов, знавших путь к Индии. 24 апреля эскадра оставила Малинди и 20 мая прибыла к Каликуту. В городе встречались купцы, знавшие о существовании Португалии и других европейских стран.

    28 мая Васко да Гаму торжественно принял как посла замудрин раджа (заморин) — правитель Каликуты. Но скромные подарки мореплавателей разочаровали властителя, а достигшие вскоре Каликута сведения о пиратстве португальцев еще более обострили отношения Купцы-арабы старались вызвать вражду к христианам-конкурентам. Васко да Гама не получил разрешения основать факторию в Каликуте. Заморин разрешил лишь выгрузить на берег и продать товары, после чего отправиться обратно. Он даже взял на время Васко да Гаму под стражу на берегу. Португальские товары не находили сбыта в течение почти двух месяцев, и капитан-командир решил отправиться в обратный путь. Перед отъездом он 9 августа обратился к заморину с письмом, в котором напоминал об обещании направить посольство в Португалию и просил послать в дар королю несколько мешков пряностей. Однако правитель Каликута в ответ потребовал выплаты таможенных пошлин. Он приказал задержать португальские товары и людей, обвинив их в шпионаже. В свою очередь, Васко да Гама взял заложниками нескольких посетивших суда знатных каликутцев. Когда заморин вернул португальцев и часть товаров, капитан-командир отправил на берег половину заложников, а остальных взял с собой посмотреть на могущество Португалии. Товары он оставил в дар каликутскому властителю. 30 августа эскадра отправилась в обратный путь, легко оторвавшись от индийских лодок, пытавшихся напасть на португальские суда.

    На обратном пути португальцы захватили несколько торговых судов. В свою очередь, правитель Гоа хотел заманить и захватить эскадру, чтобы использовать суда в борьбе с соседями. Приходилось отбиваться от пиратов. Трехмесячный путь к берегам Африки сопровождали жара и болезни экипажей. Лишь 2 января 1499 года моряки увидели богатый город Могадишо. Не решаясь высадиться с немногочисленной измученной лишениями командой, да Гама приказал «для острастки» обстрелять город из бомбард. 7 января мореплаватели прибыли в Малинди, где за пять дней благодаря хорошей пище и фруктам, предоставленным шейхом, моряки окрепли. Но все равно экипажи так уменьшились, что 13 января на стоянке южнее Момбасы пришлось сжечь одно из судов. 28 января миновали остров Занзибар, а 1 февраля сделали остановку у острова Сан-Жоржи, у Мозамбика, 20 марта обогнули мыс Доброй Надежды. 16 апреля попутный ветер донес суда до островов Зеленого мыса. Оттуда Васко да Гама послал вперед корабль, который 10 июля доставил в Португалию весть об успехе экспедиции. Сам капитан-командир задержался из-за болезни брата. Только 18 сентября 1499 года Васко да Гама торжественно вернулся в Лиссабон.

    Возвратились лишь два судна и 55 человек. Ценой гибели остальных был открыт путь в Южную Азию вокруг Африки. Уже в 1500—1501 годах португальцы начали торговлю с Индией, затем, пользуясь вооруженной силой, основали свои опорные пункты на территории полуострова, а в 1511 году овладели Малаккой — истинной страной пряностей.

    Король по возвращении присвоил Васко да Гаме титул «дон», как представителю знати, и пенсию в 1000 крузаду Однако тот добивался, чтобы его сделали сеньором города Синиша. Так как дело затянулось, король задобрил честолюбивого путешественника увеличением пенсии, а в 1502 году, перед вторым плаванием, присвоил титул — «Адмирала Индийского океана» — со всеми почестями и привилегиями.

    Тем временем экспедиции Кабрала и Жуана да Нова, ходившие к берега: Индии, столкнулись с сопротивлением местных правителей. Чтобы основать Индии укрепления и подчинить страну, король Мануэль послал эскадру во гла] с Васко да Гамой. Экспедиция включала двадцать судов, из которых адми Индийского океана располагал десятью, пять должны были препятствовать арабской морской торговле в Индийском океане, а еще пять, под командой племянника адмирала, Иштвана да Гама, предназначались для охраны факторий.

    Экспедиция выступила 10 февраля 1502 года. По пути моряки заходили на Канарские острова. Недалеко от Зеленого мыса адмирал показал индийским послам, возвращавшимся на родину, направлявшуюся в Лиссабон груженную золотом каравеллу. Послы были поражены, впервые увидев столько долота. Попутно Васко да Гама основал форты и фактории в Софале и Мозамбике, покорил арабского эмира Килвы и наложил на него дань Начиная жестокими мерами борьбу с арабским судоходством, он приказал сжечь арабское судно со всеми пассажирами-паломниками у Малабарского берега.

    3 октября флот прибыл в Каннанур. Местный раджа торжественно встретил португальцев и разрешил построить большую факторию. Загрузив суда пряностями, адмирал направился к Каликуту. Здесь он действовал решительно и жесто ко. Несмотря на обещания заморина возместить убытки и сообщение об аре виновников нападений на португальцев, адмирал захватил стоявшие в порту су, и обстрелял город, превратив его в развалины. Он приказал повесить на ма1 захваченных индийцев, отправил на берег заморину отрубленные у несчастн] руки, ноги и головы, а тела выбросил за борт, чтобы их вынесло на берег. Через два дня Васко да Гама вновь обстрелял Каликут и принес морю новые жертвы. Заморин бежал из разрушенного города. Оставив для блокады Каликута семь кораблей под командованием Висенти Судре, да Гама отправился в Кочин. Здесь он догрузил корабли и оставил в новой крепости гарнизон.

    Заморин с помощью арабских купцов собрал большую флотилию, которая 12 февраля 1503 года выступила навстречу португальцам, снова приближавшимся к Каликуту. Однако артиллерией кораблей легкие суда были обращены в бегство. 11 октября Васко да 1ама вернулся с успехом в Лиссабон. Король, довольный добычей, повысил пенсию адмиралу, однако серьезного назначения честолюбивому моряку не дал. Только в 1519 году да Гама получил земельные владения и графский титул.

    После возвращения из второго похода Васко да Гама продолжал разрабатывать планы дальнейшей колонизации Индии, советовал королю создать там мор-

    скую полицию. Король учел его предложения в двенадцати документах (указах) по Индии.

    В 1505 году король Мануэль I, по совету Васко да Гамы, учредил должность вице-короля Индии. Сменявшие друг друга Франсишку д'Алмейда и Аффонсу д'Албукерки жестокими мерами укрепляли власть Португалии на земле Индии и в Индийском океане. Однако после смерти д'Альбукерки в 1515 году его приемники оказались алчными и неспособными. Получавший все меньше прибыли новый король Португалии Жуан III решил назначить пятым вице-королем 64-летнего сурового и неподкупного Васко да Гаму. 9 апреля 1524 года адмирал отплыл из Португалии и сразу же по прибытии в Индию принял твердые меры против злоупотреблений колониальной администрации Однако он не успел навести порядок, ибо скончался от болезни 24 декабря 1524 года в Кочине.

    Некоторое время Португалия оставалась хозяйкой Индийского океана, пока ее не сменили другие колониальные державы. Выступления местного населения против отличавшихся бесчинствами, жестокостью и высокомерием колонизаторов способствовали потере португальцами того, что открыл и завоевывал адмирал Индийского океана Васко да Гама.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Среда, 17.04.2013, 02:41:37 | Сообщение # 42
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    ХАЙДРЕДДИН БАРБАРОССА



    Часто имя Хайдреддина Барбароссы упоминали в ряду пиратов. Однако он не был обычным разбойником. Талант военачальника и организатора выдающийся моряк продемонстрировал и как корсар, и как адмирал флота султана.

    Будущий адмирал турецкого флота, носивший имя Азор, родился около 1468 года на острове Митилини (Лесбос). Братья Барбаросса, получившие прозвище из-за рыжих бород, были греками, сыновьями гончара Якоба Рейса, переселившегося с Балкан на Лесбос и перешедшего в ислам, когда остров захватили турки. На небольшом судне сыновья Рейса начинали и морскую службу, и разбой. Когда брата Аруджа захватили рыцари-иоанниты, Азору пришлось несколько лет пиратством собирать выкуп, чтобы его спасти. Арудж, достигший положения правителя Алжира, погиб в бою весной 1518 года. Азор сменил его и продолжал пиратские разбои. В руках опытного и расчетливого человека оказались тысячи пиратов флотилии брата. Чтобы получить необходимую поддержку, Азор Барбаросса объявил себя вассалом турецкого султана, получил титул бейлербея (бея над беями) и 2000 янычар. В 1519 году он успешно противостоял нападению испанцев на Алжир и перебил испанский десант на берегу. Однако измена некоторых феодалов заставила Барбароссу оставить Алжир и обосноваться сначала в гавани Джиджели, а затем на острове Джерба — пиратском гнезде братьев Барбаросса. Отсюда, опираясь на предоставленные султаном войска, он начал отвоевывать Алжир и в 1525 году вернул его с помощью местного населения. В 1529 году он окончательно выбил испанцев с близлежащего острова Пе-ньон. В мае Барбаросса сосредоточил против острова около полусотни судов, и через шестнадцать суток обстрела крепостные стены рухнули. Пираты ринулись в проломы, и к исходу дня 21 мая укрепления пали окончательно. Чтобы навсегда устранить опасность, Барбаросса согнал тысячи пленников, которые построили огромный мол, соединивший остров с материком. Алжир стал центром деятельности берберских пиратов.

    По совету главного визиря Ибрагима турецкий султан в 1533 году пригласил Барбароссу принять командование турецким флотом в Северной Африке. Хайд-реддин, тогда самозваный «король Алжира», прибыл в Золотой Рог на манер римских завоевателей — с собственным флотом. Корабли его главных сил были великолепно украшены и нагружены подарками для султана. Барбаросса обещал султану разбить главного его противника на море Андреа Дориа. В 1534 году он принял командование, усилил турецкий флот до 84 галер и открыл 40-летний период ожесточенных войн, завершенных сражением при Лепанто.

    Весной 1534 года Барбаросса предпринял опустошительную крейсерскую экспедицию вдоль всего южного и северного побережья Италии, дойдя на севере до Чивита-Веккии. Были разрушены Реджио, Мессина, Неаполь, Фунди и другие города. Одно время Барбаросса стоял на якоре у Тибрского холма вблизи Рима. До возвращения в Тунис по приходе зимы он еще успел обрушиться на Корсику и Сардинию. В августе пираты взяли Гулетгу, укрепленный городок, прикрывавший подступы к Тунису, а вскоре и сам Тунис, причем последним Барбаросса овладел с помощью дипломатии. Однако, уже попав в город, ему пришлось мечом доказывать свое господство.

    Весной 1535 года христиане выступили с ответным ударом. Под командование Андреа Дориа были собраны 290 судов с войсками. В походе участвовал сам император. Дориа запер своего старинного соперника в Тунисе, захватил город и передал правление вассалу Испании. Однако хитрый Барбаросса спрятал лучшие галеры в Бона, 200 милями западнее Туниса. Покинув блокированный город, он прошел через палящую пустыню к Бона, откуда бежал морем в Алжир. Через 10 месяцев Барбаросса разрушил Порт-Магон (остров Менорка) и увел в рабство 5500 человек. С пленниками, взятыми на Менорке, в октябре Барбаросса прибыл в Константинополь, к турецкому султану. Обрадованный богатой добычей, султан 15 октября 1535 года назначил моряка командующим всем турецким флотом и бейлербеем Африки. Базируясь в Алжире, Барбаросса продолжал набеги на острова и города Средиземноморья. Он пытался разорить Ниццу, опустошил Эльбу и Липарские острова, затем Бизерту и остров Корфу. Тысячи пленников стали его добычей.

    В феврале 1536 года был заключен франко-турецкий договор, по которому султан Сулейман Великолепный послал в помощь королю флот Барбароссы. В 1536 году на пути во Францию батареи порта Реджо обстреляли турецкие галеры. Город был разорен янычарами. В этом городе стареющий пират нашел себе молодую жену. В Марселе Барбароссу торжественно встречали. Но Барбаросса отплатил за встречу попыткой взять Ниццу, а затем королю пришлось немало уплатить, прежде чем удалось выдворить пиратскую флотилию, наносящую ущерб французским прибрежным городам. На обратном пути Барбаросса напал на острова Эльбу, Искью, Прочиду и Липарские, захватив 7000 пленников и большую добычу. В следующую кампанию (1536—1537) турецкий флот под командованием Барбароссы захватил Бизерту в Тунисе, создал угрозу Неаполю, опустошил несколько островов в Эгейском и Ионическом морях — владения Венеции, союзницы императора. В 1537 году при столкновении Дориа и Барбароссы у Мессины первый захватил 12 турецких галер, но пират в отместку ограбил побережье Апулии, затем напал на остров Корфу

    В 1537 году соединенные флоты христианских государств под командованием Андреа Дориа нанесли поражение Барбароссе у Мессины Но тот взял реванш в заливе Превеза.

    Барбаросса узнал, что Дориа собирает в Лионском заливе мощный флот всех стран христианского мира для решающего удара по пиратам. Дориа располагал 200 кораблей, включая 80 венецианских, 36 папских, 30 испанских галер, 60 000 человек и 2500 орудий. Барбаросса перевел в Ионическое море силы вдвое большие. 25 сентября 1538 года в заливе Превеза встретились в безветрие два самых могущественных флота. Пока стоял штиль, противники бездействовали. Когда же ветер подул в спину Барбароссе, это позволило ему маневрировать и атаковать беспомощные корабли неприятеля Последовавшая морская битва не стала решающей в борьбе между христианами и турками. В первый день происходили лишь стычки между передовыми галерами, высланными Дориа и Барбароссой. На второй день, 26 сентября 1538 года, когда Барбаросса вышел из узкого пролива с главными силами, Андреа приблизился и маневрировал мористее. Барбаросса выстроил флот у берега Однако сражение не состоялось. В сумерки Андреа Дориа, видя неопределенность положения, собрал свои силы и, к огромному разочарованию венецианцев, пошел в Мессину. Существует мнение, что в намерения императора Карла не входило генеральное сражение. Другие пишут, что имело место сражение возле занятого противником берега накануне сезона, когда неудачная погода могла привести к несчастью. Некоторые считают, что Дориа и Барбаросса имели тайное намерение не вступать в генеральное сражение, ибо оно было выгодно лишь Венеции, с которой никто не был в дружбе. Рассказывали, что Барбаросса ревел от хохота, хвастаясь, что Андреа пришлось «погасить свой фонарь, чтобы не видели, куда он убегал». Турецкий адмирал сообщил о своей победе, чтобы остаться героем в глазах султана.

    В 1538—1540 годах Барбаросса продолжал успешные военные действия у берегов Ионического и Адриатического морей, за что получил от султана почетное звание Хайр-эд-Дин («Хранитель веры»).

    20 октября 1541 года свыше пятисот судов христианского флота под флагом Андреа Дориа подошли к Алжиру. После отказа алжирцев сдаться 23 октября испанцы высадили на берег 25 тысяч человек Однако ураган с ливнем вечером того же дня выбросил десятки судов на скалы, разметал палатки лагеря, а утром нападение пиратов Барбароссы довершило разгром. Только 30 октября остатки испанских войск, отбиваясь от преследователей, смогли дойти до места, где их приняли на борт уцелевшие корабли.

    Вскоре пираты отбили Джербу, где воздвигли пирамиду из костей перебитых христиан — защитников острова.

    В 1543 году султан послал Барбароссу с флотом на помощь французскому королю Франциску I, который воевал с императором Карлом V. Хайдреддин появился у Марселя во главе мощных, хорошо организованных сил, включавших 110 галер. Следуя приказу султана помочь его новому квазисоюзнику Франциску I прорвать испанскую блокаду Марселя, Барбаросса сделал то же, что и Андреа Дориа 30 годами ранее. Он помог Франциску быстро овладеть Ниццей 22 августа 1543 года, за что французы предоставили ему порт в Тулоне. Император Карл, руководивший действиями в Германии, поручил Андреа Дориа поддержать флотом с моря планируемую операцию по освобождению Ниццы. Снова Хайдреддин и Андреа имели шанс встретиться в открытом море, командуя мощными силами. Но в это время Барбаросса отплыл в порт Антиб, западнее Ниццы. Как теперь понятно, до него дошел слух о заключении в Греции мирного договора между императором Карлом и Францией.

    После заключения мира в 1544 году на обратном пути Барбаросса разграбил и опустошил остров Эльба, города Теламо, Монтеана, Порто-Грекале, Орбетелло с островами Джильо, Искья, Прогида, Липарскими и побережье залива Поликастро.

    На следующий год Барбаросса, тяжело нагруженный добычей, направился на запад в мирное путешествие. Когда он пришел в Геную, то выкупил своего помощника Драгута, захваченного генуэзскими моряками. Позднее Андреа Дориа пришлось пожалеть об освобождении Драгута, ставшего преемником Барбароссы.

    19 июня 1547 года Сулейман заключил пятилетнее перемирие с Габсбургами, благодаря чему на Средиземном море установилось относительное спокойствие. Этот период совпал со смертью Хайр-эд-Дина Барбароссы. Барбаросса, «король моря» мусульман, умер 4 июля 1547 года в Константинополе. Он ушел на покой, когда ему было около 80 лет. Награбленные богатства позволили ему стать неза-' висимым даже от султана. Капудан-паша построил над морем роскошный дворец, а поблизости мечеть и мавзолей необычайной красоты. В мавзолее и похоронили Барбароссу. На протяжении многих лет корабли турецкого флота салютовали, проходя мимо мавзолея знаменитого турецкого флотоводца.

    Современники отмечали недюжинную физическую силу Барбароссы, хотя он и был среднего роста. Его храбрость, ловкость и сноровка, знание законов моря помогали ему успешно завершать самые отчаянные предприятия. Однако ум и решительность в нападении, прозорливость и отвага в обороне, работоспособность и непобедимость сочетались в нем с неумолимой и холодной жестокостью.

    Именем Барбароссы не раз называли турецкие корабли. В известной степени он создал тот флот, который в последующие десятилетия боролся за господство на Средиземном море.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Четверг, 18.04.2013, 02:50:22 | Сообщение # 43
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    ДАНИИЛ ФЕДОРОВИЧ АДАШЕВ

    Столетиями берега Черного моря принадлежали татарам, затем море стало турецким озером. До Азовских походов кроме казаков лишь один из выдающихся полководцев и сподвижников Ивана Грозного, Даниил Лдашев, нападал на берега Крыма.

    Даниил происходил из костромских дворян, связанных родством с московскими боярами. Он был одним из сыновей окольничьего Федора Григорьевича Адашева, верного слуги Ивана IV. Его брат, Алексей Федорович, с конца 1540-х годов был приближенным Ивана IV Грозного, членом Избранной рады, которая способствовала проведению реформ, укреплявших центральную власть в России. Алексей Адашев был окольничим, начальником челобитного приказа, постельничим, ведал личным архивом царя и хранил печать «для скорых и тайных дел». Он руководил работой по составлению официальной разрядной книги и «государева родословца», редактировал материалы официальной летописи — «Летописца начала царства». Сторонник активной внешней позиции в отношении татарских ханств, Алексей Адашев руководил политической подготовкой присоединения Казанского и Астраханского ханств, вместе с Василием Серебряным возглавлял осадные работы под Казанью в 1552 году — именно взрывы их подземных мин решили судьбу крепости, взятой штурмом 2 октября 1552 года. Младший брат во многом сопутствовал ему. Его подвиги при осаде Казани удостоились внимания царя. В 1553—1554 годах Даниил подавлял восстание в Поволжье, в начале Ливонской войны 1558—1583 годов был начальником передового полка, участвовал в штурме Нарвы и взятии других городов. Действия Адашева отличались стремительностью, дерзостью и настойчивостью. В феврале — сентябре 1559 года, назначенный окольничим, «первым воеводой большого полка», он по повелению Ивана Грозного возглавил поход на Крымское ханство.

    Еще в 1556 году русские и украинские казаки ходили на Керчь и Очаков, в 1558 году очистили от татар устье Днепра. Это позволило в 1559 году снарядить поход Вишневецкого и Адашева. Первый должен был построить суда на Донце и через Азовское море напасть на Керчь, но действовал нерешительно. Адашев получил задачу выйти на Черное море из устья Днепра и выполнил ее. Под его руководством при месте впадения реки Псел в Днепр (у острова Хортица), в районе будущего Кременчуга, была построена флотилия из 150—200 казацких чаек для 8-тысячного русского войска. На флотилии с отрядом молодых бояр, стрельцов и казаков Адашев спустился по Днепру в Черное море. Его суда от устья реки направились к острову Долгий у Кинбурнской косы, далее на Джарылгач и Перекоп. Воины с флотилии захватили два турецких корабля, высадили десант на западном побережье Крыма, вбли-зи Перекопа, и набегами опустошали его берега. Шесть недель русские войска держали в страхе татар и возвратились через Бере-зань и Очаков без потерь и с немалой добычей. За 2,5 недели Адашев разбил несколько отрядов хана Девлет-Гирея, освободил от татарского плена в приморских улусах много русских и литовцев.

    Действуя на Черном море «в малых челнах, как в больших кораблях», флотилия благополучно возвратилась на Днепр. На обратном пути Адашев отбивался от войск Девлет-Гирея, которые берегом преследовали шедшие по Днепру суда. Когда же у монастырского острога полководец развернул войска, Девлет-Гирей не решился атаковать и отступил.

    Плененных в Крыму турок Адашев отослал очаковским пашам, велев сказать, что царь воюет лишь с врагом Девлет-Гиреем, а с султаном хочет оставаться в дружбе.

    Тем временем Алексей Адашев с И.М. Висковатовым вел дипломатическую подготовку Ливонской войны, способствовал заключению выгодного перемирия с Ливонией в 1559 году и в 1560 году был послан в Ливонию воеводой. Но он потерял доверие царя. Гонения на Адашевых начались с того, что в период болезни Ивана Грозного Федор Григорьевич отказался присягать малолетнему сыну царя Дмитрию, ибо опасался, что власть перейдет в руки Романовых. Этот шаг отца вызвал недоверие и к сыну Алексею, до того близкому другу монарха и проводнику реформ в России. Алексей Адашев противился активизации войны в Ливонии и усилению влияния Захарьиных при дворе, что могло послужить причиной его опалы и ареста. Заключенный под стражу в Юрьеве (Тарту), он умер там в 1561 году. Очевидно, Иван IV не решился казнить своего прежнего любимца. Однако казни подверглись его родственники, в том числе младший брат.

    В1560 году Даниил Адашев командовал «нарядом» (был начальником артиллерии) в Ливонии, затем состоял вторым воеводой большого полка при А. Курбском и под его командованием участвовал в успешных походах русских войск.

    По рассказу Курбского, Даниил Адашев с родственниками погиб в числе первых, когда начались казни бояр. Погиб воин около 1563 года вместе с 12-летним сыном Тархом. Он прожил короткую жизнь, но имя его вошло в историю в связи с первым морским походом России к берегам Крыма.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Четверг, 18.04.2013, 02:52:00 | Сообщение # 44
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    МАРТИН ТРОМП



    Мартин Тромп вошел в морскую историю как человек, решительно боровшийся против господства английского флота на морях. Флотоводец повесил на мачте своего флагманского корабля голик (веник) в знак того, что выметет английский флот с моря, и постарался выполнить это намерение.

    Мартин (Маартен) Тромп родился 25 апреля 1598 года в Брилле, в Голландии. В девять лет он уже пошел в плавание с отцом. Корабельный капитан Харперт Маартенсзон Тромп отличился в победе 1607 года над англичанами у Гибралтара. Юноша участвовал в этом сражении. Когда капитан перешел в торговый флот, сын последовал за ним. В 1609 году их корабль был взят пиратами у берегов Гвинеи. Отец погиб, а Мартин служил два года юнгой пиратскому капитану, затем попал в неволю к туркам. Убежав из плена, он в 1617 году поступил во флот, стал штурманом, участвовал в успешной экспедиции против алжирских пиратов. В 1619 году Мартин с коммерческим флотом отправился на Средиземное море, но в 1621 году вновь попал в руки пиратов. Освободившись через год, он стал лейтенантом голландского флота, а в 1624 году — капитаном линейного корабля. 19 июня 1629 года в бою у Дюнкирхена (Дюнкерка) против пиратов из Остенде Тромп командовал флагманским кораблем, с 1630 года он возглавлял эскадру. В 1634 году недовольный службой моряк снова оставил флот, но в 1636 году вернулся на службу и был произведен в лейтенант-адмиралы Голландии — тогда высший пост во флоте штатгальтера, который сам являлся генерал-адмиралом флота республики. Тромп одержал ряд блестящих побед над дюнкирхенцами, испанцами и англичанами, в феврале 1639 года разбил флот дюн-керкских пиратов.

    Осенью 1639 года Тромп встретил большую испанскую армаду, которая везла 13 000 рекрутов во Фландрию. Флот под командованием адмирала Антонио де Окиендо и нескольких опытных капитанов состоял из 45 кораблей и 30 транспортов. Когда 15 сентября Тромп заметил испанцев у Бичи-Хэд, он располагал лишь 13 судами, ибо его собственные силы крейсировали в Дуврском проливе и у Дюнкерка. На следующий день прибыли пять больших кораблей, и голландские капитаны решили дать бой. После шестичасового сражения армада, перегруженная рекрутами, понесла большие потери и отступила для ремонта. Следующий день из-за безветрия боя не было, однако Тромпа усилила зеландская эскадра. Ранним утром 18 сентября Тромп атаковал испанцев в Дуврском проливе. К полудню Окиендо отступил на рейд Даунса (Англия). Тромп, пополнив запас пороха в Салис, ожидал, когда испанцы выйдут, но Окиендо с сильным флотом оставался в блокаде. Многие испанские корабли имели 60—100 пушек. Английский адмирал сэр Джон Пенингтон предупредил Тромпа, что имеет приказ присоединиться к испанцам в случае враждебных действий против них. Вмешательство Англии вызвало в ответ на донесение Тромпа прибытие огромных подкреплений из 96 кораблей и 12 брандеров и приказ атаковать. 21 октября Тромп, отрядив эскадру для наблюдения за англичанами и нападения на них, если те помогут испанцам, начал сражение с Окиендо. Испанцы под прикрытием тумана обрубили якорные канаты и бежали. Многие суда, двигавшиеся вблизи берега, сели на мель, а остальные в большинстве были потоплены, захвачены или отогнаны к французскому берегу. Это свидетельствовало как о подъеме голландского, так и об упадке испанского флота. Попытка Пенингтона защитить испанцев имела малый успех. В сражении у Даунса армада понесла большие потери в судах и людях.

    Тромпа произвели в рыцари: Людовик XII дал ему это звание в 1640 году, а Карл I — в 1642 году, когда он посетил Дувр, сопровождая королеву Генриетту-Марию и принцессу Мэри в Голландию.

    Главной задачей Тромпа в следующие несколько лет стала борьба против дюнкеркских пиратов, которые продолжали нападать на голландские торговые суда. В 1646 году он помог французам взять Дюнкерк, за что получил орден Св. Михаила. После Вестфальского мира 1648 года, завершившего Тридцатилетнюю войну, деятельность голландского флота была менее активной, пока в 1651 году рост пиратства между Скандинавией и Гибралтаром не потребовал усиления ослабленного флота и организации защиты судоходства.

    Особенно ярко как флотоводец проявил себя Тромп в войне с Англией. Анг- ] ло-голландские отношения стали ухудшаться после выхода в Англии «Навигаци- ! онного акта» (1651), который запрещал ввозить в Англию и ее колонии товары на каких-либо судах, кроме английских и той страны, где товары производились. Акт был направлен на затруднение голландской посреднической торговли в английских владениях. Отказ Голландии признать «Навигационный акт» и выполнять договор 1626 года об уплате налога за ловлю рыбы в английских водах стал основной причиной 1-й англо-голландской войны 1652—1654 годов.

    Первое боевое столкновение произошло 29 мая 1652 года. Голландский флот (42 корабля) под флагом Тромпа в Па-де-Кале ожидал возвращения торговых судов из колоний, когда 21 английский корабль атаковал их после отказа Тромпа приспустить флаг в виде приветствия, что предусматривал «Навигационный акт». Голландцы, потеряв 2 корабля, ушли в свои порты. В июне английское правительство отправило эскадру адмирала Аскью в Плимут, а главные силы адмирала Блейка — к берегам Шотландии с целью захвата торговых судов Голландии. Блейку следовало, кроме того, уничтожить голландскую рыболовную флотилию. Только такие враждебные действия заставили Голландию 28 июля объявить войну Англии.

    Мартина Тромпа отстранили от командования флотом после неудачной попытки преследовать Блейка. Основную роль в кампании играл Рюйтер, который 26 августа на меридиане Плимута добился победы над флотом Аскью, но 8 октября потерпел поражение от Блейка у мели Кентиш-Нок. К декабрю приведенный в порядок голландский флот вновь принял Тромп. Флот насчитывал 70 кораблей и несколько брандеров, в основном вооруженных торговых судов. Под флагом Тромпа корабли вышли из Текселя, конвоируя к мысу Лизард 300 голландских коммерческих судов. Так как Блейк, не ожидая столь быстрого восстановления флота противника, разбросал свои силы по портам и стоял в Дувре с 37 кораблями, Тромп решил его атаковать и разбить. В Дуврском сражении (у мыса Дендж-несс) 10 декабря около полудня 7 кораблей-разведчиков Тромпа завязали бой с 9 передовыми английскими. Затем подтянулись главные силы противников. Первоначально Рюйтеру и Эверцу пришлось выдержать натиск англичан, пока на помощь не подошел Тромп. Блейк отступил к Темзе, а Рюйтер энергично его преследовал. У англичан 2 корабля сдались и 3 были уничтожены; голландцы лишились только одного судна и благополучно провели через Ла-Манш весь конвой. Тромп отправил суда с эскортом из 13 кораблей и вернулся в Голландию.

    Зимой в Англии усиленно готовили флот, и уже в феврале 1653 года 68 кораблей были готовы к сражениям. Тем временем Тромп занимался конвоированием торговых судов. 27 февраля с 76 кораблями, охраняя 300 коммерческих судов, голландский адмирал оказался на меридиане Портленда. Следующим утром семь передовых судов голландцев завязали бой с тремя английскими, продолжавшийся три часа. Около 13 часов стали подходить главные силы противников. Тромп, суда которого находились «на ветре», оставил конвой и с боевыми кораблями атаковал англичан в строю, похожем на линию фронта. Сам он шел в центре, Рюйтер и Эверц — на флангах. Англичане обстреливали атаковавших, но Тромп не стрелял, пока не приблизился на расстояние выстрела из мушкета к кораблю Блейка, дал по нему залп левым бортом, затем повернул, дал залп правым бортом и обошел сильно пострадавший флагманский корабль, заставив его оставить на время боевую линию. Он несколько раз прорывал неприятельский строй, разбив его на отдельно сражающиеся отряды. Бой длился до вечера. Ночью оба флота двигались медленно вверх по Ла-Маншу. Утром Тромп использовал строй тупого угла из боевых кораблей, сосредоточив под их прикрытием конвоируемые суда. Портлендское сражение продолжилось недалеко от острова Уайт и длилось целый день., Обе стороны пострадали в перестрелке, англичане взяли несколько поврежденных торговых судов. Тем не менее, располагая всего 30 боеспособными кораблями, Тромп и 2 марта вступил в бой. Вечером Блейк ушел к английскому берегу. Англичане лишились 6 кораблей. Голландцы потеряли 9 военных и 24 коммерческих судна, но победа осталась за ними, ибо 3 марта конвой прибыл в Дюнкерк.

    Позже, в мае, Тромп, пользуясь туманом, благополучно провел 200 коммерческих судов в Испанию и вернулся на Тексель, незамеченный англичанами. Вслед за тем, отказавшись от охраны судоходства, голландское правительство отправляло флот в море только для поиска и истребления неприятеля.

    4 июля Тромп, получив в подкрепление всего семнадцать кораблей, с рейда Текселя вышел в море, чтобы атаковать английскую эскадру Бодлея из 8 кораблей и 8 торговых судов в Даунсе. Намереваясь окружить и уничтожить противника, Тромп разделил свои силы надвое. Но Бодлей, знавший о движении голландцев, ушел к Темзе, а Монк с главными силами английского флота вышел из Ярмута вслед за голландским флотом. Тромп, не найдя англичан в Даунсе, пошел искать их к Вли. 8 июня он узнал от рыбаков захваченного судна, где они видели английский флот, и направился к западу, чтобы отрезать неприятеля от устья Темзы.

    Утром 12 июня у мели 1абард Тромп, располагавший 96 кораблями и 6 брандерами, встретился с английским флотом Монка из 100 кораблей и 5 брандеров. В начале боя командовавший авангардом Рюйтер, используя выгодное для него направление ветра, решительно атаковал авангард Лоусона, стараясь его разбить, однако потерпел неудачу ввиду превосходства подготовки английских кораблей. Тромп поспешил на помощь пострадавшей эскадре Рюйтера, после чего сражение превратилось в свалку и продолжалось до 8 часов вечера. Ночью к Монку подошли 18 кораблей Блейка. Англичане сутра возобновили сражение. Воспользовавшись столкновениями голландских судов в центре, они взяли 15 кораблей. К вечеру голландцы отступили к Вилингену. Несмотря на храбрость и искусство, они потерпели поражение из-за слабой подготовки судов. В частности, на второй день к концу запасы пороха. После этого сражения голландские командиры обратились к правительству с заявлением, что их корабли слишком малы по сравнению с неприятельскими, и что при флоте необходимо иметь как минимум два судна с боеприпасами и несколько флейтов с водой и провизией.

    После боя Монк со 106 кораблями занял позицию между двумя голландскими эскадрами: в Текселе (27 кораблей де Витта) и Вилингене (90 кораблей Тромпа). Однако Тромп, который при помощи правительства укрепил флот, решил соединиться с де Виттом и 6 августа оставил Вилинген. 9 августа он оказался в поле зрения английского флота и изобразил отступление, чтобы отвести противника от Текселя и дать де Витту возможность выйти. Быстроходные английские фрегаты догнали тихоходный арьергард и завязали бой. Тромп замедлил ход, чтобы помочь отставшим. До вечера продолжалась перестрелка. На следующий день

    Тромп продолжил отход. Монк преследовал. Тем временем де Витт вышел из Текселя и соединился с главными силами. Соединенные силы 10 августа вступили в бой с англичанами.

    Сражение у Схевелингена началось в 7 часов утра. Тромп командовал правым, Рюйтер — левым крылом, центром — Эверц, арьергардом — Де-Витт и резервной эскадрой — Флоритц. Голландцы прорвались сквозь английский флот, повернули на другой галс и атаковали его. Тромп пал от мушкетной пули, но флот продолжил бой под его флагом. Одолеть англичан не удалось, и к вечеру голландцы ушли частью в Тексель, частью в Маас. Они лишились 14 кораблей против 9 у противника; однако английский флот был так расстроен, что удалился к своим берегам, прекратив блокаду. Упорная борьба на море сыграла свою роль: условия мира, заключенного 14 апреля 1654 года, оказались для Голландии более приемлемыми, чем предлагаемые англичанами раньше.

    Погребен М .Тромп в Дельфте под величественным памятником. Из 50 морских боев и сражений, проведенных им, 33 окончились победой голландского флота.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Пятница, 19.04.2013, 03:10:38 | Сообщение # 45
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Александр Иванович Круз



    Применение резерва и указание командирам кораблей строить в ходе боя линию не по диспозиции в Керченском сражении морские писатели называют ушаковской тактикой. Менее известно, что за два месяца до сражения у Керченского пролива такую тактику применил А.И. Круз в Красногорском сражении.
    А.И. Круз (1731–1799), сын моряка петровского флота и воспитанник известного флагмана Д. Кеннеди, с детства служил на море, обучался в России и за границей, ежегодно бывал в плавании, получил ранение при осаде Кольберга. В Чесменском сражении его корабль «Святой Евстафий» оказался в центре событий, одержал верх над турецким флагманом «Реал Мустафа», но вместе с ним сгорел. При взрыве корабля командир спасся чудом, был награжден орденом Святого Георгия 4й степени. Вторично капитан с трудом избежал смерти, когда трофейный корабль «Родос», который он вел в Россию, встал на мель и его экипаж окружили пираты майноты. Со временем из лихого рубаки моряк стал рассудительным флагманом. Он помогал А.В. Суворову оборонять берега Крыма от десантов турецкого флота, водил эскадры в
    Северное море для охраны нейтрального судоходства, обучал команды. В начале русско-шведской войны 1788–1790 годов вице-адмиралу поручили командование резервной эскадрой. Когда же в мае 1790 года шведские корабельный и гребной флоты угрожали Кронштадту, Екатерина II доверила заслуженному моряку оборону подступов к столице. 7 мая она подписала указ о назначении Круза командующим кронштадтской эскадрой. Вице-адмиралу было поручено со всеми боеспособными кораблями выйти в море, найти неприятеля, атаковать его и постараться разбить.
    Выслав разведку, 12 мая Круз вышел из Кронштадта. Встречные ветры задержали его у Красной Горки, где эскадра занималась артиллерийскими и парусными учениями. Во всеподданнейшем донесении от 17 мая вице-адмирал, сообщая о своем положении и появлении у Гогланда 40 шведских кораблей, в том числе 22 линейных, просил выслать в его распоряжение 8 новых гребных фрегатов, стоявших у Кронштадта. Уже через пять дней фрегаты присоединились к эскадре. Тем временем шведские парусники, которые охраняли передислокацию гребных судов под Выборг, вечером 20 мая обнаружили русский корабельный флот со стороны Кронштадта. Шведскому флоту предстояло, спасая армейские суда, вступить в схватку с русскими, тогда как Крузу следовало сразиться со шведами, чтобы защитить столицу империи.
    К началу сражения эскадра А.И. Круза состояла из 17 линейных кораблей, 4 парусных и 8 гребных фрегатов, 2 катеров. Из 1760 пушек 1400 было на линейных кораблях. Авангардом командовал вице?адмирал Я.Ф. Сухотин, кордебаталией — сам Круз на корабле «Чесма», арьергардом — контр-адмирал И.А. Повалишин. Особый отряд составили 4 парусных и 5 гребных фрегатов под командованием Ф.И. Денисона, которому Круз предоставил право действовать самостоятельно. Фактически этот отряд составлял подвижный резерв для парирования неожиданных действий противника. Ему следовало держаться на наветренной стороне боевой линии линейных кораблей, чтобы обладать свободой маневра. 3 гребных фрегата и 2 катера Круз оставил при себе для передачи сигналов и для посылок.
    Шведский флот насчитывал 22 линейных корабля, 8 больших, 4 малых фрегата и несколько вспомогательных судов; против 800 крупных (18–36 фунтовых) и 600 мелких орудий русских линейных кораблей шведы имели 1200 орудий 29–36 фунтовых и 800 более мелких. В боевую линию генерал?адмирал Карл Зюдерманландский ввел все линейные корабли и 2 больших фрегата; остальные 6 составили отдельный отряд для поддержки пострадавших в бою кораблей и наиболее атакованной части флота.
    Соотношение сил не давало Крузу основания для оптимизма. Но он обязался не допустить шведов к русским берегам, и обещание эскадра Круза успешно выполнила в троекратном сражении у Красной Горки, или у острова Сескара.
    В течение дня 22 мая флоты сближались. Когда же после полуночи повеял восточный ветер, вице-адмирал Круз использовал возможность для наступления. На исходе 3?го часа последовал сигнал флагмана атаковать неприятеля и сразиться с ним на дистанции ружейного выстрела; по этому сигналу авангард начал спускаться на шведский флот. Шведские суда шли в почти правильной кильватерной линии; легкая эскадра держалась с наветренной стороны на траверзе головы эскадры. До начала сражения герцог Карл, имевший указание короля беречь свою жизнь, со штабом перешел на борт малого фрегата «Улла Ферзен», чтобы управлять боем вне строя; на флагманском «Густаве III» оставался для приема и передачи сигналов флаг-офицер лейтенант Клинт. Фактически кордебаталию возглавлял командир флагманского корабля полковник Клинт.
    Российские корабли шли в строю фронта, но вскоре легли на курс, почти параллельный неприятельскому. Круз стремился упорядочить растянувшуюся линию. В начале 5го часа первым открыл огонь шведский авангард, минут через 10 ответил русский авангард, а через 25 минут, когда спустились остальные шведские корабли, перестрелка стала всеобщей. Арьергарды вступили в бой с задержкой и обменивались выстрелами на значительном расстоянии.
    Шведы, оказавшись под ветром, не стремились атаковать и ограничивались обороной. Круз продолжал наступать. Авангард все более сближался с неприятелем. В 8м часу с подходом русского арьергарда сражение приняло особенно острый характер. В это время главнокомандующий поднял сигнал кораблям «Святой Николай» и «Принц Густав» подойти ближе к его флагману, против которого сражались 3 шведских корабля, в том числе генерал-адмиральский.
    В ходе сражения 2 шведских корабля и 3 фрегата пытались охватить и поставить в два огня русский авангард; один из фрегатов уже поворачивал, но Денисон, оценив обстановку и располагая наветренным положением, повел 5 парусных и гребных фрегатов, отогнавших шведов. После этого шведский флот вышел из боя. Круз пытался преследовать. В начале 9?го часа он сделал сигнал построить линию не по учреждению (то есть не по указанному перед боем порядку), а по способности, что сокращало время перестроения; но стихший около 10 часов ветер не позволил продолжить атаку.
    Оба флота оказались почти неподвижными вблизи острова Биорке. Этим удобным моментом воспользовался Густав III и выслал в поддержку своему заштилевшему флоту отряд гребных судов, которые подошли к месту боя около 11 часов. Они пытались атаковать, но встретили отпор фрегатов Денисона. Свою роль сыграл постепенно усиливавшийся юго-западный ветер, который затруднил действия гребных судов. Однако тот же ветер оживил парусники и позволил продолжить сражение после полудня.
    Противники сближались с арьергардами впереди. В начале 14 часов завязался второй этап сражения. Круз неоднократно поднимал сигналы, упорядочивая строй. Он требовал от капитанов занять свои места, прибавить парусов, сомкнуть линию. Но шведы вскоре уклонились от боя. К 15 часам дистанция настолько возросла, что ядра оказались недейственными, и главнокомандующий приказал прекратить огонь; в 15 часов 30 минут он поднял сигнал прибавить парусов и сомкнуть линию. Вице-адмирал, похоже, стремился увлечь шведов в глубину залива, изобилующего мелями. Шведская эскадра на это не решилась; авангард встал на якорь, а кордебаталия, повернув на левый галс, удалялась по ветру. Но перестрелка русского авангарда с ближайшими шведскими кораблями, оказавшимися с подветренной стороны своего флота, продолжалась. Русская эскадра, двигавшаяся контркурсом, вела бой, пока шведский флот не прошел мимо и огонь прекратился, а в 20м часу по сигналу Круза легла в дрейф.
    Флагманский корабль А.И. Круза был в самой гуще боя. Вице-адмирал в одном камзоле с орденской лентой непрерывно курил трубку; на плече его осталась кровь убитого на юте матроса. Когда стало известно о тяжелом ранении Сухотина, Круз на шлюпке под выстрелами направился проститься с ним, а затем обходил на виду у неприятеля корабли своего флота. Он сначала предполагал атаковать 24 мая. Однако сведения о серьезных повреждениях заставили отказаться от этой мысли. В донесении императрице, отправленном 24 мая, вице-адмирал обещал держаться в виду неприятельского флота, пока не подойдет эскадра Чичагова.
    В полночь установился тихий ветер. Но Круз из-за повреждения кораблей не мог воспользоваться наветренным положением и атаковать неприятеля. Также и шведы не могли напасть на русский флот, находившийся в 4–6 милях; оба флота много маневрировали на узких фарватерах.
    Около 2?х часов шведские корабли поставили все паруса и стали удаляться, что вице-адмирал приписал появлению Чичагова. В 3м часу неприятельский флот был виден вдали, и главнокомандующий дал сигнал построиться в линию баталии по способности. Одновременно продолжался ремонт. К 8 часам на корабле «Чесма» заменили крюйс и крюйс-брам-стеньги; поврежденный корабль «Иоанн Богослов» и катер «Гагара» ушли в Кронштадт. Боевая линия уменьшилась до 16 кораблей против 22 неприятельских. Однако Круз готовился к бою, ибо с появлением Чичагова вступал в действие план совместных действий двух адмиралов. По сигналу вице-адмирала к 10 часам эскадра строила линию баталии. В 11м часу главнокомандующий созвал всех капитанов. Русская боевая линия построилась к полудню курсом на юг. Ветер стал попутным шведам, и они с 13го до 15го часа медленно спускались на русскую линию и маневрировали. После перемены ветра на юго-западный авангард и легкая эскадра шведов оказались под ветром, и потребовалось время, чтобы восстановить линию.
    Круз в начале 15го часа сделал сигнал «Приготовиться к бою», в 16м часу — «Передним кораблям убавить, а задним прибавить парусов». Он стремился сомкнуть колонну. В начале 17го часа шведский флот спустился на русскую линию, и Круз отдал приказ начать бой. До 18 часов огонь распространился по всей линии, а 3 передовых корабля шведов получили приказ обойти и поставить в два огня русские корабли, стоявшие по краям, но те спустились под ветер и повернули, угрожая отрезать шведский авангард.

    Противники сражались до вечера, пока шведам не стало известно о приближении ревельской эскадры Чичагова. Оказавшийся между двух огней герцог Карл 25 мая приблизился к Выборгской бухте и по приказу короля вступил в нее для прикрытия шхерного флота. Соединившиеся русские эскадры заблокировали неприятеля и через месяц разгромили в Выборгском сражении.
    За Красногорское сражение императрица наградила А.И. Круза орденом Святого Александра Невского, за Выборгское — чином адмирала и орденом Святого Георгия 2й степени, а 8 сентября — шпагой с надписью «За храбрость», украшенной алмазами.
    В последующие годы Круз готовил и выводил в море кронштадтскую эскадру, временами исполнял обязанности главного командира Кронштадтского порта. Вступивший на престол в 1796 году Павел I милостиво отнесся к заслуженному флотоводцу: наградил орденом Святого Андрея Первозванного, назначил адмиралом красного флага (командиром арьергарда флота), а после плавания флота под командованием Павла I в 1797 году — адмиралом белого флага (командующим кордебаталией и фактически всем Балтийским флотом). Император пожаловал флотоводцу табакерку, украшенную бриллиантами, земельные владения (в том числе село Капотню, деревни под Москвой) и каменный дом в Кронштадте. В 1798 году адмирал крейсировал с флотом, чтобы не допустить входа иностранных военных судов на Балтику.
    5 мая 1799 года адмирал Круз скончался в кругу семьи. Похоронили его на Лютеранском (Немецком) кладбище в Кронштадте; надгробный памятник в виде ростральной колонны символизировал его морские победы. Могила не сохранилась. На предполагаемом месте захоронения поставлен новый памятник.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Пятница, 19.04.2013, 03:12:37 | Сообщение # 46
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Адам Дункан



    Английский адмирал Адам Дункан знаменит победой при Кемпердауне над голландским флотом. Но для российского читателя особенно интересно, что он командовал эскадрами, в состав которых входили русские корабли.
    Адам Дункан (1731–1804) с 1746 года находился на военно-морской службе. Под командованием Д. Роднея он участвовал во многих операциях английского флота, в том числе в захвате Гибралтара (1780). В 1795 году он получил чин адмирала и командовал флотом в Ла-Манше. Именно тогда к берегам Англии пошли русские эскадры.
    Екатерина II избегала ввязываться в войны антифранцузской коалиции; ее больше интересовал раздел Польши. Тем не менее императрицу беспокоила Франция, расширявшая захват земель в Европе. Для того чтобы прекратить французскую экспансию, она в 1795 году на помощь союзной Англии выслала эскадру вице-адмирала П.И. Ханыкова. В этой эскадре младшим флагманом на корабле «Елена» шел контр-адмирал Макаров. Эскадра перешла из Кронштадта к берегам Англии и с
    британской эскадрой крейсировала у острова Текселя. В следующем году эскадра Ханыкова вернулась на Балтику. Макаров остался с лучшими кораблями у берегов Англии. В 1796–1797 годах он с флагом на корабле «Святой Петр» продолжал крейсерства.
    В этот период контр-адмиралу довелось оказать неоценимую услугу британской короне, когда в 1797 году в Спитхэде, а затем в Норе взбунтовались матросы. В распоряжении адмирала Дункана осталось лишь несколько кораблей. Моряки остальных, возмущенные несправедливостями и тяготами службы, восстали и арестовали офицеров. Во главе восстания встал Паркер. Английское командование не располагало силами для подавления бунта. Именно тогда и вмешалась русская эскадра, под пушками которой восставшим, не имевшим ясной цели и твердого руководства, пришлось капитулировать.
    За поддержку английского адмирала Дункана во время возмущения экипажей на его эскадре Макарова по возвращении в Россию наградили орденом Святой Анны 1й степени. Английский король за содействие удостоил его украшенной бриллиантами золотой шпаги с надписью «Тексель июнь 12 1797 г.». Сам Дункан написал благодарственное письмо флагману и его подчиненным.
    В 1797 году Павел I отозвал из Северного моря и эскадру Макарова. Он намеревался уменьшить военные расходы. Кроме того, эскадра должна была принять участие в маневрах флота, которые лично генерал-адмирал проводил в Финском заливе. Весной 1797 года эскадра Макарова после стоянки в английских портах ходила в крейсерства, а 31 мая отправилась в Северное море. Сопровождаемые от Текселя до Датских проливов английской эскадрой, корабли Макарова прибыли в Кронштадт 13 июля.
    В 1797 году французская Директория после Кампоформийского мира имела лишь одного противника — Великобританию. Надеясь использовать обстановку, сложившуюся в английском флоте после матросских восстаний 17 апреля — 13 июня, Директория решила на судах голландского флота высадить в Ирландии 15тысячную армию генерала Оша. Эскадра вице-адмирала В. де Винтера из 15 линкоров вышла в море. Однако 11 октября блокировавшая побережье Голландии эскадра адмирала Дункана (16 линейных кораблей) настигла голландцев у голландского города Кемпердауна и нанесла им поражение.
    В бою Дункан применил новый тактический прием, позднее использованный Нельсоном при Трафальгаре. Он атаковал противника с наветренной стороны двумя колоннами, не ожидая, когда корабли выстроятся в боевую линию. Флагман сразу сообщил командирам кораблей, чтобы они прорвались сквозь линию противника и атаковали его с подветренной стороны. Это был смелый, но рискованный замысел, ибо в этом случае голландцы приобретали наветренное положение. Идя полным ходом, английские корабли начали прорываться между неприятельскими кораблями, внося своим огнем опустошение на их палубах. Пробиться на подветренную сторону (кроме Дункана) удалось лишь авангарду адмирала Онслоу, разорвавшему строй противника. Сражение обратилось рядом столкновений, в которых преимущество имела английская артиллерия. Англичане захватили 9 линейных кораблей и 2 фрегата. В плен попал и командующий голландской эскадрой де Винтер. Высадка в Ирландии не состоялась. За славную победу Дункан получил титул лорда Кемпердаун.
    Когда к началу 1799 года сформировалась вторая антифранцузская коалиция, союзный флот под командованием адмирала Дункана крейсировал в море, блокируя неприятельские базы в Бресте, Текселе и Кадисе. В его распоряжении находились и эскадры под общим командованием русского вице-адмирала Макарова, которые были направлены для блокадных действий в мае—июле 1798 года.
    С января по апрель 1799 года 14 линейных кораблей, 4 фрегата и катер вице-адмиралов Макарова, Тета и контр-адмирала Карцова стояли на Блекстонском и Норском рейдах. 29 апреля эскадра контр-адмирала Карцова из 3 кораблей и фрегата была отправлена на Средиземное море и 22 августа присоединилась на Палермском рейде к эскадре Ф.Ф. Ушакова. Остальные корабли крейсировали у британских берегов, прикрывая судоходство, а в июле—августе принимали участие в захвате Текселя.
    Союзники начали боевые действия в Батавской республике, намереваясь изгнать французов, восстановить правление штатгальтера и захватить или уничтожить голландский флот, чтобы им не воспользовалась Франция. К концу июля союзный флот сосредоточился у Текселя. Английская эскадра Дункана насчитывала 9 линейных кораблей, русская — 7 кораблей и 2 фрегата. До начала августа союзный флот крейсировал у Текселя. Затем прибыла эскадра вице?адмирала Митчелла, включавшая 180 судов с десантом (дивизия Аберкромби из 12600 человек). Но ожидание, прерываемое обычными переходами судов, продолжалось.
    10 августа Дункан отправил адмиралу голландского флота Сторей и коменданту крепости Гельдерн предложение о сдаче и приготовился к атаке, но парламентер привез отказ, а шторм утром 11 августа заставил союзников отойти. 15 августа, когда волнение утихло, союзный флот обложил Гельдерн в несколько линий. Первую составили бомбардирские и мелкие суда, вторую — фрегаты и шлюпы, третью — транспорты и гребные суда; линейные корабли Митчелла и Макарова на левом фланге наблюдали за батавским флотом, а Дункан и Тет охраняли высадку с правого фланга.
    16 августа после полудня вице-адмирал Макаров получил письмо Дункана, в котором тот предлагал по сигналу послать гребные суда к транспортам для перевозки войск. На британских, затем на русских кораблях вместе с кормовыми были подняты флаги принца Оранского. Союзники демонстрировали, что идут для возвращения власти законному правителю. 16–17 августа английские войска были высажены южнее Гельдерна и, заняв крепость, открыли союзному флоту вход в гавань острова Тексель.
    Успех десанта повлиял на состояние голландского флота. Стоявшие в северном проходе у Текселя голландские корабли ушли за возвышенность мыса Какдоун. 19 августа корабли «Ретвизан», «Европа», «Мстислав» были присоединены к отряду Митчелла и задействованы при сдаче голландского флота англичанам. Присутствовал при этом и принц Оранский. 11 союзных кораблей, 6 фрегатов, 4 корвета Митчелла и Тета вошли на Тексельский рейд и стали против батавского флота; распространенные на берегу прокламации с призывом восстановить власть штатгальтера и флаги принца Оранского на мачтах союзных кораблей сделали свое дело: матросы отказались стрелять в союзников, выбросили снаряды в море, и голландскому адмиралу пришлось капитулировать. Союзники, отправили свои команды на голландские суда. Русские корабли «Ретвизан» и «Мстислав» взяли два корабля, в том числе флагманский «Вашингтон» — он был доставлен в Англию «Ретвизаном», а флаг и вымпел с другого корабля посланы в Россию и помещены в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Командовавший «Ретвизаном» А.С. Грейг был награжден орденом Святой Анны 2й степени, а в 1802 году за то же получил орден Святого Георгия 4?й степени; Макарову Дункан прислал письмо с выражением признательности.
    Все 10 кораблей и 12 фрегатов были отправлены в Англию под конвоем англичан, за ними пошли и три русских корабля. Из остальных кораблей 20 августа Дункан приказал составить крейсирующую эскадру вице?адмирала Тета (4 корабля, фрегат и катер).
    Англичане продолжали высаживать подкрепления, к 1 сентября удвоив численность войск в Батавской республике. Со 2 по 6 сентября были высажены с кораблей П.В. Чичагова русские войска. Однако начатое союзниками наступление вглубь страны, не поддержанное населением, окончилось поражением. Союзники были вынуждены 7 октября заключить перемирие и с 13 октября по 8 ноября эвакуировали войска в Англию.
    За то, что в 1799 году, командуя соединенной эскадрой у Текселя, Макаров высадил десант на голландский берег и помог англичанам овладеть голландским флотом, император наградил его орденами Святого Иоанна Иерусалимского и Святого Александра Невского, пенсией в 2000 рублей. От англичан вице-адмирал получил вторую золотую шпагу, украшенную бриллиантами.
    В 1800 году русские эскадры вернулись на Балтику. Так как русско-английские отношения испортились, Павел I отказался посылать подмогу британскому флоту. Более того, флот этот оказался противником. Объявленный в 1800 году по инициативе Павла I «вооруженный нейтралитет» приобрел антианглийскую направленность. Посланной на Балтику английской эскадре следовало заставить союзников отказаться от своих намерений. Нельсон совершил знаменитое нападение на датский флот в порту Копенгагена, заставил укрыться в гавани флот шведский и готовился направиться к Ревелю.
    Боевые действия адмирала Дункана на море завершились в 1799 году. В 1800 году он вышел в отставку. Возможно, причиной стало несогласие моряка с движением флота против России — недавнего союзника по коалиции. Скончался флотоводец в 1804 году.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Суббота, 20.04.2013, 03:15:42 | Сообщение # 47
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Алкивиад



    Одержавший несколько побед на море стратег Алкивиад, один из замечательнейших афинских деятелей и полководцев, прославился также своими изменами, в результате которых те, кому он изменял, несли немалый ущерб.
    Алкивиад родился около 451 года до н. э. Его отец Клиний прославился, командуя триерой в морском бою при Артемисии, а в 447 году до н. э. погиб в бою при Коронее с беотийцами. Одним из опекунов мальчика стал Перикл, а на его характер повлияла дружба с Сократом. Еще подростком Алкивиад участвовал с ним в военных походах, и друзья спасали друг друга в бою. Но самые яркие черты мятущегося характера Алкивиада, честолюбие и стремление всегда быть первым, нередко заставляли его совершать не лучшие поступки, и даже благотворный пример Сократа не помогал. Он вел роскошную жизнь, щеголял расточительностью, любовью к комфорту, и даже на триере приказал вырезать часть палубы, чтобы спать не на досках, как все, а в постели из ремней.
    Во время Пелопоннесской войны (431–404 гг. до н. э.) Алкивиад участвовал в военных

    действиях против Потидеи (432–430 гг. до н. э.) и в битве при Делии (424 г. до н. э.). Отличаясь смелостью и умом, он не раз с 421 года был избран стратегом.
    Происхождение, богатство, многочисленные друзья и родственники, доблесть в боях открывали Алкивиаду путь к государственным должностям. Он обладал также даром красноречия и убеждения. Потому, когда юноша вышел на политическую арену, у него оказалось вскоре только двое серьезных противников — Феак, с которым он скоро справился, и Никий. Последний, опытный стратег, был сторонником мира со Спартой, и во многом именно благодаря его усилиям был заключен в 421 году договор, названный Никиевым миром. Алкивиад, завидуя Никию, доказывал афинянам неизбежность войны. В конце концов, его стараниями мир был нарушен.
    После смерти Перикла Афины посылали отряды на Сицилию для поддержки городов, с которыми несправедливо поступали жители Сиракуз, становившихся соперниками Афин. Алкивиад в 420 году убедил народное собрание в необходимости послать большой флот для окончательной победы и утверждал, что экспедиция на Сицилию может стать началом больших завоеваний, включая Карфаген, Италию и Пелопоннес. Рассудительный Никий старался отговорить народ, считая трудным делом покорение Сиракуз, но его советам не вняли и также, как и Алкивиада и Лисимаха, которые были людьми горячими, избрали стратегом. Перед выходом экспедиции кто?то отбил выступающие части у герм — изображений бога Гермеса. Враги приписывали этот случай, как и другие случаи кощунства, Алкивиаду, однако не дали ему задержаться, чтобы опровергнуть обвинение.
    В экспедицию из Пирея выступили 100 хорошо снаряженных триер с экипажами из лучших людей. Богато украшенные многочисленные суда должны были продемонстрировать мощь и богатство Афин. После того как в море к ним присоединились союзные суда, эскадра насчитывала 136 триер, на которых было 36000 человек войск и экипажей. Войска высадились на восточном побережье у города Катаны, произошли первые стычки с жителями Сиракуз — главного противника на Сицилии. Экспедиция 415–413 годов началась успешно благодаря действиям Алкивиада. Однако полководца отозвали с Сицилии, чтобы судить за религиозное кощунство, в котором он не был повинен. По пути в Афины Алкивиад бежал и скрылся в Спарте. Его заочно приговорили к смерти и конфискации имущества. Последствиями его измены явились поражения афинян на суше и на море у Сиракуз и отказ от экспедиции на Сицилию.
    В Спарте Алкивиад проявил себя ярым противником демократии и сторонником аристократии, которая там правила. Желая отомстить соплеменникам за несправедливое осуждение, стратег дал спартанцам рекомендации по борьбе с афинянами. По его совету Спарта создала флот, оказала поддержку ионийским грекам против Афин, вступила в переговоры с Персией о финансовой поддержке и основала на территории Аттики опорный пункт. Ранее спартанцы ограничивались набегами. Теперь в укрепленной Декелее, в 20 километрах севернее Афин, спартанцы поставили отряд войск, чтобы держать центр морского союза в положении полуосажденного. В Афинах начались болезни и голод, к спартанцам перебежали более 20000 афинских рабов.
    Алкивиад недолго оставался в Спарте. Он хорошо умел приспособляться к обычаям тех людей, среди которых жил, и вскоре добился уважения спартанцев. Благодаря его действиям жители Хиоса, Лесбоса и Кизика собрались отделиться от Афин и направили послов в Спарту. Стратег рекомендовал помочь хиосцам, сам отправился с флотом, склонил к отделению от Афин почти всю Ионию. Однако рост популярности Алкивиада встревожил царя Спарты Агида, и тот приказал убить соперника. Предупрежденный стратег был вынужден перебежать к персидскому сатрапу Тиссаферну и вскоре стал влиятельнейшим лицом при его дворе. Он рекомендовал сатрапу не оказывать спартанцам слишком большой помощи, чтобы греки истощали друг друга в длительной борьбе.
    Тем временем афиняне раскаивались в решении, принятом в отношении Алкивиада. Главные их силы собрались у Самоса, откуда выходили корабли, чтобы приводить к послушанию отделившиеся города и поддерживать союзные. Афиняне опасались 150 финикийских судов, которые шли к Тиссаферну. В 411 году Алкивиад послал к сторонникам олигархии у Самоса предложение помочь им прийти к власти. Одержавшие верх сторонники Алкивиада, рассчитывая на поддержку Тиссаферна, направили в Афины представителей. Те захватили власть, предоставив ее 400 олигархам, развернувшим террор против сторонников демократии. Возмущенные афиняне у Самоса пригласили Алкивиада, назначили его стратегом и предложили направить флот к Афинам. Однако Алкивиад не собирался возвращаться в Афины как каратель. С уходом флота враги могли овладеть всей Ионией. Склонив своих сторонников к мысли отказаться от немедленного похода на Афины, Алкивиад договорился с Тиссаферном, который так и не привел на помощь лакедемонянам финикийскую эскадру. Тем самым он лишил противника явного преимущества на море. Вскоре после того олигархи были свергнуты в Афинах, и победители пригласили Алкивиада. Но тот намеревался вступить в родной город триумфатором.
    С небольшим отрядом кораблей стратег вышел из Самоса. Узнав, что флот спартанца Миндара плывет к Геллеспонту (Дарданеллам), преследуемый афинянами, Алкивиад прибыл с 18 триерами, когда два флота уже сражались у Абидоса целый день с переменным успехом. Появление Алкивиада ободрило спартанцев. Однако он атаковал тех пелопоннесцев, которые побеждали афинян, заставил их бежать к берегу, крушил корабли и избивал спасающихся вплавь людей, хотя персидская пехота Фарнабаза защищала союзный флот с берега. В результате сражения афиняне не только спасли свои корабли, но и взяли 30 неприятельских. Гордый победой, Алкивиад явился к Тиссаферну, но тот арестовал его, чтобы оправдаться перед спартанцами.
    Только через месяц стратегу удалось бежать. Добравшись до лагеря афинян, он узнал, что Миндар и персидские войска Фарнабаза у Кизика, и вдохновил воинов на бой с ними. Он приказал мелкие суда заключить в середину флота и выступил под прикрытием грозы с дождем и темноты. Только когда тьма начала рассеиваться, у гавани Кизика увидели неприятеля. Чтобы спартанцы не бежали, увидев его крупные силы, на берег, Алкивиад направился в атаку лишь с 40 триерами. Противник завязал сражение. Когда же подошли оставленные позади остальные афинские силы, спартанцы бежали. Афинский стратег с 20 лучшими кораблями пробился к берегу и высадил десант, истреблявший бегущих с кораблей на берег. Двинувшиеся на помощь войска Миндара и Фарнабаза были разбиты. Было перехвачено спартанское донесение, сообщавшее: «Корабли погибли. Миндар погиб. Экипаж голодает. Не знаем, что делать». Овладев Кизиком, афиняне укрепились на Геллеспонте. Алкивиад начал разорять страну Фарнабаза, подчинил Халкедон, Селимбрию и Византий, отпавшие ранее от Афин. При взятии Византия стратег применил хитрость: распустив слух об уходе в Ионию для подавления восстаний, он отправился с флотом в море и ночью вернулся. Суда с шумом штурмовали гавань, тогда как сторонники Алкивиада тайно впустили его воинов в город. В жарком бою Византий был взят.
    В 407 году Алкивиад с многочисленными трофейными судами и добычей вернулся в Афины. Он вез не менее 200 носовых украшений с побежденных и потопленных кораблей. Его встретили с радостью и печалью одновременно, ибо многие понимали, что не будь несправедливого приговора, не было бы и несчастий, вызванных Алкивиадом. Когда Алкивиад на народном собрании рассказал о своих злоключениях и о перспективах борьбы с врагом, его увенчали золотыми венками и избрали стратегом с неограниченными полномочиями на суше и на море. Он приобрел авторитет, проведя священную процессию до Элевсина и обратно вблизи спартанских войск, занимавших Декилею. Многие бедняки даже предлагали провозгласить его тираном, что встревожило влиятельных граждан, торопивших выход Алкивиада в море.
    Алкивиад с сотней подготовленных кораблей напал первоначально на Андрос, победил его защитников, но не взял город, что позднее поставили ему в вину. Не получая денег от Афин, флотоводец был вынужден добывать их у персидского царя Кира или у покоренных провинций. Когда он отправился собирать дань с Карий, то оставил вместо себя Антиоха, запретив сражаться с неприятельским флотом, даже если тот попадется на пути. Однако Антиох пренебрег запретом, пошел к Эфесу, вызвал на бой спартанского стратега Лисандра, который разбил афинский флот, захватил много судов и людей. Вернувшись на Самос, Алкивиад со всем флотом вызвал Лисандра на бой, но тот удовольствовался одержанной победой.
    Враги обвинили Алкивиада в злоупотреблениях. Поверившее им народное собрание избрало других стратегов. Эти стратеги, Тидей, Менандр и Адимант, основав стоянку при Эгоспотамах, несколько дней вызывали Лисандра на бой. Алкивиад, воевавший поблизости на свой страх и риск с фракийцами, попробовал предостеречь стратегов, но его не послушались. Флотоводец утверждал, что в силах заставить неприятеля вступить в морское сражение или покинуть корабли. Однако Лисандр разгромил афинский флот, перебил 3000 пленных. Вскоре он взял Афины, истребил флот и разрушил Длинные стены.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Суббота, 20.04.2013, 03:18:02 | Сообщение # 48
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Альфред фон Тирпиц



    Тирпица считают создателем большого флота, с которым Германия вступила в Первую мировую войну. Однако гросс-адмиралу так и не дали возможности управлять тем флотом, в организацию которого он вложил столько сил.
    Альфред Тирпиц родился 19 марта 1849 в Кюстрине. Он происходил из семьи небогатого бюргера. В реальном училище у Альфреда были посредственные успехи. По совету школьного товарища Мальцана он весной 1864 года сдал вступительные экзамены в берлинское военно?морское училище. Флот того времени не пользовался в Германии популярностью. В 1866 году юноша был артиллеристом на парусном корвете «Ниобея», который в Ла?Манше ожидал столкновения с австрийским паровым корветом «Эрцгерцог Карл». В 1870 году он служил младшим лейтенантом на сильнейшем корабле первой броненосной эскадры «Кениг Вильгельм». Эскадра выходила в море, но не вступала в сражение с превосходящей по мощи французской. Моряки несли постоянную дозорную службу, высматривая сорванные с якорей мины. В 1871 году Тирпиц был старшим офицером канонерки «Блиц» — стационера на Эльбе,
    которую с 1872 года послали для охраны ловли сельди германскими промышленниками. В 1873 году, когда Тирпиц состоял вахтенным офицером на «Фридрихе Карле», корабль направили для защиты интересов немецких граждан в Испании, где шла гражданская война; корабль участвовал совместно с англичанами в захвате судов инсургентов, обстреливавших приморские города.
    В 70?х годах молодой артиллерийский офицер Тирпиц рекомендовал механизацию артиллерийского дела и стремился к повышению боевой подготовки, добиваясь конечной цели. Когда в 1877 году стало ясно значение минного оружия, Тирпица послали в Фиуме для приема мин Уайтхэда. Он стоял во главе торпедного дела с мая 1878 года, в 1879 и 1880 годах продемонстрировал успешную стрельбу торпедами кронпринцу и кайзеру. Моряк рекомендовал торпедное оружие, как и другие нововведения, только по мере того как они становились реальной силой, чтобы, как он писал, «создать в кратчайший срок и с ограниченными средствами первоклассный флот, а не музей опытных образцов». На ранней стадии Тирпиц занимался решением вопросов технических, однако вслед за тем на поверхность всплыли проблемы использования торпед как нового вида оружия. В зимние месяцы моряк организовал курсы торпедного дела для офицеров и унтер-офицеров. Разработанная методика была применена на кораблях подготовленными им офицерами. Тирпиц приучал моряков к самостоятельности, помогал преодолевать существовавший тогда страх перед столкновениями. Начав с одиночного маневрирования, он переходил к действиям отрядами, добиваясь уровня боевой подготовки более высокого, чем на других кораблях. Моряк внушал офицерам, что маневры позволяют установить недостатки в тактике, но не гарантируют, что успешные действия на учениях могут служить рецептом в случае войны. Он проповедовал принципы для миноносцев в бою: «идти на сближение и стрелять в середину», «действовать сообразно обстоятельствам». Благодаря усилиям Тирпица развитие не пошло по пути создания прибрежного флота. Он настоял на сооружении миноносцев, пригодных для действия в Северном море. Однако Тирпиц считал, что минное оружие никогда не заменит линейных кораблей в качестве основной силы флота.
    В 1886 году Тирпица поставили во главе созданной им минной инспекции, которая объединила руководство военной подготовкой, верфями и мастерскими. В 1887 году Тирпиц командовал флотилией миноносцев, сопровождавших будущего кайзера Вильгельма, и познакомился с принцем, интересовавшимся военно?морской техникой. Однако последующие морские министры слабо представляли роль минного оружия. Тирпицу пришлось приложить усилия, чтобы сохранить торпедное дело. В 1889–1890 годах он командовал в Средиземном море кораблями «Прейссен» и «Вюртемберг». Затем его хотели определить инспектором верфей, однако по предложению канцлера фон Каприви кайзер назначил его начальником штаба Балтийского флота.
    Когда во время дискуссии на обеде для моряков в Киле весной 1891 года Вильгельм II оказался недоволен тем, что выступающие не предлагают путей улучшения дел, Тирпиц высказал свои соображения. Видимо, по этой причине в январе 1892 года кайзер назначил Тирпица начальником штаба верховного командования. Ему, как человеку, имевшему обширные познания в истории и тактико-стратегическую подготовку, предложили разработать тактику Флота открытого моря. Тот пригласил в штаб специалистов, работавших с ним в минной инспекции. В первую же очередь он обратил внимание на повышение боевой подготовки и воспротивился сухопутному подходу к мобилизации, при которой корабли мирного времени должны были половину экипажа передать на мобилизуемые суда и лишиться боеспособности. Тирпиц просил дать ему свободу действий в области интеллектуальной подготовки флота, поручив все остальные вопросы статс-секретарю по морским делам.
    Тирпиц не согласился с практикой, при которой устав содержал набор эволюций. На осенних учениях 1892 года между морским ведомством и верховным командованием возникли разногласия, и был составлен устав, проект которого готовил Тирпиц. Следующим шагом явилось улучшение боевой подготовки на кораблях. Осенью корабли объединили под непосредственным руководством высшего командования. Из кораблей создавали значительные соединения, однако численность флота была так мала, что только применяя «бутафорские» корабли, удалось представить на учениях сражение двух флотов. На основе маневров 1892–1894 годов были разработаны линейная тактика и принцип эскадренной организации, по которой в тактическую единицу — эскадру входило не более 8 кораблей; при большей численности эскадры соединяли в общий строй. Наличие младших флагманов во главе эскадр позволяло в дыму сражения действовать самостоятельно, даже если сигналы главнокомандующего не были видны. Тирпиц восстановил термин «линейный корабль». Он утверждал, что в этот период его крупнейшим достижением стало развитие воинского духа на флоте.
    Морское ведомство тогда в основу деятельности ставило крейсерскую войну. В докладе о флоте, который кайзер лично хотел прочесть для депутатов зимой 1894–1895 годов, он также исходил из этого тезиса. Однако Тирпицу удалось до доклада изложить Вильгельму II смысл одной из своих докладных записок, в которой он утверждал, что целью тактического организационного развития должен стать бой. На следующий день докладчик говорил не только о крейсерской войне, но и о линейном флоте, что привело в недоумение депутатов, не знавших, каким путем намерено идти морское ведомство. Получив в декабре 1895 года поручение кайзера дать заключение на записку верховного командования о строительстве флота, Тирпиц изложил свой подход. Он считал, что наметилась не только тактическая необходимость в линейном флоте, но и политическая, ибо бурный экономический и демографический взлет Германии требовал участия страны в переделе мира, а это неминуемо вело к столкновению с владычицей морей — Англией. Уже можно было говорить о том, не опоздала ли Германия к разделу колоний. Кроме того, расстановка сил в Европе делала союз с Германией ценным не столько из-за армии, сколько из-за флота.
    Весной 1896 года Тирпица назначили командующим Восточно-Азиатской крейсерской эскадрой. Он получил задачу изыскать на побережье Китая пункт для сооружения военно-морской базы, ибо защищавшая интересы германской торговли эскадра зависела от английских доков в Гонконге. Тирпиц считал единственно пригодным и с военной, и с экономической точки зрения Циндао. Благодаря его настойчивости после долгих колебаний Берлин согласился с мнением адмирала.
    Весной 1897 года Тирпиц получил приказ возвращаться и через США прибыл в Берлин. Его собирались назначить морским статс-секретарем. Сразу же адмирал высказал замечания по проекту закона о флоте, который ставил во главу угла большой заграничный флот. Он сказал кайзеру, что поскольку решительная крейсерская и океанская война против Англии невозможна без баз и из-за особенностей географического положения Германии, для защиты интересов страны требуется большой флот между Гельголандом и Темзой. Он считал, что необходимо создать флот, союз с которым был бы выгоден; до решения этой задачи следовало избегать международных конфликтов. Адмирал просил консультироваться с ним по политическим вопросам, связанным с использованием кораблей заграницей. Тирпиц получил согласие, но в дальнейшем кайзер и верховное командование не раз нарушали обещание.
    Предоставив текущие дела заместителю, Тирпиц занялся подготовкой кораблестроительной программы. Он настаивал на том, чтобы программу приняли в качестве закона. Это требовалось для дисциплинирования морского ведомства, рейхстага и самого кайзера с его богатой фантазией. Германия не могла себе позволить создавать музей из разнотипных кораблей. Флот следовало развивать с уверенностью, что в рамках закона средства будут предоставлены.
    Благодаря поддержке влиятельных лиц, к которым обращался Тирпиц, и развернутой в печати кампании поддержки идеи развития флота закон о кораблестроительной программе был принят. Однако адмирал понимал, что после окончания 6летней программы-минимума 1897 года необходимо осуществить и следующие. Уже в начале 1900 года последовала новелла (дополнение) к закону, связанная с ростом цен; ввиду оскорбительных действий англичан и американцев против германских судов, новеллу приняли быстро. Вторая судостроительная программа была разработана уже с учетом соперничества Германии и Англии на море; ничем иным нельзя было объяснить удвоение численности судов. Тирпиц хотел избежать угроз в адрес Англии, однако ввиду антианглийской кампании в прессе был вынужден сказать в декабре 1899 года в рейхстаге, что программа предусмотрена на случай столкновения с самым сильным флотом в Северном море. Он стремился создать соотношение сил, при котором борьба с германским флотом стала бы рискованной для англичан. Программу приняли в 1900 году. Исключив крейсера для заграничной службы, рейхстаг поддержал создание линейного флота. Сам Тирпиц обещал кайзеру, что тот к концу выполнения программы получит 38 броненосцев с кораблями сопровождения, и флот этот, уступающий лишь английскому, станет залогом безопасности страны. В том же году моряк получил дворянство.

    Благодаря принятым мерам при скромных расходах удалось создать флот, численно уступающий английскому, но превосходящий его по живучести, броневой защите и другим качествам. Параллельно пришлось решать проблемы расширения шлюзов и каналов, чтобы можно было выводить в море корабли больших размеров. Тирпиц осторожно использовал новинки. В частности, подводные лодки он предложил пустить в серию, когда появились и прошли проверку мореходные образцы. Лодки адмирал предлагал строить в количестве, необходимом для борьбы с неприятельской торговлей. Сомневаясь в эффективности дирижаблей, он поддержал развитие морской авиации.
    По мере развития флота Тирпиц добился, чтобы кроме крейсирующих эскадр, соединяющих Германию с ее гражданами за границей, и новые корабли ходили в дальние плавания с целью получить практику и продемонстрировать свой флаг.
    Тирпиц выступал в роли политического деятеля, которому приходилось лавировать между требованиями кайзера и руководителей кабинета. Чаще всего адмирала не ставили в известность о внешнеполитических действиях, которые могли быть восприняты как вызов Великобритании или другим странам. Нередко внешнюю политику вели люди, которые нарушали принципы адмирала: всячески сохранять мир и избегать инцидентов, оскорбляющих англичан. Сам кайзер допускал публичные высказывания, которые можно было воспринять как угрозы морским противникам. Тирпиц считал необходимым поддерживать добрые отношения с Россией; однако постройка железной дороги Берлин — Багдад и отказ от договора с Россией в 1890 году вызвали русско?французский союз и подъем антинемецких настроений. Он полагал, что внешняя политика Германии перед мировой войной привела к ослаблению ее престижа в мире и ухудшению отношений со многими странами, включая США и Японию.
    С 1906 года Тирпиц добивался постройки ежегодно в среднем 3 больших кораблей и сокращения срока их службы, чтобы быстрее обновлять корабельный состав. Это вызвало беспокойство в Англии. Тирпиц, чтобы уменьшить это беспокойство, был согласен закрепить превосходство британского флота над германским в соотношении 16:10, которое предложил Черчилль. Однако морское соглашение так и не было достигнуто, ибо в основе лежали экономические противоречия между двумя странами, борющимися за господство в мире.
    В 1908–1918 годах Тирпиц состоял членом прусской палаты господ. После Агадирского кризиса 1912 года он предложил держать в первой линии не 2, а 3 эскадры, чтобы можно было повысить боевую подготовку моряков, служащих весь срок на одном корабле. На переговорах с английским послом Ходценом он согласился на минимальные уступки, однако по упорству англичанина понял, что Великобританию устроил бы только отказ Германии от развития флота.
    В 1911 году Тирпиц получил чин гросс-адмирала. Но в 1911–1912 годах он не раз подавал в отставку, борясь за создание морской силы в соответствии с Законом о флоте 1900 года.
    В 1912–1914 годах благодаря уменьшению числа кораблей, строящихся в год, с трех до двух, англо-германские отношения заметно улучшились. В 1913 году было достигнуто даже соглашение на основе соотношения 16:10. Однако не стоило переоценивать это улучшение. В 1914 году запрошенные Тирпицем увеличения расходов на службу флота в иностранных водах наряду с неосторожными действиями дипломатии привели к протесту Англии. Но отношения двух стран выглядели так хорошо, что впервые за многие годы английская эскадра прибыла в Германию на празднование Кильской недели. Она ушла после убийства в Сараево.
    Тирпица в начале переговоров, приведших к войне, не было в Берлине. Он вернулся лишь 27 июля, когда по приказу кайзера флот пришел к портам. Он не знал об опасности вступления в войну Англии. Однако, когда Германия объявила войну России и готовилась объявить войну Франции, Тирпиц отметил, что проход германских войск через Бельгию приведет к вступлению в войну Англии. Так и получилось.
    27 и 28 августа гросс?адмирал настаивал на том, что острие политики следует направить против Англии, но оказался практически в одиночестве. Правительство, вопреки предложениям морского статс-секретаря, делало все для примирения с Англией на море, что приводило к обратным результатам, а Тирпиц выглядел сторонником войны. Не было согласовано сотрудничество флота с армией, которая считала действия на море второстепенными. Гросс-адмирал видел основные пути давления на англичан в захвате побережья у Кале и Фландрии и морское сражение. Однако большинство предполагало не раздражать Англию, используя только сам факт существования флота.
    Тирпиц также считал, что флот сделал немало, обеспечив судоходство на Балтике и фланги армии, защитив нейтралитет Голландии и Дании и охраняя от тесной блокады берега Германии, создав союзникам угрозу на Средиземном море и побудив вступить в войну Турцию. Он оттянул огромные ресурсы и полтора-два миллиона англичан на поддержание их собственного гигантского флота, чем облегчил действия армии. Успехом были и крейсерские операции, которые стоили втрое дешевле, чем нанесенный ими ущерб. Однако результат был бы лучше, если бы власти принимали верные решения и существовало единое руководство морским ведомством.
    Планы Тирпица 1890-х годов были рассчитаны на нейтралитет Англии. Однако когда в середине 90-х годов изменились обстоятельства, морской статс?секретарь уже не участвовал в разработке планов, а в последние предвоенные годы от него этот план скрывали. Тирпиц был удивлен тем, что по плану флоту в Северном море следовало вести малую войну для ослабления противника и лишь при удобных обстоятельствах разрешалось действовать активно. Генеральный морской штаб (Генмор) ожидал нападения англичан и сражения при Гельголанде. Тирпиц же считал, что необходимо проявить инициативу, пользуясь порывом моряков и тем, что англичане не знают технического превосходства германских кораблей.
    При нападении англичан на Гельголанд против них были высланы лишь крейсера; главные силы оставались на базе, хотя и было удобно нанести удар и уничтожить часть неприятельского флота у своих берегов. Однако потеря 3 крейсеров вместо переоценки планов привела к тому, что оборонительная тенденция усилилась. Кайзер требовал избегать потерь и все крупные выходы кораблей согласовывать с ним. Попытка Тирпица разъяснить монарху гибельность такой стратегии привела к отчуждению между ними.
    Тирпиц считал основными причинами ухудшения настроений на судах флота его бездействие и агитацию социалистов. Бездействие же вытекало из позиции Генмора и командования флотом. Попытки Тирпица добиться активных действий флота вели к его изоляции. На предложение поставить его во главе объединенного командования флота с Генмором кайзер не согласился. Он понял, что рекомендациям его не следуют.
    Тирпиц полагал, что существовавшие правила морского права не соответствуют изменившимся обстоятельствам. В ответ на нарушения морского права англичанами гросс-адмирал считал необходимой подводную блокаду. Когда этот вопрос обсуждал Генмор осенью 1914 года, Тирпиц предложил не объявлять блокаду берегов Англии ранее, чем появится необходимое количество подводных лодок, и начать с малого, с блокады устья Темзы. Однако в феврале было решено объявить опасной зоной для судоходства прибрежные воды Англии и Ла?Манша, что вызвало недовольство многих стран. Протесты США после потопления «Лузитании» привели к ограничению подводной войны, сделавшему ее неэффективной; предложение Тирпица обвинить Америку в нарушении нейтралитета в связи с поставками ею оружия воюющим странам не использовали. Только в 1916 году командование армии согласилось с Тирпицем, что единственная возможность переломить ситуацию в войне — применить неограниченную подводную войну. Так как кайзер отклонил предложение о подводной войне и даже не привлек Тирпица к совещанию по этому вопросу, 12 марта адмирал обратился с очередным прошением об отставке и получил ее 17 марта 1916 года. Он еще в апреле пытался повлиять на решение отказать в требовании США прекратить германскую подводную войну, но безуспешно. Весной 1917 года потери Англии в тоннаже в результате неограниченной подводной войны оказались столь велики, что поставили страну на грань катастрофы. Тирпиц считал, что надводный флот осенью 1914-го и подводный — весной 1916 года могли привести к победе.
    В сентябре 1917 года вместе с В. Каппом Тирпиц основал Немецкую отечественную партию с целью вызвать в германском народе национальное движение, противостоявшее социалистам — сторонникам мира любой ценой, и тем самым показать загранице, что в Германии не иссякли силы сопротивления. Но германское правительство не воспользовалось возникшим движением для того, чтобы добиться лучших условий завершения войны, и обвинило партию в аннексионизме. В результате непонимания правительства партия не могла добиться успеха. Вольфганг Капп 13 марта 1920 года вместе с группой офицеров рейхсвера (Людендорф и др.) поднял мятеж, но 17 марта его подавили берлинские рабочие.
    В 1919 году Тирпиц издал «Воспоминания» (русский перевод 1957 года), в которых объяснил поражение Германии тем, что по вине политического руководства германский флот не получил надлежащего применения. В 1924–1928 годах он — член рейхстага от немецкой национально-народной партии. Скончался Тирпиц 6 марта 1930 в Эбенхаузене, около Мюнхена. Его именем назвали один из крупнейших линейных кораблей гитлеровского флота.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Воскресенье, 21.04.2013, 03:47:33 | Сообщение # 49
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Анн Илларион де Турвиль



    Выдающийся флотоводец, Анн Илларион де Константен де Турвиль отличился в морских сражениях того периода, когда французский флот еще был среди лучших.
    Родился будущий флотоводец 24 ноября 1642 года в имении де Турвилей, в Манше во Франции. Происходил он из семьи нормандских нобилей, морскому делу учился на мальтийском фрегате в Средиземном море. В 1659 году на Марсельском рейде 17?летний юноша предложил свои услуги капитанам каперских судов. Его приняли за изнеженного аристократа, но Турвиль быстро доказал, что он мужествен и смел и на дуэли, и в боях с африканскими пиратами. Вскоре он уже командовал судном, которое захватил в бою. Несколько лет под мальтийским и венецианским флагами моряк воевал с пиратами. Весной 1667 года он вернулся во Францию и был принят в Версале. Людовик XIV в благодарность за службу назначил Турвиля командиром 44пушечного корабля «Круассан». За два года моряк привел корабль в блестящее состояние. В 1669 году, командуя кораблем «Круассан», он находился в экспедиции герцога Ф. де Бофора на Кандию (Крит), осажденную турками. Моряков
    венецианских, папских и французских судов поражал тот порядок, который существовал на «Круассане», где обязательной была ежедневная уборка. Капитанов удивляло, что Турвиль был способен действовать одновременно как штурман, артиллерист и боцман.
    В 1671 году Турвиль командовал кораблем «Дюк» в экспедиции к Тунису. В период англо-франко-голландской войны (1672–1674) он стоял на мостике кораблей «Саж» (1672) и «Сан Парейль» (1673), сражался в составе флота вице-адмирала Ж. д'Эстре у побережья Голландии. При Соутвольде «Сан Парейль» получил подводные пробоины и другие повреждения, однако продолжал вести бой в линии. При Валхерне Турвиль сражался с самим Рюйтером и выдержал его атаку. Во время франко-голландско-испанской войны (1674–1678), командуя кораблями «Экселент» (1675) и «Скептр» (1676), моряк участвовал в Стромболийском, Агостском и Палермском сражениях. При Стромболи и в сражении 22 апреля 1676 года он шел за кораблем Дюкена.
    После смерти Рюйтера испано?голландский флот укрылся в Палермо. Вице-король Сицилии герцог де Вивонн решил сжечь их и поднял флаг на корабле Турвиля, к тому времени ставшего начальником отряда. Французский флот из 28 кораблей, 45 галер и 9 брандеров появился 1 июня перед Палермо, где стояли 27 кораблей, 4 брандера и 19 галер, опиравшихся флангами на береговые укрепления. Турвиль, участвовавший в рекогносцировке гавани, на военном совете предложил атаковать правый фланг противника 9 кораблями и 5 брандерами де Прейля. Основные силы должны были сдерживать остальные корабли. 2 июня флот вступил в бухту. Де Прейль решительно напал на голландский авангард. Он без выстрела встал на шпринг и открыл сокрушительный огонь. Одновременно Вивонн и Дюкен атаковали центр и левый фланг. Противник пришел в замешательство. Некоторые корабли авангарда обрубили канаты и дрейфовали к берегу. Тогда их атаковали брандерами. За несколько часов были сожжены 12 кораблей, 4 брандера и 5 галер, в волнах и пламени погибли 4000 человек. Пушки с горящих кораблей разряжались, их ядра несли смерть и панику на улицы Палермо. Однако герцог решил, что овладеть городом невозможно, и ушел в Мессину.
    После эвакуации французских войск из Мессины Турвиля назначили в комиссию по реконструкции и укреплению судов. Он составил проект фрегата, который после постройки превосходил аналогичные английские суда. Получив звание генерал-лейтенанта в 1682 году, он наблюдал за судостроением и морскими училищами, затем участвовал в атаках на берберских пиратов в Алжире и Триполи.
    Когда король приказал разорить Алжир — гнездо разбойников, снаряжавший эскадру Дюкен предложил генерал?лейтенанту Турвилю принять участие в походе. 12 июля 1682 года Дюкен вышел из Тулона, по пути к нему присоединились корабли Турвиля. Он располагал 11 кораблями, 15 галерами и 5, тогда еще являвшимися новинкой, бомбардирскими галиотами. Из-за непогоды только 20 августа эскадра прибыла на рейд Алжира. В ночь на 21 августа 5 кораблей Турвиля встали вблизи города и подтянули на верпах 5 галиотов. Из-за новизны дела первая попытка обстрела оказалась неудачной, и корабли к утру отошли. В ночь на 30 августа Турвиль сам расставил галиоты. Выпущенные с них бомбы подожгли город. Днем корабли отошли, а в ночь на 5 сентября вновь успешно повторили тот же маневр. Однако свежие ветры заставили Дюкена вернуться во Францию, оставив блокирующую эскадру. В Париже адмиралу удалось доказать возможность взятия Алжира. 6 мая 1783 года эскадра вновь вышла из Тулона и 18 июня была перед Алжиром. Вновь Турвиль расставил корабли для обстрела. Две ночи на 26 и на 28 июня бомбардирские корабли разрушали город, после чего явились парламентеры. Дюкен объявил, что прекратит обстрел, когда будут освобождены все люди с захваченных французских судов. Алжирский бей согласился и выпустил 600 пленников. Однако бей вскоре был свергнут. Боевые действия возобновились. Бомбардировка продолжалась до 11 августа, пока не кончились бомбы. Дюкен вернулся во Францию, оставив Турвиля с блокирующей эскадрой. Алжирцы были вынуждены возобновить переговоры, и 6 апреля 1684 года Турвиль подписал с ними договор на 100 лет.
    В 1685 году Турвиль участвовал в бомбардировке Генуи, потом — Триполи. Он сам ночью делал промеры под стенами крепости. До 1688 года моряк крейсировал на Средиземном море и у берегов Марокко во главе небольших эскадр, и боролся с пиратами, пока не началась новая война. Перед началом войны Людовик XIV послал Ж. д'Эстре с эскадрой для нападения на Алжир, откуда продолжали выходить на разбой пираты. Турвиль с небольшими силами должен был идти к нему на помощь. Моряк вышел из Бреста, по пути захватил два голландских судна. Встретив корабль испанского вице-короля, моряк артиллерийским огнем заставил его салютовать французскому флагу и, вежливо распрощавшись, продолжил путь.
    В ходе войны Аугсбургской лиги Франция выступила против Англии и Голландии в поддержку изгнанного из Великобритании короля Иакова I. В марте 1689 года войска Иакова были высажены с французской эскадры в католической части Ирландии. В мае эскадра Шато Рено вступила в сражение с английской эскадрой Герберта, не позволив ей помешать снабжению войск в Ирландии. Турвиль в это время в Тулоне выполнил приказ вооружить 20 линейных кораблей, 4 фрегата, 8 брандеров, 4 транспорта и провести эскадру в Брест, у которого крейсировала англо-голландская эскадра. Моряк скрытно прошел Гибралтар, выждал у острова Уэссан сильный попутный ветер и прошел в Брест мимо блокирующего неприятельского флота без боя. После соединения французских эскадр союзный флот удалился, оставив без охранения купеческое судоходство. Однако управлявший морским министерством Сэньеле, не удовольствовавшись господством на море, потребовал выхода флота. Он сам прибыл в Брест и вышел с эскадрой, которой командовал Турвиль. Однако союзники избегали боя.
    Произведенный в вице-адмиралы, Турвиль был назначен главнокомандующим флотом, действовавшим против соединенных сил Англии, Испании и Голландии. В 1690 году флот Турвиля одержал победу у мыса Бичи Хэд, ставшую одной из наиболее крупных в истории Франции.
    Флот Турвиля из 78 кораблей, в том числе 70 линейных, выступил 22 июня 1690 года и 30 июня прибыл к мысу Лизард. Английская эскадра А. Герберта оказалась совершенно не готовой к встрече, и ее командующий направился к югу, присоединяя английские и голландские корабли. Враждебные флоты пошли к востоку, время от времени замечая друг друга. Адмиралу Герберту приказали дать сражение. Тот вышел 10 июля в море, где его ждал Турвиль. Положение главнокомандующего побуждало Турвиля быть более осторожным и не нападать сломя голову.
    Англо-голландский флот насчитывал 56–60 линейных кораблей против 70 у французов. В союзном флоте голландцы составили авангард, центр под флагом Герберта образовали английские корабли, а в арьергарде были и английские и голландские суда. Герберт, построив корабли в боевую линию, с попутным ветром решительно атаковал противника, однако его авангард серьезно пострадал от огня французской артиллерии. Английский адмирал удерживал центр слишком далеко от противника, и с Турвилем сражались преимущественно авангард и арьергард. Герберт намеревался сосредоточить силы против неприятельского арьергарда и держался на его ветре, чтобы не позволить французам повернуть на другой галс и поставить арьергард между двух огней. Однако при этом центр отстал от авангарда, чем и воспользовались французы. Командовавший французским авангардом послал в этот разрыв шесть головных кораблей, которые охватили уже пострадавшую голландскую эскадру в два огня. Турвиль, у которого противника не оказалось, усилил кораблями центра атаку неприятельского арьергарда. В ходе ожесточенной схватки больше всего пострадали голландские корабли. Союзникам помогло только безветрие. Пока Турвиль шлюпками пытался отбуксировать корабли в нужную позицию, союзники встали на якоря, и когда отлив заставил встать на якоря и Турвиля, используя прилив, обратились в бегство.
    Англо-голландский флот был разбит. Турвиль преследовал его до Даунса, сжигая отставшие корабли. Герберт всего с 15 кораблями удалился в Темзу и был арестован. Однако французский флотоводец без лоцманов не решился вступить в реку и вернулся с флотом во Францию для ремонта судов.
    До конца 1690 года Турвиль беспокоил берега Англии набегами. Он прибыл в Торбей, овладел городом и истребил суда в гавани. Море оставалось в его власти. В честь победы при Бичи?Хэд была выбита медаль с надписью по латыни «Владычество на море утверждено».
    Несмотря на успех Турвиля, высаженная Вильгельмом в Ирландии армия разбила войска Иакова. Тот бежал во Францию и просил у Людовика XIV армию для высадки в Англии, но безуспешно. Тем временем Турвиль провел несколько демонстраций у берегов Южной Англии, но не нашел поддержки делу Стюартов. Война в Ирландии продолжалась еще около года и кончилась поражением Иакова и сочувствующих ему французов.

    В 1691 году Турвиль выехал в Брест. К этому времени командование англо-голландским флотом из 70 кораблей принял сэр Эдуард Рассель. Французские же силы из-за отправки эскадры В. д'Эстена на Средиземное море против Испании были ослаблены. Турвиль располагал в Бресте 60 кораблями. Эта эскадра успешно сдерживала неприятельский флот, охраняла перевозимые в Ирландию войска. За 40 дней крейсерства у Ла-Манша Турвиль провел более 100 судов в Ирландию, тогда как Рассель полагал, что французы еще стоят в Бресте.
    Союзники под флагом адмирала Расселя вывели 100 кораблей. Турвиль смог собрать 72, с которыми вышел из Бреста 25 июня и крейсировал у входа в Ла-Манш. Зная, что неприятель стоит у островов Силли, Турвиль направился к английским берегам, куда шел конвой из Ямайки, напал на него, захватил несколько судов и рассеял остальные ранее, чем Рассель смог подойти. Удачным маневрированием французский адмирал увлек в океан и 50 дней удерживал там противника, который так и не смог атаковать французов. Пользуясь тем, что главные силы союзников были связаны, французские каперы нападали на их торговые суда и прикрывали переброску войск в Ирландию. В итоге Рассель удалился в Ирландию, а Турвиль, обеспечив возвращение французских конвоев, вернулся в Брест.
    К кампании 1692 года во Франции успели подготовить только 68 кораблей. Д'Эстре должен был привести 12 кораблей со Средиземного моря, а Турвиль — обеспечить этот переход. Союзники же на сей раз выставили флот из 96 кораблей и 23 фрегата и брандера. Зная о превосходстве противника, Турвиль намеревался ожидать д'Эстре в Бресте, однако получил письмо нового морского министра: «Не вам обсуждать приказы короля: ваше дело их исполнять и идти в Ла-Манш. Донесите мне, намерены ли вы это сделать, и если нет, то король найдет на ваше место человека более послушного и менее вас осторожного». Турвиль вышел в море с 39 кораблями и 7 брандерами, имея приказ вступить в бой с неприятелем независимо от численности его флота. Он присоединил 5 кораблей д'Эстре и, не дожидаясь остальных, пошел искать неприятельский флот. 29 мая между мысами Барфлер и Ла?Хог, в 7 милях от берега, французы увидели англо-голландский флот. У противника насчитали 88 кораблей, в том числе 19 трехдечных. Турвиль решил сражаться и доказать храбрость и умение. Он предъявил совету приказ короля «…атаковать неприятеля, в каких бы силах он ни был, и несмотря ни на какие последствия». Совет подчинился приказу. Французский флот по замыслу Турвиля спускался на неприятеля всей линией своих судов и атаковал противника, который ожидал, снявшись с якоря. Противники сошлись на близкое расстояние и только после этого открыли огонь, причем против каждого французского приходилось два-три неприятельских корабля.
    Авангард неприятеля составляли голландские корабли, а остальную линию занимали английские. Подойдя к противнику на близкую дистанцию, Турвиль круто повернул, оставаясь на ветре. Он сдержал авангард противника, растянув свои передовые корабли, а затем с остальными силами сразился на близкой дистанции с англичанами. Несмотря на двойное превосходство противника в численности, в ожесточенном бою ни один французский корабль не был потерян, что позволяет высоко оценить действия эскадры Турвиля.
    На корабле Турвиля союзники сосредоточили особое внимание. Сначала его обстреливали постоянно менявшиеся корабли, затем пытались атаковать пятью брандерами. Часть союзного флота обошла неприятельский центр и вела по нему огонь с другого борта, а затем, опасаясь разгрома, корабли прошли через французскую линию на соединение с главными силами Расселя, пострадав от огня французской артиллерии.
    Из-за слабого ветра флоты лежали в дрейфе недалеко друг от друга. Когда в полночь ветер стал свежее, Турвиль воспользовался им, чтобы оторваться от неприятеля. К утру он собрал 35 кораблей: 6 ушли в Ла Хог, 3 — вдоль английского берега в Брест. Утром 30 мая французский флот был от неприятеля на расстоянии мили; движение сдерживала малая скорость сильно поврежденного флагманского корабля, который флотоводец не хотел сжигать. Желая скорее уйти от противника, Турвиль в ночь на 31 мая повел корабли Бланшаренским проливом. К утру 22 корабля миновали проход и ушли в Сен?Мало, а 15 задержал отлив. Так как якоря не держали, Турвиль отправил три наиболее пострадавших корабля в Шербур, а сам с 12 укрылся в Ла Хоге. Союзники продолжили преследование. Часть их судов сожгли корабли в Шербуре. Другая часть блокировала Турвиля, а к 3 июня здесь собрался весь флот. Турвиль хотел спасти корабли, поставив их на мель и окружив шлюпками. Однако набралось всего 12 шлюпок. 2 и 3 июня гребные суда союзников атаковали и сожгли все 12 кораблей. Эта неудача тяжело сказалась на боевом настроении французских моряков.
    Неудача не уменьшила благоволения к флотоводцу, который неуклонно выполнял королевскую волю. 27 марта 1693 года моряка возвели в маршалы Франции, он стал кавалером нового ордена Святого Людовика. После поражения во Франции деятельно строили корабли. В мае 1693 года Турвиль с 70 кораблями прибыл к мысу Сан?Висенти в ожидании конвоя из Смирны. Здесь он встретился с эскадрой вице?адмирала Рука, командовавшего эскортом. Рук не знал о выходе французского флота, и встреча с ним явилась для него неожиданностью. 27 июня Турвиль лавировал, выходя на ветер, а следующим днем атаковал неприятеля, захватил 3 корабля и 46 судов, а 64 уничтожил. После этой победы маршал разослал корабли в Тулон и Рошфор, а сам удалился в Брест.
    В 1694 году французский король перешел к наступательной войне против Испании. Флот Турвиля участвовал в военных операциях на Средиземном море, содействуя армии под Паламосом и Барселоной. Он способствовал наступлению в Каталонии, пока приближение превосходящих сил союзников не заставило его укрыться в Тулоне. До заключения мира союзные флоты оставались у испанских берегов. В 1697 году Испания не соглашалась на предъявленные ей условия мира. Но союзные флоты не пришли ей на помощь. Барселона пала, французы захватили Картахену в Южной Америке, и испанцам пришлось уступить.
    В 1701 году, когда вспыхнула война за испанское наследство, король призвал маршала командовать флотом. Однако Турвиль в ночь на 28 мая скончался в Париже. Людовик сожалел о смерти моряка и считал, что это невозвратимая потеря для Франции. Моряки уважали Турвиля. Его именем называли корабли ВМС Франции, а влияние флагмана надолго сохранилось во французском флоте. Известный труд по морской тактике Павла Госта, служившего с Турвилем, явился преимущественно изложением маневров флотоводца.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Воскресенье, 21.04.2013, 03:50:00 | Сообщение # 50
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Александр Васильевич Колчак



    У него было как бы три жизни. Общеизвестна последняя, неудачная, в роли верховного правителя России, закончившаяся расстрелом под Иркутском. Но долгие годы оставались малоизвестными ипостаси Колчака - ученого и Колчака - моряка.
    Александр Колчак родился 4 ноября 1874 года в селе Александровское Петербургского уезда Петербургской губернии. До третьего класса он учился в классической гимназии, а в 1888 году перешел в Морской кадетский корпус и через 6 лет окончил его вторым по старшинству и успеваемости с денежной премией имени адмирала П.И. Рикорда. В 1895–1896 годах мичман перешел во Владивосток и служил на кораблях эскадры Тихого океана вахтенным начальником и младшим штурманом. Во время плавания Колчак побывал в Китае, Корее, Японии и других странах, увлекся восточной философией, изучал китайский язык, самостоятельно занялся углубленным изучением океанографии и гидрологии. По возвращении в «Записках по гидрографии» он опубликовал первую научную работу «Наблюдения над поверхностными температурами и удельными весами морской воды, произведенные
    на крейсерах „Рюрик“ и „Крейсер“ с мая 1897 по март 1898 г.».
    В 1898 году Колчака произвели в лейтенанты. Но после первого похода молодой офицер разочаровался в военной службе и подумывал о переходе на коммерческие суда. Он не успел попасть в арктическое плавание на ледоколе «Ермак» с С.О. Макаровым. Летом 1899 года моряка назначили во внутреннее плавание на крейсере «Князь Пожарский». Колчак подал рапорт о переводе в Сибирский экипаж и вахтенным начальником броненосца «Полтава» отправился на Дальний Восток. Когда корабль прибыл в Пирей, лейтенант получил предложение принять участие в экспедиции Петербургской академии наук по поискам «Земли Санникова». В январе 1900 года по распоряжению Морского штаба моряк вернулся в столицу. Несколько месяцев он стажировался в Главной физической обсерватории Петербурга, Павловской магнитной обсерватории и в Норвегии, чтобы быть гидрологом и вторым магнитологом. В 1900–1902 годах на шхуне «Заря» лейтенант участвовал в полярной экспедиции, которую возглавил барон Э.В. Толль. Он наблюдал за температурами и удельными весами поверхностного слоя морской воды, проводил глубоководные работы, исследовал состояние льда, собирал останки млекопитающих. В 1901 году вместе с Толлем Колчак совершил санную экспедицию на полуостров Челюскина, производил географические исследования и составил карты берегов Таймыра, острова Котельный, острова Бельковского, открыл остров Стрижева. Толль один из островов Карского моря назвал именем Колчака (ныне остров Расторгуева), а остров в архипелаге Литке и мыс на острове Беннета названы именем супруги моряка Софьи. Результаты работ молодой исследователь опубликовал в изданиях Академии наук.
    В 1903 году Толль отправился с астрономом экспедиции и якутами-промышленниками в санную экспедицию к мысу Высокому острова Новая Сибирь, намереваясь достичь острова Беннета, и пропал. После возвращения «Зари» Академия наук разработала два плана спасения. Колчак взялся выполнить один из них. В 1903–1904 годах по поручению Петербургской академии наук сначала на собаках, затем на вельботе он перешел от бухты Тикси до острова Беннета, едва не утонув в ледовой трещине. Экспедиция доставила записки, геологические коллекции Толля и весть о гибели ученого. За полярное путешествие Колчака в 1903 году наградили орденом Святого Владимира 4-й степени. В 1905 году за «выдающийся сопряженный с трудом и опасностью географический подвиг» Русское географическое общество представило его к награждению большой золотой Константиновской медалью (ранее ее получали Н. Норденшельд и Ф. Нансен), в 1906 избрало своим действительным членом.
    В марте 1904 года, узнав о нападении японцев на Порт-Артур, моряк сдал дела экспедиции, выехал на Дальний Восток и явился к вице-адмиралу С.О. Макарову. Сначала моряка назначили вахтенным начальником на крейсер «Аскольд», с апреля 1904 года он исполнял обязанности артиллерийского офицера на минном транспорте «Амур», с 21 апреля 1904 года командовал миноносцем «Сердитый» и совершил несколько смелых атак. Под руководством Колчака ставили минное заграждение на подступах к Порт-Артурской бухте, а также минную банку в устье Амура, на которой подорвался японский крейсер «Такасаго». Моряк явился одним из разработчиков плана экспедиции для прорыва блокады крепости с моря и активизации действий флота против японских транспортов в Желтом море и на Тихом океане. После гибели Макарова Витгефт отказался от осуществления плана. Со 2 ноября 1904 года до капитуляции крепости моряк командовал 120?мм и 47?мм батареями на северо-восточном крыле обороны Порт-Артура. Раненный, с обострением ревматизма, он попал в плен. Колчака не раз награждали за отличия под Порт-Артуром: орденом Святой Анны 4-й степени, золотой саблей с надписью «За храбрость» и орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами. В 1906 году он получил серебряную медаль «Памяти русско-японской войны».
    В апреле 1905 года Колчак вернулся через Америку в Россию. После лечения на водах он с осени занимался обработкой научных материалов арктической экспедиции, подготовил статьи «Последняя экспедиция на о. Беннетт, снаряженная Академией наук для поисков бар. Толля» и «Предварительный отчет начальника экспедиции на землю Беннетт для оказания помощи бар. Толлю». Специалисты высоко оценили содержащиеся в них научные сведения о малоисследованном районе Арктики.
    Одновременно моряк занимался вопросами развития военного флота. С начала 1906 года он участвовал в работе Петербургского военно-морского кружка, члены которого изучали вопросы морской стратегии, тактики и использования оружия на опыте русско-японской войны, а потом был его председателем. Колчак выступил с докладом «О постановке мин заграждения с миноносцев», в котором предложил идею использования автоматических мин в качестве средства нападения.
    Колчак явился одним из инициаторов создания Морского генерального штаба и с его образованием в 1906 году был начальником статистического отделения, затем возглавил подразделение по разработке оперативно-стратегических планов на Балтийском море. Его доклад «Дифференциация морской силы» стал основополагающим при разработке Морским генеральным штабом новых типов судов. В 1907 году Колчак перевел с французского работу М. Лобефа «Настоящее и будущее подводного плавания», подготовил статью «Современные линейные корабли» и другие. В докладе военно-морскому кружку «Какой нужен России флот» моряк утверждал:
    «России нужна реальная морская сила, на которой могла бы быть основана неприкосновенность ее морских границ и на которую могла бы опереться независимая политика, достойная великой державы, то есть такая политика, которая в необходимом случае получает подтверждение в виде успешной войны. Эта реальная сила лежит в линейном флоте и только в нем, по крайней мере в настоящее время, мы не можем говорить о чем-либо другом. Если России суждено играть роль великой державы — она будет иметь линейный флот как непременное условие этого положения».
    Этот свой тезис моряк попытался провести в жизнь. Он, как эксперт по военно-морским вопросам, добивался в комиссии по обороне 3-й Государственной Думы правительственных ассигнований на строительство военных судов для Балтийского флота, в частности 4 дредноутов, но не смог преодолеть сопротивление думцев, требовавших сначала проведения реформ морского ведомства. Разочаровавшись в возможности осуществления задуманного, в 1908 году Колчак продолжил чтение лекций в Николаевской морской академии. В 1907 году его произвели в капитан-лейтенанты, в 1908 — в капитаны 2-го ранга.
    По предложению начальника Главного гидрографического управления А.В. Вилькицкого Колчак участвовал в разработке проекта научной экспедиции с целью исследования Северного морского пути. В апреле 1909 года Колчак выступил с докладом «Северо-восточный проход от устья р. Енисея до Берингова пролива» в Обществе изучения Сибири и улучшения ее быта. Тогда же ученый написал основную свою работу «Лед Карского и Сибирского морей», опубликованную в 1909 году. Основанная на наблюдениях, сделанных в экспедиции Толля, она долго не теряла своего значения. Осенью 1909 года ледокольные транспорты «Таймыр» и «Вайгач» отправились из Кронштадта во Владивосток. Суда эти составили экспедицию Северного Ледовитого океана, которой предстояло исследовать путь из Тихого океана в Ледовитый вдоль берегов Сибири. Колчак как командир ледокольного транспорта «Вайгач» пришел на нем летом 1910 года через Индийский океан во Владивосток, затем плавал к Берингову проливу и в Чукотское море, где выполнял гидрологические и астрономические исследования.
    Продолжить деятельность на Севере моряку не удалось. Осенью его отозвали из экспедиции, и с конца 1910 года он был назначен начальником Балтийского оперативного управления Морского генерального штаба. Колчак занимался разработкой судостроительной программы России (в частности кораблями типа «Измаил»), преподавал в Николаевской морской академии, в качестве эксперта Государственной Думы добивался увеличения ассигнований на кораблестроение. В январе 1912 года он представил записку о реорганизации Морского генштаба. Колчак подготовил книгу «Служба Генерального штаба: сообщения на дополнительном курсе военно-морского отдела Николаевской морской академии, 1911–1912 гг.», в которой настаивал на введении полного единовластия командующего на флоте. Мысль эту моряк в дальнейшем твердо проводил на всех занимаемых им постах.
    Весной 1912 года по предложению адмирала Н.О. Эссена Колчак принял командование эсминцем «Уссуриец». В декабре 1913 года за отличную службу его произвели в капитаны 1-го ранга, назначили флаг-капитаном оперативной части штаба командующего морскими силами Балтийского моря и одновременно командиром эсминца «Пограничник» — посыльного судна адмирала.

    В начале Первой мировой войны капитан 1-го ранга составил диспозицию операций военного времени на Балтике, организовывал успешную постановку мин и нападения на караваны германских торговых судов. В феврале 1915 года 4 эсминца под его командованием выставили в Данцигской бухте около 200 мин, на которых подорвались 12 боевых кораблей и 11 транспортов противника, что заставило германское командование временно не выводить корабли в море.
    Летом 1915 года по инициативе Колчака в Рижский залив ввели линейный корабль «Слава» для прикрытия минных постановок у берегов. Эти постановки лишили наступающие германские войска поддержки флота. Временно командуя с сентября 1915 года Минной дивизией, он с декабря являлся одновременно и начальником обороны Рижского залива. Используя артиллерию кораблей, моряк помог армии генерала Д.Р. Радко-Дмитриева отразить натиск противника при Кеммерне. Свою роль сыграл десант в тылу вражеских войск, высаженный в соответствии с тактическим замыслом Колчака.
    За успешные нападения на караваны германских судов, доставлявших руду из Швеции, Колчака представили к награждению орденом Святого Георгия 4-й степени. 10 апреля 1916 года его произвели в контр-адмиралы, а 28 июня назначили командующим Черноморским флотом с производством «за отличие по службе» в вице-адмиралы. Колчак не хотел отправляться на незнакомый ему морской театр. Однако он быстро освоился, уже в июле 1916 года на линкоре «Императрица Мария» участвовал в рейде русских кораблей в Черном море, завязал бой с турецким крейсером «Бреслау». Через месяц под руководством Колчака была усилена блокада Босфора и угольного района Эрегли — Зонгулдак, произведено массированное минирование портов противника, в результате которого выходы неприятельских кораблей в Черное море почти прекратились.
    После Февральской революции Колчак 12 марта 1917 года привел флот к присяге Временному правительству. Моряк активно боролся против революционного «брожения» и постепенного падения дисциплины на флоте. Сторонник продолжения войны до победного конца, он выступал против окончания боевых действий. Когда под влиянием прибывших с Балтики агитаторов матросы начали разоружение офицеров, Колчак в середине июня 1917 года передал командование контр-адмиралу В.К. Лукину и по требованию Керенского выехал с начальником штаба в Петроград для объяснения несанкционированной отставки. Выступив на заседании правительства, Колчак обвинил его в развале армии и флота.
    В начале августа 1917 года вице-адмирала назначили начальником военно-морской миссии в США. По прибытии в Вашингтон он внес свои предложения по намечавшейся высадке в Дарданеллах, занимался сбором технической информации об американских военных приготовлениях. В начале октября 1917 года моряк участвовал в военно-морских маневрах на американском линкоре «Пенсильвания». Поняв, что американцы не намерены помогать России в войне, к середине октября он принял решение вернуться на Родину. Однако, прибыв в ноябре 1917 года в Японию, Колчак узнал об установлении советской власти и о намерении большевиков заключить мир с Германией, после чего решил не возвращаться. Большевиков он считал германскими агентами. Так как война овладела всем его существом, вице?адмирал в начале декабря 1917 года обратился к английскому послу в Японии с просьбой принять его на английскую военную службу. В конце декабря 1917 года последовало согласие. В январе 1918-го моряк отправился из Японии на Месопотамский фронт, где русские и английские войска воевали с турками. Однако в Сингапуре он получил от лондонского правительства предписание прибыть в Пекин к российскому посланнику князю Н.А. Кудашеву для работы в Маньчжурии и Сибири.
    В Пекине Колчака избрали членом правления Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). С апреля по 21 сентября 1918 года он занимался созданием вооруженных сил для обороны КВЖД. Очевидно, избравшим кандидатуру вице-адмирала импонировала его решительность. Но уже вскоре в полной мере сказалась политическая неподготовленность Колчака. Моряк обещал навести порядок, намеревался на Дальнем Востоке создать оплот для борьбы с большевиками. Однако в штабе главковерха были недовольны тем, что он ничего не понимает военном деле и требует немедленного похода на Владивосток, не располагая достаточными силами.
    Вступил в борьбу с атаманом Семеновым, опираясь на созданный им отряд полковника Орлова, мало отличавшийся от атаманского. На попытку сместить Колчака тот пригрозил вызвать войска. До конца июня сохранялось неопределенное положение. Командующий пробовал начать наступление. Однако китайцы отказались пропускать русские войска, и вице-адмирал уехал в Японию. Колчак не знал, что предпринять. У него была даже идея вновь отправиться к англичанам на Месопотамский фронт. В конце концов моряк решил пробираться в Добровольческую армию генерала М.В. Алексеева. По пути в октябре 1918 года он с английским генералом А. Ноксом прибыл в Омск.
    14 октября главнокомандующий силами Уфимской директории В.Г. Болдырев предложил Колчаку войти в правительство. 4 ноября указом местного Временного правительства вице-адмирал был назначен военным и морским министром и сразу же выехал на фронт.
    Деятельность директории, являвшейся коалицией различных партий, включая меньшевиков и эсеров, не устроила Колчака. 17 ноября, вступив в конфликт из-за отношения директории к морскому министерству, моряк вышел в отставку. Опираясь на надежные войска, он 18 ноября арестовал членов директории и созвал экстренное заседание Совета министров, на котором его произвели в адмиралы и передали власть с присвоением наименования «Верховный правитель».
    Колчак предоставил командующим военными округами право объявлять местности на осадном положении, закрывать органы печати и выносить смертные приговоры. Жестокими мерами адмирал боролся с противниками его диктатуры, одновременно при поддержке союзников увеличивая и вооружая свои полки.
    В результате Пермской операции в декабре 1918 года колчаковские войска взяли Пермь и продолжали наступление вглубь Советской России. Первые удачи обратили на Колчака внимание союзников. 16 января Верховный правитель подписал соглашение о координации действий белогвардейцев и интервентов. Французский генерал М. Жанен стал главнокомандующим войсками союзных государств в Восточной России и Западной Сибири, а английский генерал А. Нокс — руководителем тыла и снабжения колчаковских войск. Значительные поставки военного снаряжения и вооружения из США, Англии, Франции, Японии позволили увеличить к весне численность армий Колчака до 400 тысяч человек. Адмирал организовал наступление. В марте был прорван Восточный фронт Красной армии. Часть колчаковских войск двигалась на Котлас для организации подвоза снабжения через северные моря, тогда как главные силы пробивались к юго?западу на соединение с А.И. Деникиным.
    Успешное наступление колчаковцев, взявших 15 апреля Бугуруслан, побудило премьер-министра Франции Ж. Клемансо рекомендовать Жанену главными силами наступать на Москву, а левым флангом соединиться с Деникиным и образовать единый фронт. Казалось, этот план вполне осуществим. Колчаковские войска в конце апреля подошли к Самаре и Казани. В мае верховную власть Колчака признали А.И. Деникин, Н.Н. Юденич и Е.К. Миллер.
    Однако неудачный выбор Колчаком ближайших помощников, крайний оптимизм командующего Сибирской армией генерал-лейтенанта Гайды и его молодых генералов, неверно оценивавших обстановку и обещавших вступить в Москву через полтора месяца, вскоре сказались. В результате контрнаступления Красной армии в мае—июне 1919 года понесли поражение и откатились далеко на восток лучшие Сибирская и Западная армии Колчака. Сибирякам не нравилась реставрация самодержавного управления; в тылу ширилось партизанское движение. Огромное влияние оказывали союзники, от поставок которых зависели действия армии. Поражения на фронте вызвали панику в тылу. В октябре эвакуация чешских войск вызвала бегство из Омска семей белогвардейцев. Сотни эшелонов запрудили железную дорогу. Колчак пробовал демократизировать власть, но было поздно. Фронт развалился. Чехи арестовали передвигавшегося под охраной союзных флагов Колчака и 15 января 1920 года на станции Иннокентьевская сдали эсеро-меньшевистскому «Политическому центру». Центр передал адмирала большевистскому Иркутскому Военно-Революционному комитету (ВРК). 21 января начались допросы. Сначала предполагали отправить Колчака в Москву, но, получив указание из столицы, ВРК расстрелял Колчака и Пепеляева 7 февраля 1920 года.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Понедельник, 22.04.2013, 01:12:18 | Сообщение # 51
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Андреа Дориа



    Андреа Дориа, генуэзский адмирал и государственный деятель, вошел в историю как упорный борец против врагов Генуи и против врагов христианства — мусульман.
    Представитель младшей ветви большой генуэзской аристократической семьи Дориа, Андреа родился 30 ноября 1466 года в Онелье. Мальчик рано остался без отца; мать умерла, когда юноше было восемнадцать лет. Он восемь лет состоял в папской гвардии, затем был профессиональным солдатом на службе различных правителей Италии, в Святой земле стал кавалером Иерусалимского (ныне Мальтийского) ордена. Однако бывалый воин был удивлен, когда летом 1512 года дож, управлявший Генуей, в ходе разговора об обороне города предложил ему принять командование морскими силами со званием «капитан галер и начальник порта». Несмотря на то что в четырех основных морских победах генуэзцев XIII–XIV веков командовали представители семьи Дориа, сам Андреа знал очень мало о сражениях на море. Тем не менее 46 летний Дориа принял предложение.
    Вскоре ему пришлось начать действовать в новом своем звании. Он осадил
    укрепленную башню, которую французы содержали после прошлой оккупации города в поддержку своего судоходства, конкурировавшего с генуэзской торговлей. Используя легкие быстроходные парусные суда, Андреа абордировал и захватил в жестокой схватке наиболее приблизившееся французское судно снабжения. Французы в ответ блокировали Геную, изгнали дожа и установили оккупационное правление. Андреа с малыми мореходными судами удалось освободить дожа, его основных советников и тайно перевезти их в Лериси на южное побережье. К счастью, испанцы разбили французов в следующем году в Наварре, и те по условиям мирного договора были обязаны оставить Геную. Андреа вернулся на свой пост. Командуя шестью галерами, он вел в ближайших морях войну против турок и пиратов. В одном из походов моряк захватил три галеры корсаров?берберов и двух турецких купцов с драгоценностями, что положило начало и «флоту Дориа», и его большому личному богатству. Он в решительном бою разгромил корсара из Северной Африки Гад Али, который в 1514–1516 годах терроризировал западное побережье Италии. В этой первой важной победе генуэзцев над пиратами были взяты семь арабских судов, включая флагманскую галеру и главу пиратов. Андреа Дориа возвратился подлинным героем, а трофейные суда пополнили его флот.
    В 1516 году Андреа с двумя генуэзскими галерами принял участие в соединенном рейде христианских государств на пиратскую гавань в Бизерте, где базировалась флотилия Хайдреддина Барбароссы. Дориа участвовал в первоначальной атаке, но затем без согласования с архиепископом Фредерико Фрегозо, который командовал христианскими силами, уклонился от осады и захватил несколько одиночных турецких судов. Архиепископ прогнал слишком независимого генуэзца. Тот вернулся в Геную и продолжил операции против корсаров и турок в центре Средиземного моря.
    В период Итальянских войн 1494–1559 годов Дориа, ставивший целью отстоять независимость Генуи, первоначально рассчитывал на помощь Франции и в 1522–1525 и 1527–1528 годах служил королю Франциску I. Франциск тогда воевал против испанского короля Карла V, который являлся также императором Священной Римской империи. Дориа скоро доказал свою ценность, прорвав блокаду Марселя и доставив в него конвой судов с продовольствием, что помогло защитникам продолжить сопротивление. В 1525 году он атаковал пятнадцать испанских галер у Генуи и тринадцать из них взял. Моряк был готов силой освободить попавшего в плен короля, но Франциск предпочел решить вопрос дипломатическим путем.
    Через несколько месяцев, не получая от Франции денежных вознаграждений, Андреа, силы которого составляли шесть галер и две бригантины, перешел на службу к папе Клименту VII. Тот решил принять меры против берберских пиратов, которые активизировались под руководством Хайдреддина Барбароссы. С десятью своими и четырьмя папскими галерами моряк встретил Хайдреддина между мысом Пиомбино и островом Эльба. В стремительной атаке он захватил 15 из 16 пиратских кораблей Сам Барбаросса, видя поражение, бежал на быстроходном флагманском галиоте.
    Через год папа заключил союз с Франциском I, республикой Венецией и герцогом Миланским в связи с наступлением императорских испанских войск Карла V на Северную Италию. В июле блокировавшие Геную силы столкнулись с Андреа, который по договору с папой имел 11 собственных, 16 венецианских судов, 16 галер и 4 галеона Франции. Вынужденный снять осаду, Карл послал из Испании под командованием Антонио Ланнея, вице?короля Неаполя, эскадру из 20 галер и 21 другого судна. 19 ноября 1529 года Андреа встретил испанские силы со своим флотом. Командуя правым флангом, он в разгаре боя поставил свою галеру между двумя испанскими, потопил одну и повредил вторую. К концу 4?часового беспощадного боя вице?король отступил. В сражении Дориа продемонстрировал не только личную храбрость, но и умелое управление соединенными силами.
    Когда служба Андреа у папы Климента VII завершилась, Андреа возвратился со своим выросшим до 23 галер флотом во Францию, к Франциску I. Первоначально ему пришлось оказать помощь при изгнании испанцев из родной Генуи и восстановлении там французского влияния.
    В августе 1527 года Андреа женился. Тогда же в Геную прибыл особый посланник французского короля, чтобы сообщить Дориа о присвоении ему звания адмирала и вручить орден Святого Михаила. В следующем году Франциск I назначил его командовать объединенными франко генуэзско венецианскими силами с приказом освободить французский гарнизон, осажденный испанцами в Неаполе, затем захватить у Испании Сицилию. Экспедиция затянулась, операции у Корсики и Сардинии проходили с переменным успехом, плохая погода прервала военные действия. Это послужило поводом для критики Андреа при французском дворе, где многие завидовали его высокому положению. Возможно, из?за это была задержана выплата ему жалованья и расходов на галеры, несмотря на неоднократные его обращения к королю. Более того, французское командование захотело овладеть захваченными испанскими судами и схватить самого Андреа. Адмирал вывел свои суда из Марселя в Геную и предложил свои услуги императору. Карл V принял Андреа с распростертыми объятиями. Франциск I осознал по следствия своей ошибки и умолял папу помочь изменить решение Андреа, но тщетно. Карл V обрел нужного ему флотоводца. Никогда моряки Франциска I не одерживали против него побед.
    С помощью испано?имперских войск Дориа в 1528 году освободил Геную от французов и добился восстановления Генуэзской республики. Благодарный город предложил Дориа стать постоянным дожем, но он отказался и, как человек много знающий о жизни, принял пост дожа судьи. Андреа присвоили титул «Старший член совета, отец своей страны». В октябре того же года адмирал изгнал французов из ближайшей Савонны и захватил этот торговый город для Генуи. Чтоб ослабить вездесущих корсаров берберов, Андреа сам штурмовал Черчел западнее Алжира. Неожиданное нападение генуэзцев оказалось успешным: мусульмане покинули город, оставив рабов?христиан и награбленное добро.
    В 1532 году султан Сулейман Великолепный захватил Будапешт и готовился осадить Вену. Дориа предложил, используя десанты против форпостов Оттоманской империи в западной части Средиземного моря, отвлечь силы Сулеймана. Карл V принял предложение и в качестве цели указал вход в Патрасский залив на севере Пелопоннеса, которым завладели турки. Оттуда они постоянно угрожали Южной Италии и Венеции. Последняя от участия уклонилась, хотя являлась главным заинтересованным лицом. Однако, когда Андреа проходил остров Занте, венецианский адмирал Винченцо Капелло по собственной инициативе присоединился к нему с 60ю галерами. 21 сентября флот приблизился к Корон, крепости у входа в Патрасский залив. Оттоманский флот бежал. Атакующие силы итальянской пехоты были немедленно высажены для штурма крепости. Несколько кораблей поставили под ее башни. Длинные реи латинских парусов опустили на их вершины и стены. Вольные моряки под прикрытием огня артиллерии галер по этим импровизированным мостикам взошли на центральную башню крепости. Скоро гарнизон окружили в центральном замке, и он сдался на следующий день. Андреа овладел укрепленными замками у входа в залив — Рио и Антирио и разрушил их. Корон же был значительно усилен и занят гарнизоном. После этого Андреа вернулся в Геную. Историки согласны с тем, что на отступление султана от Вены той зимой в значительной мере повлияли атаки христиан на окраинах его собственных средиземноморских владений.
    Император Карл, восхищенный успехом, присвоил Андреа титул князя Мелфи. С этого времени испанскому правительству не следовало предпринимать в Италии важных военных действий без консультаций с адмиралом. Испанский флот в море должен был подчиняться Дориа.
    Султан в следующем году послал эскадру из 60 галер и 30 меньших судов под командованием Люфти Пасция с требованием освободить Корон к середине лета. Император Карл и папа направили Андреа продолжить движение на восток, в то же время поддерживая и усиливая Корон. Андреа вышел из Неаполя с 59 галерами, 2 галеонами и 30 вспомогательными судами. 2 августа турецкий флот был обнаружен у югозападной оконечности Пелопоннеса. Дориа развернул свои вспомогательные суда с большими галеонами в одну линию, а главные силы — галеры под своим командованием — в другую. Люфти вместо атаки ходил вдоль берега, стреляя по вспомогательным судам и галеонам с большого расстояния. Турки не преуспели в абордаже галеонов, а когда Андреа выдвинулся вперед с главными силами, турецкий адмирал не принял боя и отступил. Корон был снова обеспечен.
    Поняв важность флота, султан пригласил Барбароссу, который принял командование турецким флотом в 1534 году и обещал разбить Дориа. В течение года он увеличил флот султана до 84 галер с соответствующими вспомогательными силами, следующей весной предпринял опустошительную крейсерскую экспедицию вдоль всего южного и северного побережья Италии, против Корсики и Сардинии, после чего вернулся в Тунис.

    Следующей весной под командование Андреа Дориа были собраны 290 судов с войсками — участвовал и сам император. Этот флот блокировал Тунис. Но хитрый Барбаросса бежал через пустыню в Бона, где спрятал лучшие галеры. Он продолжил набеги и через 10 месяцев совершил жестокий налет на Порт?Магон (остров Менорка), который он разрушил, уведя в рабство 5500 человек. Таким образом, решительная победа Андреа в Тунисе становилась бессмысленной.
    Через три года Барбаросса покинул Золотой Рог у Константинополя во главе грозного флота из 122 военных галер и судов снабжения. Он занял позицию в заливе Арта севернее Пелопоннеса (Греция). Гигантский флот из испанских, венецианских, генуэзских и папских сил в количестве 195 судов возглавил Андреа Дориа. Однако решающего сражения не произошло. Противники маневрировали, ограничиваясь стычками галер. Турки безуспешно пытались атаковать высокобортные галеоны. К вечеру второго дня по причине неопределенности положения генуэзский флотоводец собрал свои силы и, к огромному разочарованию венецианцев, пошел в Мессину. Есть разные мнения о политических и военных причинах этого шага. Отступление Андреа позволило Турции в последующее десятилетие занять венецианские владения в Адриатике.
    Через три года император поручил Дориа вести большую десантную экспедицию против Алжира, главного оплота пиратов, которых Карл надеялся уничтожить сразу и навсегда. Однако вопреки мнению адмирала, войска были высажены осенью. В результате штормов флот и десант понесли большие потери.
    Через пару лет Барбаросса, выступавший перед тем в качестве союзника Франции, зашел с мирным визитом в Геную и позволил Андреа вновь обрести популярность, которую тот быстро терял. Жестом дружбы Дориа позволил Барбароссе выкупить его помощника Драгута, который служил гребцом на флагманской галере адмирала. Позднее пришлось пожалеть об освобождении Драгута, который сменил Барбароссу, умершего через год в Константинополе. Уже в 1550 году Андреа ходил к пиратскому оплоту Джерба, откуда Драгут осуществлял свои набеги. В то время как старый адмирал осаждал входные укрепления, у вождя пиратов созрел план бегства. Он построил комбинацию неглубокого канала и переволок на катках через непроходимую в прилив равнину на конце острова, противолежащем выходу, и успел уйти в море ранее, чем его бегство обнаружили.
    В 1553 году с помощью турецкого флота Франция отняла Корсику у Генуи, находившейся в зависимости от испанских Габсбургов. Позднее, когда Дориа было около 85 лет, он успешно руководил освобождением Корсики. За три года в Генуе против старого флотоводца были организованы три заговора. В течение последующих лет он ухитрился помешать попыткам Испании поставить гарнизон в Генуе. Старый адмирал, пяти дней не доживший до 94 лет, умер 25 ноября 1560 года, узнав о поражении христианского флота. Следующее десятилетие вплоть до сражения при Лепанто, христиане не предпринимали серьезных попыток бороться за господство на Средиземном море.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Понедельник, 22.04.2013, 01:14:59 | Сообщение # 52
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Бертрам Хоум Рамсей



    Адмиралу Рамсею довелось как эвакуировать британский экспедиционный корпус в 1940 году, так и руководить морским десантом союзников в Нормандии в 1944 году.
    Бертран Хоум Рамсей родился во дворце Хэмптон Корт, в Хэмптоне, 20 января 1883 года. На флот он поступил кадетом в 1898 году. Во время Первой мировой войны моряк дослужился до чина коммандера (1916), командовал эсминцем в Дуврском патруле и у Бельгийского побережья. В 1935 году моряк получил чин контр-адмирала, был назначен начальником штаба Флота метрополии. Бескомпромиссная независимость стала причиной его конфликта с некоторыми старшими офицерами, и в 1938 году Рамсей попал в списки отставников. Когда разразилась Вторая мировая война, он вернулся на службу. В 1940 году Рамсей командовал военно-морской базой в Дувре. Когда германские войска вторглись в Голландию, эсминцы базы с отрядами английских войск были направлены в Голландию — выводить из строя порты. Британские корабли эвакуировали королевскую семью и ценности. Вскоре потребовались подобные операции в Бельгии. Эсминцы у берегов Голландии и
    Бельгии вывозили войска, обстреливали береговые цели, прикрывали перевозки, отбивали атаки авиации. Корабли высадили 20 мая два батальона гвардии в Булони, чтобы задержать немецкое наступление вдоль берега, грозившее экспедиционному корпусу. Через три дня эсминцы приняли на борт остатки этих войск; судам приходилось вести перестрелку даже с танками. Рамсей приготовил эвакуацию и из Кале, однако «из чувства союзной солидарности» гарнизону было приказано сражаться до конца.
    Когда британская армия под давлением неприятеля стянулась к Дюнкерку, адмиралтейство приняло чрезвычайные меры. Осуществить их пришлось Рамсею. Он собирал различные суда в надежде, что удастся вывезти хотя бы 45 тысяч человек. Оставались сомнения, удастся ли осуществить замысел в условиях превосходства сил противника на суше и в воздухе. Вечером 26 мая операция, названная «Динамо», началась. Еще до приказа адмиралтейства суда переходили в Дюнкерк. Так как причалы порта пострадали, пришлось использовать пляжи, с которых люди садились в шлюпки, и восточный мол, где швартовались крупные суда.
    До полуночи 27 мая было вывезено только 7 тысяч 669 человек. Однако на следующие сутки удалось доставить на плацдарм провизию, медикаменты. Благодаря хорошей организации погрузка войск на паромы и эсминцы проходила быстро. К флотилии Рамсея подходили многочисленные тральщики, дрифтеры и другие малые суда, которые принимали людей на пляжах. За сутки вывезли 47 тысяч 310 солдат. Однако уже 29 мая от обстрелов и налетов противника были потеряны 3 и повреждены 7 эсминцев. Адмиралтейство опасалось за эсминцы и приказало отвести все крупные современные корабли. По требованию Рамсея ему оставили 15 эсминцев, но вскоре вернули и отозванные. Использование быстроходных судов позволило намного увеличить количество эвакуируемых людей.
    Тральщики Рамсея проложили три фарватера. Самый короткий проходил вдоль французского берега, но от него пришлось отказаться. Сначала пользовались самым длинным (87 миль), но 29 мая адмирал перевел движение на центральный маршрут (55 миль). Немцы 3 дня не замечали перемен. Когда 30 мая были вывезены 53 тысячи 823 человека, воодушевленный Рамсей приказал «вести эвакуацию с предельной энергией» и намеревался вывезти все войска к 1 июня. Однако прибой затруднил погрузку, и только хорошая организация позволила 31 мая, когда волнение моря стихло, эвакуировать 68 тысяч 14 человек. Успеху способствовал организованный временный радиоцентр для связи флагмана с портом и береговыми партиями. Позднее этот опыт использовали при проведении десантных операций.
    1 июня немцы бомбардировали Дюнкерк. Погибли четыре эсминца, паром. Людей спасали другие корабли. Потери оказались велики. Однако все же в Англию доставили 64 тысячи 429 человек. На берегу оставались последние британские части. Однако Рамсей собирался вывезти и французские войска. Чтобы избежать больших потерь, он решил как можно больше сделать ночью и вечером послал все имеющиеся у него суда. За день было эвакуировано 26 тысяч 256 человек. К вечеру 2 июня все британские войска были вывезены, кроме раненых. 2–3 июня эвакуировали также 26 тысяч 746 французских солдат; можно было спасти больше, но части подходили на погрузку медленно. Несмотря на усталость экипажей кораблей, в ночь на 4 июня Рамсей приказал предпринять еще одну попытку. 9 эсминцев, 5 транспортов и два десятка малых судов вышли, чтобы принять остававшиеся в кольце 30 тысяч человек. 26 тысяч 175 человек успели забрать с молов гавани; в Дюнкерке оставалось еще 3000 человек, державших оборону. На этом операция «Динамо» завершилась. Во многом благодаря решительности и организаторской деятельности Рамсея было вывезено 338 тысяч 226 человек вместо 45 тысяч. Флот понес значительные потери. Однако самоотверженная деятельность моряков спасла от постыдной капитуляции Британские экспедиционные силы и показала, что они способны сопротивляться гитлеровской военной машине. Рамсей стал командором ордена Бани.
    Летом 1942 года, когда началась подготовка к высадке на материке Европы, Рамсей как начальник английских военно-морских сил участвовал в подготовке плана вторжения в Нормандию, руководить которым назначили Д. Эйзенхауэра, но выполнение этого плана было перенесено на будущее.
    На конференции в Касабланке в январе 1943 года союзники, несмотря на предложения американцев форсировать Ла-Манш, решили из-за недостатка транспортных средств и подготовленных войск ограничиться десантом на Сицилию, чтобы использовать остров как плацдарм для вторжения в Италию. 13 мая Объединенный комитет начальников штабов утвердил план, по которому британская 8?я армия должна была высаживаться на 5 участках от окраин Сиракуз до мыса Пассеро, тогда как американская 7-я армия высаживалась в 30 милях на 3-х участках южного побережья острова. Общее командование морской частью операции осуществлял адмирал Э. Каннингхэм, Восточным соединением, осуществлявшим высадку англичан, командовал адмирал Рамсей, западным, американским — вице-адмирал К. Хьюитт.
    Рамсею досталась непростая задача скоординировать действия 5 британских соединений, которые выходили из портов Среднего Востока, с Мальты и даже прямо из Англии. Следовало доставить, высадить и обеспечить всем необходимым 115 тысяч английских солдат. В ходе операции «Хаски» впервые для ускорения высадки применялась перевозка части войск по морю непосредственно на десантных судах.
    В начале июля Рамсей со штабом прибыл на Мальту. 4 июля последовал приказ начать операцию «Хаски», и 9 июля конвои двинулись. Благодаря дезинформации, потери на переходе оказались невелики. Южнее острова в контрольной точке Рамсей принял командование высадкой. Из-за волнения на море неприятель не ожидал вторжения, которое началось на рассвете 10 июля. Несмотря на неувязки при высадке, британские войска к вечеру укрепились на берегу. Тральщики очистили проходы к взятым портам Сиракузы и Аугуста, что позволило с первого дня наладить снабжение. Несмотря на активность неприятельской авиации и подводных лодок, потери в судах оказались сравнительно невелики. За успешную высадку флагман получил Командорский крест Британской империи.
    В октябре 1943 года союзники избрали Рамсея главнокомандующим морскими силами при высадке в Европе. Он был произведен в адмиралы. Флагман смог все силы и опыт отдать подготовке операции «Нептун»; так назвали 7 сентября морскую часть операции «Оверлорд» по высадке в Нормандии.
    Основные черты операции «Оверлорд» были выработаны на конференции в Квебеке (август 1943 г.), однако лишь 6 декабря президент США назначил Д. Эйзенхауэра верховным командующим. Сразу же и он, и маршал Монтгомери высказались за расширение высадки. В начале 1944 года было решено увеличить число высаживаемых войск, что потребовало внести значительные коррективы в планы, разработанные адмиралтейством и Рамсеем. Из?за нехватки экипажей для дополнительных кораблей пришлось на месяц отложить направление десанта в Южную Францию, также намеченное на май. Кроме того, часть боевых кораблей выделили США.
    В середине февраля 1944 года Рамсей выпустил первый приказ с общими наметками плана. Окончательный вариант объемом 700 страниц был завершен 10 апреля. Для захвата плацдарма на континенте создавались Западное и Восточное оперативные соединения. Первое, из британских кораблей, должно было высадить 3 дивизии 2-й британской армии на 3-х участках; западнее в двух пунктах высаживало части 1-й американской армии американское Западное оперативное соединение. За ударными соединениями должны были выйти еще 2 соединения, а затем следовало организовать постоянный поток грузов на транспортах. Всего в операции участвовали 1213 кораблей всех классов и 4126 различных десантных судов, сотни мобилизованных транспортных судов, в основном с английскими и канадскими экипажами.
    Для прикрытия десантов от возможных атак надводных кораблей и подводных лодок в море высылали многочисленные легкие силы, свыше 300 тральщиков были предназначены для борьбы с минами на трассах перехода судов и в местах их стоянки. Для защиты пунктов выгрузки от волнения моря было решено соорудить две искусственных гавани и 5 укрытий для мелких судов из больших железобетонных кессонов и затапливаемых на мелководье судов с пристанями и мостками на понтонах.
    Для борьбы с германскими тяжелыми батареями и войсками на берегу для каждого ударного соединения создали группу кораблей артиллерийской поддержки, которым были приданы наземные и воздушные корректировщики.
    8 мая 1944 года Эйзенхауэр назначил день высадки — 5 июня. 23 мая предварительный приказ получили все флотские штабы в Великобритании, после чего началось тщательно подготовленное сосредоточение кораблей и судов в исходных пунктах. 25 мая верховный командующий утвердил дату высадки, и Рамсей приказал капитанам кораблей вскрыть пакеты с инструкциями.

    После этого для сохранения тайны было прекращено сообщение судов с берегом. 1 июня адмирал принял командование всеми силами операции «Нептун» из Боевого штаба возле Портсмута. К утру 4 июня корабли и суда находились либо в море, либо в готовности. Плохие погодные условия заставили Эйзенхауэра отложить высадку на сутки. Система была отлажена так хорошо, что все конвои вернули сигналами по радио; лишь за одним пришлось послать корабль. Предсказанное синоптиками улучшение погоды побудило принять решение проводить операцию, ибо в противном случае ее пришлось бы перенести на несколько недель.
    Рамсей в ходе дискуссии по поводу решения, отменять ли высадку, занял нейтральную позицию. Он сказал, что в дурную погоду можно справиться с управлением судами, однако сложно будет вести огонь из орудий с качающихся кораблей.
    Плохая погода, как и у Сицилии, позволила обеспечить неожиданность высадки, ибо противник не ожидал вторжения и даже германская патрульная авиация была отозвана.
    Несмотря на высокий уровень воды, не позволивший уничтожить все подводные препятствия, десантные войска при поддержке огня многочисленной артиллерии, включая пушки с борта судов, при полном господстве на море и воздухе были высажены со сравнительно небольшими потерями. Сначала береговые батареи атаковала стратегическая, затем — тактическая авиация, далее на берег обрушился огонь линейных кораблей и других артиллерийских судов поддержки. Отряды прикрытия отразили попытки германских подводных лодок, торпедных катеров и эсминцев нанести удар по конвоям. Больший ущерб нанес шторм в середине июня, который вывел из строя одну искусственную гавань и затянул до 19 июля постройку другой. Тем не менее выгрузка на берег продолжалась. Было решено в отлив оставлять десантные суда на берегу, чтобы разгружать их прямо на суше.
    Так как к концу июня положение в районе высадки стабилизировалось, штаб-квартира Рамсея была переведена с корабля на берег — в Курсель. Морская боевая часть операции завершалась. Однако корабли флота участвовали в обстрелах побережья. Флот занимался восстановлением разрушенных французских портов, которые обеспечивали потребности армии в грузах. 5 июля на плацдарм высадился миллионный солдат. Значительная часть кораблей, участвовавших в операции «Нептун», направлялась на Средиземное море для доставки десанта на юг Франции. В отчете Рамсей отметил, что высадка была проведена в соответствии с планом. Сказалась не только работа над плановыми документами, но и упорная боевая подготовка, тренировка моряков и войск. Немалую роль сыграл и сам адмирал Рамсей, ибо победу обеспечило господство флота на море и авиации в воздухе.
    Так как германское командование начало подвергать морские перевозки атакам торпедных катеров и других военных судов, Рамсей создал эскадру из малых артиллерийских кораблей, которая днем у берега поддерживала армию, а вечерами патрулировала якорные стоянки, отбивая атаки неприятельского флота. Германский флот потерял в Ла-Манше с 1 июля по 4 августа 9 подводных лодок. Успехи противника оказались невелики.
    4 сентября союзники заняли Антверпен. Порт почти не пострадал, и Рамсей считал, что необходимо очистить от немцев устье Шельды и взять остров Валхерн, чтобы Антверпен стал основным центром снабжения войск, уже страдавших от недостатка боеприпасов. 10 сентября Объединенный комитет начальников штабов убедил Эйзенхауэра в необходимости порта, но лишь в октябре Рамсей смог побудить Монтгомери принять меры для его открытия. В конце октября Рамсей подготовил операцию по взятию Валхерна. 1 ноября специально подготовленная бригада морской пехоты была на десантных судах высажена на остров, и 8 ноября гитлеровцы на Валхерне капитулировали. 26 ноября после расчистки русла первый транспорт прибыл в Антверпен, ставший главной базой снабжения армий.
    Рамсей погиб в авиакатастрофе под Парижем 2 января 1945 года. Союзники высоко оценивали заслуги адмирала в организации десантных операций, признавая его превосходство в этом виде действий. Эйзенхауэр писал о флотоводце: «Рамсей был знающим командиром — мужественным, изобретательным, обладающим неисчерпаемым запасом энергии. Более того, все мы знали его как полезного и общительного человека, хотя иногда смеялись между собой над его педантичностью, с какой он соблюдал традиции английского военно-морского флота как главного вида вооруженных сил».
    В 1945 году моряка посмертно наградили американским орденом «За заслуги». Рамсей не дожил до победы, но сыграл существенную роль в ее достижении.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Вторник, 23.04.2013, 04:32:01 | Сообщение # 53
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Авраам Дюкен



    Дюкена во Франции считают одним из наиболее заметных национальных морских героев. Однако при жизни в связи с религиозными убеждениями флотоводца его заслуги не были в полной мере оценены.
    Авраам Дюкен (1610–1688) родился в семье моряка. С раннего детства он начал изучать морское дело. Уже в шестнадцать лет был помощником отца на корвете, а во время его болезни вступил в командование и смело атаковал три голландских судна, одно из которых захватил. Суд признал судно законным призом Дюкена, и он несколько лет плавал на нем корсаром. В 1635 году Дюкен командовал корветом «Нептун» и в 1637 году отличился в сражении против испанцев. В том же году отец Дюкена пал в бою, что вызвало непримиримую ненависть моряка к Испании. Так как война Франции с Испанией за господство на Средиземном море длилась с 1635 по 1659 год, у Дюкена было время, чтобы удовлетворить чувство мести. В 1638 году он участвовал в истреблении испанского флота (14 кораблей, 4 фрегата), в бухте Гаттари Дюкен поджег адмиральский корабль. В 1639 году моряк участвовал во
    взятии Ларедо (Бискайя). Едва оправившись от тяжелой раны, моряк снова воевал против испанцев. В 1641 году он проявил себя при взятии пяти испанских кораблей и в столкновениях у берегов Каталонии, в 1643 году — в ряде сражений у Барселоны, где Дюкен захватил и уничтожил несколько неприятельских кораблей. В сражении 3 сентября у мыса Гат он вновь был ранен.
    Со смертью Ришелье в 1742 году французский флот начал приходить в упадок. В 1644 году с разрешения Мазарини Дюкен перешел на службу Швеции, воевавшей с Данией. Командуя кораблем «Регина», моряк участвовал в сражении при острове Фемарн под командованием шведского адмирала Врангеля. Он разбил датский флот при Готенбурге и одержал ряд побед, принудивших Данию к миру в 1645 году. После заключения мира вице-адмиралом шведского флота Дюкен вернулся на родину.
    Уже в том же году Дюкен принял участие в осаде Таррагона, а в 1646 году в составе эскадры маркиза де Брезе — в сражении при Теламоне (Италия), где вновь был ранен. После гибели маркиза дезорганизация флота настолько возросла, что когда вспыхнуло восстание в Бордо, правительство с трудом собрало эскадру из 20 мелких военных судов и послало их под начальством герцога Вандома к устью Жиронды. Этих сил было недостаточно, чтобы подавить восстание и помешать испанцам оказать повстанцам поддержку. Снарядив на свои средства несколько кораблей, Дюкен отправился к устью реки. Встреченная по пути английская эскадра преградила путь, и ее командующий потребовал спустить флаг. На это Дюкен ответил: «Французский флаг не испытает такого позора, пока я охраняю его: пусть дело решат пушки». Несмотря на превосходство англичан, они после решительного боя были вынуждены отступить. Восстание было подавлено. Король за эту помощь подарил Дюкену остров и замок Эндер в Бретани.
    Несмотря на боевые заслуги, повышение Дюкена в чинах шло медленно. В 1647 году он был назначен начальником Дюнкирхенской эскадры, а в 1667 году произведен в генерал?лейтенанты флота. Причина состояла в том, что Дюкен был протестантом. Подписанный в 1659 году мир на тринадцать лет остановил боевые действия. Моряк воспользовался спокойным временем, чтобы пополнить свои обширные познания в морском искусстве. Посещая морские арсеналы и гавани Франции, он способствовал возрождению французского флота, начавшемуся при Кольбере. Дюкен не упустил возможности принять участие в боевых действиях под командованием герцога де Бофора на Средиземном море против алжирских и триполитанских пиратов, представлявших значительную морскую силу.
    Во время 3й англо-голландской войны Дюкен участвовал в нескольких сражениях, но ему не предоставляли самостоятельности, поручая командование лишь частью авангарда. В 1672–1673 годах моряк с успехом сражался с голландским адмиралом Тромпом и Рюйтером в Ла-Манше и нидерландских водах.
    В 1674 году Франция осталась без союзников против Голландии, заключившей союз с Испанией. В это время в Мессине вспыхнуло восстание против испанского владычества, и Людовик XIV, искавший союзников, решил поддержать Мессину. В январе 1675 года эскадра выступила на Средиземное море. Командование эскадрой поручили маршалу Вивонну, но на самом деле командовал Дюкен. 11 февраля произошла встреча 8 французских кораблей с 20 кораблями и 17 галерами испанцев. Дюкен решительно отражал натиск, пока из Мессины не подошла эскадра Вальбеля. Тогда генерал?лейтенант перешел в атаку и заставил испанцев отступить. В августе того же года Дюкен взял Агосту на Сицилии, а затем с большей частью флота отправился в Тулон, чтобы усилить эскадру и доставить в Мессину продовольствие и подкрепления. В это время на Средиземном море появился адмирал Рюйтер, чтобы совместно с испанцами действовать против Франции. Голландская эскадра крейсировала в виду вулкана Стромболи, у Липарских островов. Рюйтер заявлял: «Я жду здесь храброго Дюкена».
    7 января 1676 года голландцы, у которых было 19 кораблей, в том числе один испанский, и 4 брандера, увидели 20 линейных кораблей и 6 брандеров Дюкена. Первый день прошел в маневрировании, причем голландцы были на ветре. Рюйтер отказался от атаки, держался вне дальности действия орудий. Однако после ночной бури испанские галеры, сопровождавшие Рюйтера, укрылись у Липарских островов. 8 января Дюкен, воспользовавшись попутным ветром, послал конвой вперед и решил напасть. Рюйтер, располагавшийся между французами и их портом, ожидал атаки.
    Сражение при Стромболи начал Дюкен, линия судов которого под некоторым углом спустилась на неприятельскую. Вступая в бой один за другим, корабли последовательно подвергались обстрелу противника. Французский авангард врезался в середину голландского. При этом сильно пострадали два французских головных корабля, а слишком тесно построенные корабли авангарда мешали друг другу вести огонь. Дюкен справился с беспорядком и вступил в сражение с голландским флотом, все корабли которого упорно сражались. Когда голландский арьергард отстал, французы пробовали его окружить, но безуспешно, скорее всего из-за повреждений в рангоуте. Французские корабли не смогли помешать и 3 испанским галерам, которые увели на буксире поврежденные голландские корабли. Мэхэн, считая Дюкена лучшим французским флотоводцем того времени, отметил общие недостатки тактики. Как и другие французские флагманы, Дюкен показывал хорошую военную и слабую морскую подготовку. Он не воспользовался тем, что в Мессине стояли еще восемь кораблей, и присоединил их только после сражения. Рюйтер после сражения отплыл в Палермо, по пути один из его кораблей затонул.
    Вторая встреча эскадр произошла у Агосты. Дюкен имел 33 корабля и 8 брандеров, союзники — 29 кораблей, 10 галер и 4 брандера. Дюкен шел в кордебаталии. Рюйтер в авангарде первым начал сражение, обрушившись на французский авангард д'Альмейраса. Французы стойко выдерживали натиск; только смерть начальника авангарда внесла смятение. Однако вскоре Дюкен подошел к авангарду, и вновь началась перестрелка флагманских кораблей. Рана, которую получил Рюйтер, побудила союзный флот укрыться в бухте Палермо. Через неделю Рюйтер умер. 2 июня Дюкен атаковал при Палермо и сжег после боя 12 голландских и испанских кораблей. Этой победой французский флот надолго обеспечил господство на Средиземном море. Голландское соединение, посланное на Средиземное море, встретили французы, и ему пришлось укрыться в Гибралтаре.
    В 1676 году Дюкен истребил близ берегов Сицилии почти весь испано?голландский флот. Однако, несмотря на успехи флотоводца, как только английский король в 1678 году выступил против Франции, Людовик XIV ушел из Сицилии, нужной ему лишь для демонстрации. Воевать на море против двух морских держав (Англии и Голландии) Франция не могла.
    Людовик XIV не прощал Дюкену его протестантскую веру и указывал моряку, что вера — единственная причина, почему он не получил чин вице-адмирала и маршала Франции. Дюкен отвечал: «Ваше величество, я — протестант, но заслуги мои перед Францией — истинно католические».
    В 1681–1683 годах Дюкен совершил поход против Триполи и Алжира и прекратил их морской разбой. При этом в 1682 и 1683 годах моряк первым применил для обстрела Алжира незадолго до того изобретенные Пти Рено бомбардирские галиоты (мортирные лодки). Сразу поняв их важное значение, Дюкен, несмотря на первые неудачные опыты и недоверие к новинке, настоял на введении их во флот. Бомбардировкой 1783 года Алжир был почти полностью разрушен. Дюкен освободил несколько сотен французов рабов. В 1684 году он обстрелял Геную и заставил ее просить о мире.
    После отмены Нантского эдикта в 1785 году всех протестантов, включая сыновей Дюкена, изгнали из Франции. Дюкену единственному разрешили остаться, однако он долго не мог выдержать разлуку с близкими и умер в 1688 году. Как протестанту, Дюкену было отказано в почетном погребении. Сыну даже не позволили взять тело отца для похорон в Швейцарии. Возмущенный сын над пустой гробницей поместил надпись в стихах: «Эта могила ожидает останков Дюкена. Имя его известно на всех морях. Прохожий, ты спросишь, почему голландцы воздвигли памятник Рюйтеру, а французы отказали в погребении победителю Рюйтера… Боязнь и уважение к монарху, власть которого распространяется далеко, запрещает мне отвечать».
    Только в XIX веке Дюкену поставили памятник в Дьеппе, а имя его навсегда присвоено одному из судов французского военного флота.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Вторник, 23.04.2013, 04:34:00 | Сообщение # 54
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Брюс Остин Фрейзер



    Адмирал Фрейзер в годы войны командовал Флотом метрополии у берегов Великобритании. Прикрывая союзные конвои с грузами для СССР, его эскадра потопила «Шарнгорст».
    Брюс Остин Фрейзер родился 5 февраля 1888 года в Англии. На флот он поступил в 1902 году, в Первой мировой войне был артиллеристом. После войны моряк служил на Ост-Индской военно-морской станции, затем командовал авианосцем «Глориес», был заместителем начальника штаба Средиземноморского флота Великобритании, с 1933 года — начальником артиллерийско-технического управления. В 1940 году его произвели в вице-адмиралы. С 1939 по 1942 год Фрейзер был третьим морским лордом и контролером, затем начальником тыла флота, в значительной мере управлял его расширением.
    8 мая 1943 года Фрейзер сменил адмирала Тови на посту командующего Флотом метрополии (Хоум Флит). Вскоре после того ему пришлось направить много кораблей на Средиземное море для проведения высадки в Сицилии и Италии, что значительно
    ослабило возможности Фрейзера в обеспечении перехода конвоев и действиях против германского флота.
    Фрейзер опасался, что базировавшиеся на Северную Норвегию «Тирпиц», «Шарнгорст» и «Лютцов» воспользуются возможностью напасть на конвои. В ответ на обращение к США были присланы боевые корабли, которые компенсировали недостаток сил британского флота. Фрейзер организовал высадку подкрепления на Шпицберген, чтобы отвлечь якобы готовившейся операцией против Норвегии внимание германского командования от Сицилии. Так как моряков не хватало, то были расформированы соединения минных заградителей и вспомогательных крейсеров, а их экипажи направили на боевые корабли.
    С февраля 1943 года, несмотря на давление со стороны Сталина и Рузвельта, Черчилль отказывался посылать конвои в СССР, пока не начнется полярная ночь. До начала перевозок адмиралтейство и Фрейзер считали необходимым вывести из строя «Тирпиц», а возможно, и «Шарнгорст». 6 сентября оба линкора с 10 эсминцами вышли в море и через два дня обстреляли Шпицберген. Флот метрополии не успел перехватить германское соединение. Так как флот не располагал необходимой авиацией, было решено использовать сверхмалые подводные лодки «Миджет». Доставленные на обычных подводных лодках, «Миджет» проникли в Альтен-фиорд и двухтонными зарядами подорвали «Тирпиц», который надолго вышел из строя. Это позволило возобновить конвои и в ноябре вернуть американцам присланную ими на помощь эскадру.
    23 сентября «Лютцов» вышел из Альтен-фьорда в Нарвик, а оттуда 26 сентября — на Балтику. Ему удалось прорваться из-за несогласованности действий береговой авиации и флота. Хотя Фрейзер и потребовал выслать все наличные береговые самолеты даже без сопровождения, ожидание истребителей задержало вылет — цель не нашли.
    Несмотря на то что «Шарнгорст» оставался реальной угрозой, с ноября пошли конвои в советские порты. По рекомендации Фрейзера, каждый конвой делили на две части. Основным противником являлись 2 флотилии подводных лодок и авиация в Норвегии, однако из-за угрозы «Шарнгорста» приходилось прикрывать конвои крейсерами, а в дальнем прикрытии использовать линкоры. Прикрытие конвоев являлось одновременно и ловушкой, которую Фрейзер расставлял для германского линкора.
    В ноябре и декабре две пары конвоев прошли в СССР и обратно. Так как адмиралтейство ожидало нападения «Шарнгорста», в прикрытии следующего конвоя JW-55A Фрейзер в середине декабря на линкоре «Дюк оф Йорк» пришел в Кольский залив. Тем временем, несмотря на возражение штаба флота, Дёниц получил разрешение Гитлера на выход в море «Шарнгорста». Принявший командование германской эскадрой в северных водах контр-адмирал Бей, ранее командовавший эсминцами, также был сторонником выхода. 19 декабря Дёниц сообщил фюреру, что собирается атаковать следующий конвой в Россию.
    JW-55B вышел 20 декабря; через два дня из Кольского залива выступил обратный конвой. Переход прикрывали крейсера «Белфаст», «Шеффилд» и «Норфолк» вице-адмирала Р.Л. Барнетта; на следующий день вслед за ними из Кольского залива вышел «Дюк оф Йорк» под флагом Фрейзера в сопровождении крейсера «Ямайка». Проведя конвой за остров Медвежий, Фрейзер послал 4 эсминца своего эскорта прикрывать конвой в Россию. По активности германской разведывательной авиации флагман ожидал нападения. Он приказал конвою JW-55B идти севернее. 26 декабря конвой был в 50 милях южнее Медвежьего, Фрейзер шел в 200 милях юго-западнее, а Барнетт готовился перехватить противника.
    «Шарнгорст» под флагом Бея с 5 эсминцами вышел из Альтен-фиорда в штормовую погоду. От одной из подводных лодок, развернутых западнее острова Медвежий, контр-адмирал знал о координатах и составе конвоя. Однако, несмотря на то, что Фрейзер, извещенный адмиралтейством о вероятном выходе «Шарнгорста», не раз нарушал радиомолчание, Бей не подозревал о близости флагмана Флота метрополии. Он выслал эсминцы к юго-западу для поиска конвоя, но те цели не нашли, потеряли контакт с флагманом, и он приказал им возвращаться в Альтен-фиорд. Сам «Шарнгорст» приблизился к конвою на 30 миль, но так его и не обнаружил. Тем временем «Белфаст» установил с линейным кораблем радиолокационный контакт. Крейсера пошли на сближение. Первым открыл огонь «Норфолк». Бей не отвечал, повернул на юг и на большой скорости оторвался от крейсеров. Барнетт, которому Фрейзер прислал 4 эсминца, решил не преследовать врага, а прикрыть конвой, и пошел к северо-востоку, потеряв контакт с «Шарнгорстом». Фрейзера это обеспокоило. Но предположение Барнетта, что противник повернет к конвою, оправдалось. После 15 часов все 3 крейсера 20 минут вели обстрел «Шарнгорста», добившись нескольких попаданий. Два 11-дюймовых снаряда, попавшие в «Норфолк», серьезно его повредили. 4 эсминца, бывшие при Барнетте, атаковать торпедами не смогли. Тем не менее Фрейзер был удовлетворен. Крейсера поддерживали с противником, направляющимся на юг, радиолокационный контакт, благодаря которому флагман мог зажать «Шарнгорст» в клещи двумя соединениями.
    В 16 часов радар «Дюк оф Йорк» с расстояния 22 мили засек «Шарнгорст». Фрейзер приказал 4 эсминцам приготовиться, но торпедная атака не состоялась. Около 16 часов осветительный снаряд «Белфаста» осветил «Шарнгорст», башни которого стояли в нейтральном положении. Корабль, повернувший на север, обстреливали «Дюк оф Йорк» и «Ямайка» с одного борта и крейсера Барнетта — с другого После 2-часового обстрела «Шарнгорст» снизил ход и прекратил огонь из-за многочисленных попаданий тяжелых снарядов. Затем в атаку пошли 2 дивизиона эсминцев, выпустившие 55 торпед, из которых, вероятно, около 11 попали в цель. Около 8 часов вечера корабль затонул. Победа у мыса Нордкап стала наивысшим успехом флотоводца.
    Так как к началу 1944 года гибель «Шарнгорста» и повреждение «Тирпица» ослабили угрозу германского флота, а против 25–30 германских подводных лодок британский флот располагал достаточным количеством эскортных кораблей и авианосцев, Фрейзер продолжил отправку конвоев в СССР. Первый конвой в январе, отправленный двумя частями (JW-56A и JW-56B), благополучно дошел до цели, как и конвой обратный RA-56. Адмирал решил, что можно отправлять крупные конвои через каждые 5 недель. 20 февраля отправился конвой JW-57. Несмотря на усиленные атаки противника, конвой потерял лишь эсминец охранения, но потопил 2 подлодки. Из 31 судна конвоя RA-57 погибло лишь одно, а атакующие лишились 2 лодок. В дальнейшем использование поисково-ударных групп с непременным участием эскортных авианосцев привело к увеличению потерь неприятеля, тогда как конвоируемые суда почти все доходили до цели невредимыми.
    Когда стало известно о завершении ремонта «Тирпица», адмиралтейство решило, что необходимо его добить, пока корабль не стал полностью боеспособен. Фрейзер проводил эту операцию в ходе прикрытия конвоя JW-58. 30 марта он вывел в море 2 эскадры: одну составили линкоры «Дюк оф Йорк» (флагманский), «Ансон», авианосец «Викториес», крейсер и 5 эсминцев; вторая состояла из авианосца «Фьюриес», 4 эскортных авианосцев и 3 крейсеров Руководить атакой «Тирпица» с воздуха Фрейзер назначил заместителя вице-адмирала Генри Мура.
    Так как конвой успешно отбивал атаки, а погода благоприятствовала, Фрейзер приказал провести бомбардировку «Тирпица» на сутки ранее запланированного срока. В результате согласованных атак нескольких групп самолетов с авианосцев 3 апреля линкор вышел из строя на несколько месяцев. Однако главная броневая палуба не была пробита даже бронебойными бомбами весом в 640 килограмм. Первый морской лорд Э. Каннингхэм потребовал повторить атаку и довершить уничтожение морского гиганта. Фрейзер после длительных переговоров согласился повторить набег. Но из-за плохой погоды вице-адмирал Мур, вышедший 21 апреля, не смог атаковать «Тирпиц» и ограничился истреблением торговых судов. В мае 1944 года Флот метрополии еще дважды пробовал добить «Тирпиц», но вновь мешала плохая погода. Однако активность британского флота у берегов Норвегии заставила Гитлера опасаться высадки союзников в Норвегии и держать там значительные силы, которые были бы необходимы для отражения высадки в Нормандии.
    Кроме боевых действий на Севере, Флот метрополии атаковал торговые суда 1 и корабли противника у берегов Германии, Франции и Голландии, подводные лодки патрулировали в Бискайском заливе. Изредка германский флот наносил контрудары. Однако к середине мая 1944 года союзники обеспечили превосходство сил на море и в воздухе, которое позволило при небольших потерях обеспечить высадку в Европе.
    Фрейзеру недолго пришлось участвовать в поддержке операции «Оверлорд». 14 июня 1944 года адмирал сэр Генри Мур принял командование Флотом метрополии. Фрейзера направили на Восток. В Индийском океане создавали флот для Тихого океана. Летом корабли возрожденного Восточного флота адмирала Соммервилла провели первые успешные операции. 23 августа Соммервилла сменил Фрейзер. Однако и здесь он оставался недолго. 22 ноября адмирала официально назначили командующим Британским Тихоокеанским флотом.

    Формирование Тихоокеанского флота началось на Цейлоне. 4 декабря Фрейзер вылетел в Австралию. Главную базу флота предстояло создать в Сиднее. Затем адмирал отправился в Пёрл-Харбор для обсуждения с Нимицем перспектив использования британских кораблей. В начале 1945 года Британский Тихоокеанский флот находился еще в Индийском океане, где опытные профессионалы тренировали летчиков для авианосцев. Вскоре начались боевые действия. В январе авианосное соединение контр-адмирала Вайэна уничтожило на Суматре заводы, снабжавшие Японию авиабензином, и много самолетов на земле. 11–12 февраля флот прибыл в Сидней, где Фрейзер основал свой береговой штаб.
    Перед командующим стояла сложная задача — обеспечить действия флота вдали от главной базы. Англичане не имели того плавучего тыла, которым обзавелись американцы. С большим трудом удалось собрать 60 разномастных судов. Положение несколько исправила передача американцами в декабре 1944 года острова Манус из островов Адмиралтейства, пока не будут созданы передовые базы на Филиппинах. Англичане начали перевозку грузов на Манус.
    К этому времени американцы разбили японский флот, пытавшийся уничтожить десантные силы в заливе Лейте, успешно высадились на Филиппинах и готовились взять Лусон. Они не очень нуждались в британских кораблях и летчиках, отстававших по техническим характеристикам и боевой подготовке от американских. Однако Лондон настаивал по политическим причинам на участии англичан в войне на Тихом океане.
    К концу февраля большая часть флота прибыла в Сидней и подготовка завершалась. Но только в середине марта, под давлением из Лондона, из двух возможных направлений (помощь Макартуру на Филиппинах и Борнео или адмиралу Нимицу в высадке на Окинаве) было избрано последнее. Английские авианосцы наносили удары по аэродромам на Окинаве и другим японским островам. Однако американцы ревниво не допускали англичан к уничтожению остатков японского флота.
    2 сентября 1945 года Фрейзер подписал акт о капитуляции Японии от имени Великобритании. Английские моряки приняли капитуляцию японцев в Сингапуре, Гонконге, на Новой Британии и соседних островах. Англичане восстанавливали порядок в Голландской Ост-Индии. Нужно было спасать и доставлять домой много пленных, снабжать продовольствием голодающее население Юго-Восточной Азии. Британский флот под командованием Фрейзера несколько месяцев занимался этими вопросами.
    Фрейзер командовал Тихоокеанским флотом в 1945–1946 годах, затем руководил Портсмутской военно-морской базой, в 1946 году получил звание пэра, в 1948 году — адмирала флота. В 1948–1951 годах он состоял первым морским лордом (начальником штаба ВМС). С 1951 года флагман вышел в отставку. Его удостоили званий почетного доктора Оксфордского, Эдинбургского и Уэльского университетов.
    Скончался флотоводец 12 февраля 1981 года в Лондоне.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Среда, 24.04.2013, 03:21:01 | Сообщение # 55
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Алексей Самуилович Грейг



    А.С. Грейг был сыном знаменитого флотоводца времен Екатерины Великой. Однако свою известность он заслужил сам, отличившись и в знании морского дела, и в сражениях, и в научных трудах.
    Родился Алексей 6 сентября 1775 года в Кронштадте и за заслуги отца, известного флотоводца С.К. Грейга, сразу после рождения по повелению Екатерины II получил чин мичмана. Но дальнейшее продвижение по службе не было столь легким. Уже с десяти лет Алексея послали на стажировку в Англию. Он начал морскую практику на английских судах, получил чин лейтенанта и 19 мая 1788 года, по возвращении в Россию, был назначен на корабль «Мстислав». После смерти отца, 4 декабря 1788 года, императрица произвела А.С. Грейга в капитан-лейтенанты. 9 сентября Алексей с братом Карлом был послан на стажировку за границу. В 1789–1791 годах братья ходили в Китай и Индию, участвовали в сражении. Вернувшись на родину, Алексей Грейг пробыл в России лишь год и вновь по повелению Екатерины II был направлен за границу, служил волонтером на военных судах, ходил в Средиземное море. По
    возвращении в 1796 году моряка назначили на корабль «Ретвизан», который под командованием бригадира П.В. Чичагова отправился с эскадрой к берегам Англии. Там Грейг принял под командование фрегат «Архангел Михаил» и повел его в Россию. Фрегат у мыса Порккала Удд потерпел крушение, однако морской суд признал молодого командира невиновным. По определению суда за знания и распорядительность, проявленные при попытках спасти судно, Грейга произвели 17 декабря 1796 года в капитаны 2го ранга. В 1798 году он назначается командиром корабля «Ретвизан», крейсирует с английскими кораблями у острова Тексель. В 1799 году Грейг участвовал в пленении голландского флота, был награжден орденом Святой Анны 2й степени, а в 1802 году за то же получил орден Святого Георгия 4й степени.
    В кампании 1800 года Грейг командовал у берегов Англии кораблем «Ретвизан», на котором поднял флаг контр-адмирал П.В. Чичагов. Будущий министр Морских сил России заметил способности Грейга и в дальнейшем не раз давал ему ответственные поручения. В 1801 году Грейга назначили председателем Комиссии для восстановления Кронштадтского порта; за успешное выполнение поручения моряк получил награду и благодарность. Когда вступивший на трон Александр I учредил Комитет для реорганизации флота, Грейг стал единственным членом Комитета, не имевшим адмиральского чина. 9 января 1803 года его произвели в капитан-командоры.
    Россия, начиная войну с Францией, в 1804 году отправила эскадру из 4 судов под флагом А.С. Грейга к острову Корфу. Прибыв на Средиземное море, Грейг объединил под своим командованием все русские суда на Ионических островах. Вместе с английской эскадрой 7–8 ноября 1805 года Грейг высадил десант в Неаполе, но под давлением превосходящих сил французов был вынужден его снять. По возвращении на Корфу капитан?командор поступил под командование вице-адмирала Д.Н. Сенявина, прибывшего с новыми силами из России. 27 декабря 1805 года Грейга произвели в контр-адмиралы.
    В 1806 году в поддержку Наполеона выступила Турция, объявившая войну России. С началом войны Сенявин отправился к устью Дарданелл. Грейгу он поручил взять Тенедос — остров у входа в пролив. 8 марта 1807 года, лично командуя атакой, контр-адмирал овладел островом, на котором учредили базу русского флота.
    Грейг принимал активнейшее участие в Дарданелльском и Афонском сражениях летом 1807 года, не раз выполнял ответственные поручения Сенявина. После Тильзитского мира, установившего тесные связи Александра I с Наполеоном, русская эскадра в 1808 году была вынуждена оставить Средиземное море и уйти в Лиссабон. Оттуда Грейга вызвали в Россию. Он был награжден за успехи в боевых действиях на Средиземном море орденом Святой Анны 1й степени. Однако из-за союза с Наполеоном Россия оказалась в состоянии войны с Великобританией. Как и других английских офицеров на русской службе, контр-адмирала отправили вглубь России, в Москву. До начала вторжения наполеоновской армии Грейг использовал свободное время для самообразования. Когда же восстановились нормальные англо-русские отношения, Грейг вновь вернулся к активной деятельности. В 1812 году контр-адмирал выполнял дипломатические поручения П.В. Чичагова, тогда командующего Дунайской армией. Он ездил в Одессу, Константинополь, на Мальту и Сицилию. В 1813 году Грейг вернулся через Англию в Санкт-Петербург. Он командовал парусной и гребной флотилией при осаде Данцига, водил матросов своих судов на штурм неприятельских батарей. Его произвели 4 сентября 1813 года за отличие в вице?адмиралы и наградили орденом Святого Владимира 2й степени.
    В 1814–1816 годах Грейг находился в Санкт-Петербурге. В это время он перешел в подданство России. Очевидно, этот шаг позволил поручить вице-адмиралу особую задачу: восстановить Черноморский флот, боеспособность которого заметно упала за последние годы. 2 марта 1816 года А.С. Грейга назначили главным командиром Черноморского флота и портов и военным губернатором Николаева и Севастополя.
    В начале столетия флот не отвечал своему назначению. Вице-адмирал начал с научной организации дела. Он учредил при Черноморском адмиралтейском департаменте распорядительную часть, занимавшуюся перепиской, создал Артиллерийское управление, улучшил Депо карт, придав ему типографию и художников-граверов из числа моряков, ввел должности начальников отделений, усовершенствовал канцелярское дело и добился перевода архива Черноморского флота из столицы в Николаев, чем сократил переписку. В 1826 году флотоводец впервые в практике России создал штаб флота для организации боевой подготовки и разработки планов действия в военное время. Опираясь на организацию и подготовленных помощников, Грейг за несколько лет преобразовал все отрасли флота.
    Вице-адмирал избрал в качестве базы судостроения Николаев. К 1832 году здесь на пяти верфях было 11 эллингов, из которых 9 соорудили при Грейге. На верфях была введена механизация. Не был забыт и Херсон, где заложили Спасское адмиралтейство, на котором с 1828 года по подряду строили корабли для Черноморского флота, в том числе линейные и фрегаты. В городе был основан литейный завод, отливавший необходимые детали для флота; на Херсонском канатном заводе также применили паровую машину, в Богоявленске парусная фабрика давала парусину высшего качества.
    С 1818 года Грейг ходатайствовал о постройке в Севастополе сухих доков для ремонта кораблей, чтобы избежать килевания. Разрешение было получено в 1827 году, начались работы. Завершены они были уже при новом главном командире и потому получили наименование Лазаревского адмиралтейства. Новое адмиралтейство было создано в Измаиле, на реке Репиде — там строили суда Дунайской флотилии.
    При Грейге было построено много малых судов, которые требовались для посыльной и крейсерской службы; они давали возможность молодым офицерам пройти школу самостоятельного командования. Моряк разработал проект канонерских лодок для Дунайской флотилии, предложил использовать на реке иолы.
    Уже в 1820 году, через три года после появления первого парового судна на Балтике, в Николаеве построили пароход «Везувий» для портовой службы. В 1825 году был спущен в Николаеве первый в России военный пароход «Метеор», в 1826 году — пароход «Молния». Всего при Грейге были построены 5 и куплены 2 парохода.
    По мере восстановления верфей появилась возможность строить линейные корабли и фрегаты. Грейг задумывал их с усиленной артиллерией, добиваясь высокого качества строительства, чтобы дорогие корабли могли служить эффективно и долго. Отказавшись от французских проектов с малой прочностью и остойчивостью, он предпочел использовать более совершенные английские образцы, предложил использовать созданный Ф. Чапманом и развитый А.С. Грейгом и К. Кнорре «параболический» метод проектирования. На основе этого метода, с применением диагональных креплений, были построены многие черноморские суда различных классов. В Николаеве построили первый на Черном море 120пушечный корабль «Варшава», спроектированный Грейгом. Современники отмечали, что это было лучшее творение адмирала. В 1822 году в Херсоне был спущен первый в России 60?пушечный фрегат «Штандарт»; почти все последующие построенные при Грейге фрегаты — всего 7 — были того же класса. При недостатке средств на постройку кораблей фрегаты могли заменить их в линии и одновременно служить для крейсерской службы. Кроме того, строили транспорты для перевозки войск. Меры, принятые Грейгом, позволили резко увеличить численность судов. За время правления адмирала только Николаевское адмиралтейство выпустило 125 боевых судов (не считая портовых) — в шесть раз больше, чем за предшествующие 23 года своего существования.
    Под руководством Грейга впервые в России была спроектирована морская паровая землечерпательная машина. Благодаря очистке ингульского и очаковского фарватеров можно было отказаться от камелей и отправлять корабли из Николаевского адмиралтейства с полным парусным вооружением своим ходом, так же как и возвращать обратно для ремонта.
    Грейг не только увеличивал численность флота, но и добивался качества постройки, вносил многочисленные усовершенствования, увеличивавшие срок службы кораблей. Серьезное внимание он обращал на главное оружие кораблей — артиллерию. Зная, что пушки Луганского завода часто разрывает, он заказывал орудия на Олонецком заводе.
    В 1825 году из 15 черноморских кораблей в строю были 10, тогда как на Балтике — всего 5, что свидетельствует о качестве кораблестроения. Немудрено, что когда вступивший на престол Николай I создал Комитет для образования флота, его членом стал вице-адмирал Грейг.
    Увеличение числа плаваний для перевозки войск и грузов в разные пункты побережья потребовало организации навигационного обеспечения безопасного судоходства. По инициативе Грейга были выпущены достоверные карты и лоции Черного и Азовского морей, построены несколько маяков, установлены навигационные знаки. Развивались линии оптического телеграфа.

    Понимая важность обороны главной базы флота, Грейг добился постройки в 1821–1827 годах батарей с ядрокалильными печами на входных мысах Севастопольской бухты. Он разработал план постройки оборонительных сооружений для защиты города с суши. Однако средства не были выделены, и Севастополь пришлось укреплять в 1854 году уже после вторжения неприятеля в Крым. Судьба города в результате осады союзных войск вполне объясняет, почему Грейг являлся твердым противником перевода всего управления и кораблестроения из Николаева в Крым. Благодаря его стойкости удалось сохранить после Крымской войны основные верфи, мастерские и систему администрации, без которых не было бы возможности восстановить флот.
    Совершая регулярные плавания с эскадрами, Грейг готовил моряков. По ею инициативе в Николаеве было расширено Штурманское и создано Артиллерийское училища. Грейг нередко сам посещал учебные заведения, участвовал в экзаменах будущих офицеров. Он ввел порядок, при котором по каждой дисциплине экзаменовал специалист, тогда как раньше экзамены по всем предметам доверяли одному преподавателю. Для офицеров адмирал организовал в Николаеве курсы повышения квалификации. Желающие могли заниматься в Николаевской астрономической обсерватории. Грейг приобщал офицеров к занятиям метеорологией и астрономией, снабжал их необходимыми инструментами и поручал вести метеорологические журналы. Наиболее способных офицеров отправляли за границу и на российские предприятия для совершенствования в специальности.
    Многочисленные нововведения пошли на пользу флоту. Когда в 1833 году Грейга перевели в столицу, он сдал флот М.П. Лазареву в гораздо лучшем состоянии, чем принимал. За успешное руководство флотом Грейг уже в 1818 году был награжден орденом Святого Александра Невского, в 1821 году — бриллиантовыми знаками к этому ордену, в 1827 году — орденом Святого Владимира 1й степени.
    В русско-турецкой войне 1828–1829 годов черноморцы показали, что флот боеспособен. Первым важнейшим пунктом атаки флота стала Анапа. 2 мая Грейг с эскадрой доставил к крепости 5тысячные войска контр-адмирала А.С. Меншикова, которые начали осаду. Основной огневой мощью явились корабли эскадры. С 7 мая они начали обстреливать крепость. Попытки турецких вылазок, поддержанных тысячами горцев, были отбиты русскими. Штурм Анапы, намеченный на 10 июня, не состоялся: турки пошли на переговоры и 12 июня капитулировали.
    Важнейшей целью на пути к Константинополю избрали Варну, ибо взять крепость мог помочь флот. Крейсировавшая в районе мыса Калиакра — Созопола эскадра вице-адмирала Мессера в мае—июле не допускала переброски неприятелем подкреплений к Варне — сильной крепости с гарнизоном в 12000 человек. Попытка 4тысячного отряда начать осадные работы с суши 1 июля были отражены обороняющимися. Но 21 июля эскадра Грейга доставила в Каварну 10тысячный отряд вице-адмирала А.С. Меншикова; эти войска на следующий день взяли Варну в осаду. 26 июля 22 русских гребных судна истребили 14 турецких, прикрывавших крепость с моря, что позволило русским кораблям с 26 июля по 29 сентября обстреливать крепость, в которую из-за слабости блокирующих сил турки смогли провести с юга 12000 подкрепления. 7 августа крепость обстреляли главные силы флота; из-за мелководия корабли стреляли по одному с дистанции пять кабельтов; тем не менее удалось подавить огонь приморского бастиона. 28 августа, после прибытия гвардейского корпуса, осада стала более тесной, войска успешно отражали попытки деблокировать крепость изнутри и извне. 25 сентября начался штурм Варны, причем основной удар нанесли по приморскому бастиону. Турки выдержали штурм, однако 29 сентября капитулировали, лишившись надежды на помощь.
    20 июля 1828 года за взятие Анапы Грейга произвели в адмиралы, за взятие Варны — наградили орденом Святого Георгия 2й степени. В следующем году русские моряки овладели цепью крепостей на берегу Болгарии (Месемврия, Ахиолло, Инада, Мидия, Сан-Стефано, Бургас, Созопол), блокировали Босфор.
    Успех флота в немалой степени способствовал заключению выгодного для России Адрианопольского договора.
    После войны Грейг продолжал преобразования. В 1829–1830 годах были введены в строй в Николаеве мортонов эллинг, эллинг для кораблей и эллинг для фрегатов, открыто уездное училище. Однако с 1830 года адмиралу пришлось отбиваться от нападок клеветников, что снизило его энтузиазм. Назначенный председателем Комитета по улучшению флота при Главном морском штабе, Грейг руководил его заседаниями в Санкт-Петербурге с 24 октября 1830 по 23 мая 1831 года. Он оставался еще главным командиром Черноморского флота, но фактически руководство перешло к начальнику штаба М.П. Лазареву. Комитет рассматривал многочисленные предложения известных моряков по совершенствованию различных направлений морской службы. Немало предложений самого Грейга, опробованных на Черном море, было рекомендовано внедрить во всем флоте.
    В 1833 году адмирала определили членом Государственного совета. И в этом качестве он активно работал, готовил документы и выступал по различным вопросам, состоял председателем комиссий военных и морских дел, законов и законодательства, экономики, гражданских дел, польских дел и др. В частности, в 1834–1835 годах он был членом Комиссии по сокращению расходов при Государственном совете. У него оставалось больше времени заниматься астрономией. В 1834 году Грейга избрали председателем Комиссии по строительству Пулковской обсерватории. Крупнейшую в мире обсерваторию на Пулковских высотах в 20 километрах от Петербурга торжественно открыли 7 августа 1839 года. За заслуги в ее сооружении Грейгу была объявлена высочайшая благодарность. Обсерватория вскоре стала астрономической столицей мира.
    А.С. Грейг скончался 18 января 1845 года и похоронен на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга. Магистрат Николаева постановил считать Грейга за заслуги в развитии города «вечным гражданином». Жители в его честь поставили в 1873 году памятник, выполненный по проекту М.О. Микешина известным скульптором А.М. Опекушиным. Памятник не сохранился. Но имя флотоводца осталось на карте. Российские мореплаватели в его честь назвали мыс Грейга в Бристольском заливе Берингова моря и остров Грейга в Тихом океане, в архипелаге Россиян.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Среда, 24.04.2013, 03:23:09 | Сообщение # 56
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Васко да Гама



    Пять столетий тому назад Лиссабон был центром морских исследований. Португальские мореходы осваивали путь вдоль берегов Африки на юг. Они же проложили для европейцев морской путь в Индию и Юго-Восточную Азию. Руководил этой экспедицией, а затем и покорением Индии Васко да Гама.
    Васко да Гама родился примерно в 1460–1469 году в приморском португальском городке Синиш и происходил из старинного дворянского рода. Его отец, Иштеван да Гама, был главным управителем и судьей городов Синиша и Сильвиша. Его сыновья мечтали о приключениях. Васко с молодых лет участвовал в боевых действиях и морских походах. Очевидно, он имел военный опыт, ибо, когда в 1492 году французские корсары захватили португальскую каравеллу с золотом, шедшую из Гвинеи в Португалию, именно ему король поручил ответственное задание. Моряк на быстроходной каравелле прошел вдоль французского побережья, захватив все французские суда на рейдах. После этого королю Франции пришлось вернуть захваченное судно, а Васко да Гама стал известной в Португалии личностью.
    Понятно, что именно опытному мореходу, находившемуся в чести, король Мануэль I поручил необычное дело.
    8 июля 1497 года эскадра Васко да Гамы из четырех судов водоизмещением по 100–120 тонн выступила из Лиссабона. Экспедиция была тщательно подготовлена усилиями опытного морехода Бартоломеу Диаша, снабжена всем необходимым на три года плавания. Экипажи набирали из лучших моряков. Всего 168 человек должны были по повелению короля Португалии открыть путь в Индию и Восточный океан.
    Маршрут вдоль берегов Африки к Индийскому океану еще раньше начали прокладывать португальские мореплаватели. Благодаря усилиям принца Энрике, увлекавшегося идеей покорения новых земель и потому названного «Генрихом Мореплавателем», все новые и новые экспедиции уходили вдоль африканских берегов, преодолевая суеверные опасения, что далеко к югу море непроходимо из-за жары и бурь. В 1419 году португальцы обогнули мыс Ном и открыли остров Мадейра. В 1434 капитан Жиль Эаниш шагнул за мыс Бохадор, ранее считавшийся непреодолимой границей. Через десятилетие Нуньо Тристан достиг Сенегала, привез десятерых местных жителей и выгодно продал. С этого началась торговля африканскими рабами, которая оправдывала расходы на мореплавание. В последующие годы были открыты Азорские острова и острова Зеленого Мыса, присоединены к португальской короне Гвинея и Конго, поставлявшие рабов и золото. В 1486 году экспедиция Диого Кана достигла мыса Кросс. Мореходы приблизились к южной оконечности Африканского континента. Однако королей Португалии манило к островам пряностей. Монополию на торговлю пряностями сохраняли арабы, которые доставляли через Персидский залив и по суше перец, корицу и другие высоко ценившиеся в Европе приправы. 3 февраля 1488 года суда Бартоломеу Диаша, вышедшего из Лиссабона в августе 1487 года и направлявшегося к Индии, обогнули мыс Доброй Надежды, и только отказ страдавшей от голода команды продолжить плавание заставил его вернуться, не достигнув цели. Через десять лет Васко да Гаме предстояло сделать то, что не удалось его предшественнику.
    Плавание началось благополучно. Суда прошли мимо Канарских островов, расстались в тумане и собрались у островов Зеленого мыса. Дальнейший путь затрудняли встречные ветры, но Васко да Гама повернул к юго-западу и, немного не дойдя до тогда еще неизвестной Бразилии, благодаря попутному ветру, сумел наиболее удобным путем (позднее ставшим традиционным для парусников) дойти до мыса Доброй Надежды. Правда, моряки 93 дня провели в океане и лишь 4 ноября достигли земли. Моряки встретили на берегу бушменов. Из-за конфликта с ними пришлось поторопиться сняться с якоря. Холодная погода вызвала ропот команды, но «капитан-командир» был тверд, и 22 ноября 1497 года эскадра обогнула мыс Доброй Надежды. После стоянки, во время которой португальцы добыли провизию и договорились с бушменами, эскадра из трех судов (ветхий транспорт пришлось затопить) продолжила путь вдоль берегов, устанавливая связи местными племенами. 16 декабря путешественники увидели на берегу последний столб-падран, оставленный Диашем. Далее открывался неизведанный путь.
    Путь этот оказался нелегким. Из-за однообразной и недостаточной пищи среди членов экипажа распространялась цинга. Снабжение провизией и водой стало затруднительным, ибо начиналась зона мусульманского влияния. 2 марта 1498 года португальцы прибыли к порту Мозамбик, где их чуть не уничтожил шейх арабов. 7 апреля эскадра приблизилась к портовому городу Момбаса, и местный шейх также пытался овладеть судами «неверных», из предосторожности остановившимися на рейде. Португальцы, в свою очередь, захватывали арабские суда.
    14 апреля, идя с попутным ветром, экспедиция достигла богатого города Малинди. Местный шейх был противником шейха Момбасы, он хотел приобрести новых союзников, тем более вооруженных огнестрельным оружием, которого арабы не имели. Кроме провизии он предоставил лоцманов, знавших путь к Индии. 24 апреля эскадра оставила Малинди и 20 мая прибыла к Каликуту. В городе встречались купцы, знавшие о существовании Португалии и других европейских стран.
    28 мая Васко да Гаму торжественно принял как посла замудрин раджа (заморин) — правитель Каликута. Но скромные подарки мореплавателей разочаровали властителя, а достигшие вскоре Каликута сведения о пиратстве португальцев еще более обострили отношения. Купцы-арабы старались вызвать вражду к христианам-конкурентам. Васко да Гама не получил разрешения основать факторию в Каликуте. Заморин разрешил лишь выгрузить на берег и продать товары, после чего отправиться обратно. Он даже взял на время Васко да Гаму под стражу на берегу. Португальские товары не находили сбыта в течение почти двух месяцев, и капитан-командир решил отправиться в обратный путь. Перед отъездом он 9 августа обратился к заморину с письмом, в котором напоминал об обещании направить посольство в Португалию и просил послать в дар королю несколько мешков пряностей. Однако правитель Каликута в ответ потребовал выплаты таможенных пошлин. Он приказал задержать португальские товары и людей, обвинив их в шпионаже. В свою очередь, Васко да Гама взял заложниками нескольких посетивших суда знатных каликутцев. Когда заморин вернул португальцев и часть товаров, капитан-командир отправил на берег половину заложников, а остальных взял с собой посмотреть на могущество Португалии. Товары он оставил в дар каликутскому властителю. 30 августа эскадра отправилась в обратный путь, легко оторвавшись от индийских лодок, пытавшихся напасть на португальские суда.
    На обратном пути португальцы захватили несколько торговых судов. В свою очередь, правитель Гоа хотел заманить и захватить эскадру, чтобы использовать суда в борьбе с соседями. Приходилось отбиваться от пиратов. Трехмесячный путь к берегам Африки сопровождали жара и болезни экипажей. Лишь 2 января 1499 года моряки увидели богатый город Могадишо. Не решаясь высадиться с немногочисленной измученной лишениями командой, да Гама приказал «для острастки» обстрелять город из бомбард. 7 января мореплаватели прибыли в Малинди, где за пять дней благодаря хорошей пище и фруктам, предоставленным шейхом, моряки окрепли. Но все равно экипажи так уменьшились, что 13 января на стоянке южнее Момбасы пришлось сжечь одно из судов. 28 января миновали остров Занзибар, а 1 февраля сделали остановку у острова Сан-Жоржи, у Мозамбика, 20 марта обогнули мыс Доброй Надежды. 16 апреля попутный ветер донес суда до островов Зеленого Мыса. Оттуда Васко да Гама послал вперед корабль, который 10 июля доставил в Португалию весть об успехе экспедиции. Сам капитан-командир задержался из-за болезни брата. Только 18 сентября 1499 года Васко да Гама торжественно вернулся в Лиссабон.
    Возвратились лишь два судна и 55 человек. Ценой гибели остальных был открыт путь в Южную Азию вокруг Африки. Уже в 1500–1501 годах португальцы начали торговлю с Индией, затем, пользуясь вооруженной силой, основали свои опорные пункты на территории полуострова, а в 1511 году овладели Малаккой — истинной страной пряностей.
    Король по возвращении присвоил Васко да Гаме титул «дон», как представителю знати, и пенсию в 1000 крузаду. Однако тот добивался, чтобы его сделали сеньором города Синиша. Так как дело затянулось, король задобрил честолюбивого путешественника увеличением пенсии, а в 1502 году, перед вторым плаванием, присвоил титул — «Адмирала Индийского океана» — со всеми почестями и привилегиями.
    Тем временем экспедиции Кабрала и Жуана да Нова, ходившие к берегам Индии, столкнулись с сопротивлением местных правителей. Чтобы основать в Индии укрепления и подчинить страну, король Мануэль послал эскадру во главе с Васко да Гамой. Экспедиция включала двадцать судов, из которых адмирал Индийского океана располагал десятью, пять должны были препятствовать арабской морской торговле в Индийском океане, а еще пять, под командой племянника адмирала, Иштвана да Гама, предназначались для охраны факторий.
    Экспедиция выступила 10 февраля 1502 года. По пути моряки заходили на Канарские острова. Недалеко от Зеленого мыса адмирал показал индийским послам, возвращавшимся на родину, направлявшуюся в Лиссабон груженную золотом каравеллу. Послы были поражены, впервые увидев столько золота. Попутно Васко да Гама основал форты и фактории в Софале и Мозамбике, покорил арабского эмира Килвы и наложил на него дань. Начиная жестокими мерами борьбу с арабским судоходством, он приказал сжечь арабское судно со всеми пассажирами-паломниками у Малабарского берега.
    3 октября флот прибыл в Каннанур. Местный раджа торжественно встретил португальцев и разрешил построить большую факторию. Загрузив суда пряностями, адмирал направился к Каликуту. Здесь он действовал решительно и жестоко. Несмотря на обещания заморина возместить убытки и сообщение об аресте виновников нападений на португальцев, адмирал захватил стоявшие в порту суда, и обстрелял город, превратив его в развалины. Он приказал повесить на мачтах захваченных индийцев, отправил на берег заморину отрубленные у несчастных руки, ноги и головы, а тела выбросил за борт, чтобы их вынесло на берег.

    Через два дня Васко да Гама вновь обстрелял Каликут и принес морю новые жертвы. Заморин бежал из разрушенного города. Оставив для блокады Каликута семь кораблей под командованием Висенти Судре, да Гама отправился в Кочин. Здесь он догрузил корабли и оставил в новой крепости гарнизон.
    Заморин с помощью арабских купцов собрал большую флотилию, которая 12 февраля 1503 года выступила навстречу португальцам, снова приближавшимся к Каликуту. Однако артиллерией кораблей легкие суда были обращены в бегство.
    11 октября Васко да Гама вернулся с успехом в Лиссабон. Король, довольный добычей, повысил пенсию адмиралу, однако серьезного назначения честолюбивому моряку не дал. Только в 1519 году да Гама получил земельные владения и графский титул.
    После возвращения из второго похода Васко да Гама продолжал разрабатывать планы дальнейшей колонизации Индии, советовал королю создать там морскую полицию. Король учел его предложения в двенадцати документах (указах) по Индии.
    В 1505 году король Мануэль I, по совету Васко да Гамы, учредил должность вице-короля Индии. Сменявшие друг друга Франсишку д'Алмейда и Аффонсу д'Албукерки жестокими мерами укрепляли власть Португалии на земле Индии и в Индийском океане. Однако после смерти д'Альбукерки в 1515 году его приемники оказались алчными и неспособными. Получавший все меньше прибыли новый король Португалии Жуан III решил назначить пятым вице-королем 64-летнего сурового и неподкупного Васко да Гаму. 9 апреля 1524 года адмирал отплыл из Португалии и сразу же по прибытии в Индию принял твердые меры против злоупотреблений колониальной администрации. Однако он не успел навести порядок, ибо скончался от болезни 24 декабря 1524 года в Кочине.
    Некоторое время Португалия оставалась хозяйкой Индийского океана, пока ее не сменили другие колониальные державы. Выступления местного населения против отличавшихся бесчинствами, жестокостью и высокомерием колонизаторов способствовали потере португальцами того, что открыл и завоевывал адмирал Индийского океана Васко да Гама.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Четверг, 25.04.2013, 04:08:28 | Сообщение # 57
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Василий Яковлевич Чичагов



    Единственный моряк — кавалер ордена Святого Георгия I степени — В.Я. Чичагов проводил в жизнь необычную тактику: принимал атаку противника на выгодной позиции, чтобы одерживать победы малой кровью.
    Родился будущий адмирал 28 февраля 1726 года в небогатой семье под Костромой. Получил домашнее воспитание и образование. Потом окончил Навигацкую школу в Москве. Морскую службу начал гардемарином, прошел все младшие офицерские чины на Балтийском флоте, отличился в Семилетней войне, выполняя ответственные поручения. Затем он служил в Архангельске. В 1765–1766 годах моряк руководил секретной экспедицией, которая на трех небольших судах дважды пыталась пройти через Северный Ледовитый океан к Алеутским островам между Гренландией и Шпицбергеном. Русские моряки достигли 80 градусов 26 минут северной широты, побив рекорд Г. Гудзона. Сплошные льды не позволили продвинуться далее. Разумеется, плавания в те годы и не могли привести к успеху. Чичагову можно поставить в заслугу уже то, что он без потерь вернул свои суда с экипажами от
    кромки вековых льдов к родным берегам. Более того, капитан бригадирского ранга доказал, что такая задача невыполнима для деревянных парусников.
    Став главным командиром Архангельского порта, Чичагов боролся со злоупотреблениями среди чиновников и моряков. После начала русско-турецкой войны 1768–1774 годов он старался увеличить возможности верфей, предложив закладывать сразу по 6 кораблей вместо 4. Построенные архангельцами корабли шли на Балтику. В 1770 году туда же вызвали произведенного в контр-адмиралы Чичагова. Он обучал экипажи для кораблей Балтийского флота, в 1772 году одну из подготовленных эскадр провел без потерь на Средиземное море. Вернувшись, стал главным командиром сначала Ревельского, затем Кронштадтского порта. Благодаря его стараниям и последняя ушедшая на Средиземное море эскадра благополучно достигла цели.
    Боевое крещение в качестве флагмана контр-адмирал Чичагов получил на Черном море. Весной 1774 года эскадра Азовской флотилии под его флагом крейсировала у входа в Керченский пролив. 9 июня с русской эскадры из 3 фрегатов и 2 «новоизобретенных» плоскодонных кораблей увидели турецкий флот. Чичагов пошел на сближение и обнаружил, что к охраняемому им проливу направляются 5 линейных кораблей, 9 фрегатов, 26 галер и шебек, несколько меньших судов под командованием адмирала. Заметив русскую эскадру, турки двинули на нее отряд из 7 фрегатов, 6 шебек и 4 галер. Остальные пытались прорваться в Керченский пролив. Контр-адмирал не поддался обману, повел отряд наперерез и преградил противнику путь, открыв огонь. Турки после перестрелки в сумерки отстали. Русские корабли развернулись в проливе. Вернувшаяся турецкая превосходящая по силам эскадра заняла позицию у входа, пыталась атаковать, но ее нападения были отражены.
    Адмирал Чичагов, между войнами командовавший эскадрами на Средиземном и Балтийском морях, в начале русско-шведской войны 1788–1790 годов временно оказался не у дел. Весной 1789 года Екатерина II вверила ему командование Балтийским флотом, силы которого стояли в Ревеле, Кронштадте и Копенгагене. Адмирал столкнулся с неприспособленностью Ревеля как базы. На прибывшей из Кронштадта эскадре было много новобранцев. Василий Яковлевич, несмотря на нетерпеливые указы из столицы, задерживал выход в море, стараясь обучить экипажи для похода и боя. Только 2 июля его флот выступил и 6 июля вел сражение со шведским у острова Эланда. Следуя своей тактике, Чичагов не атаковал неприятеля, а вел перестрелку и ожидал подхода копенгагенской эскадры, чтобы зажать противника с двух сторон превосходящими силами. Но шведы укрылись в Карлскроне (Карлскруне). Господство на море перешло к русским. Чичагов увел флот к своим берегам и, сберегая корабли, ограничивался блокадой, разведкой, охраной судоходства и поддержкой гребного флота, действовавшего в шхерах. Это была вполне разумная стратегия, хотя императрица и рассчитывала на более эффектные победы. Но пассивность сухопутных сил в Финляндии не позволила воспользоваться успехом на море, и весной 1790 года Густав III вновь перешел в наступление. Он хотел разбить русские эскадры по очереди, высадить десант у Ораниенбаума и диктовать требования русскому двору.
    Уже 6 марта два шведских фрегата совершили набег на Балтийский порт (Палдиски), высадили десант, уничтожили запасы, заклепали пушки недостроенной крепости и ушли ранее, чем прибыли подкрепления из Ревеля. Это предупреждение Чичагов воспринял весьма серьезно, ибо Ревельский порт не имел иной защиты, кроме боевых кораблей. Пользуясь бездействием главных сил вражеского флота, адмирал принял меры для отражения возможного нападения. Посты на маяках, высланные в море отряды предупредили о приближении противника, и когда 1 мая шведский флот появился у Ревеля, Чичагов был готов к встрече с ним.
    Недостаток людей исключал сражение в открытом море, тем более против вдвое превосходящих сил противника. Адмирал решил принять бой на якоре, превратив корабли в деревянные бастионы. Он построил эскадру в три линии. Первую составили 10 кораблей и фрегат, за ее разрывами встали 2 бомбардирских корабля и 4 фрегата, третью линию составили 7 катеров; кроме того, из ворот гавани могли действовать канонерские лодки, а в ее глубине оставались 2 брандера и вспомогательные суда. Правый фланг линии опирался на отмели, левый — на орудия Ревельской крепости. Обойти с фланга и взять в два огня русские корабли, стоявшие на небольших расстояниях, шведы не могли, и им пришлось напасть с фронта.
    Шведское командование решило атаковать русскую эскадру, не вставая на якорь. Предстояло линию из 21 корабля и 6 линейных фрегатов ввести на рейд в направлении русского левого фланга, поворачивать на восток и проходить вдоль всего фронта, обстреливая его на ходу. Но качка привела к тому, что большинство шведских снарядов не достигало цели, а русские моряки стреляли как на учениях. В итоге боя несколько шведских кораблей получили значительные повреждения, один сел на камни и был сожжен шведами, а второй сдался. Потери ревельской эскадры составили только 9 убитых и 27 раненых. Увидев безуспешность атаки, герцог Карл приказал отвести еще не бывшие в бою корабли. Его флот крейсировал у Наргена, не решаясь повторить нападение, пока не последовал приказ короля идти для прикрытия гребного флота у Выборга.
    Чичагов после Ревельского сражения принял меры для подготовки соединения с кронштадтской эскадрой вице-адмирала А.И. Круза, чтобы нанести удар с двух сторон противнику, угрожавшему столице. 17 мая ревельская эскадра вышла к Наргену, а 23 мая, получив указание императрицы, отправилась на соединение с Крузом. В случае встречи с превосходящими неприятельскими силами адмирал предполагал занять позицию между островами и принять бой на якоре. В ночь на 26 мая он так и поступил, а утром соединился с Крузом, который в двухдневном Красногорском сражении 23–24 мая сдержал натиск превосходящих сил шведского флота. Русские эскадры заблокировали шведский флот, по приказу короля укрывшийся в Выборгском заливе. Вновь противник был изгнан с моря. Но его необходимо было добить.
    Из залива, где стояли шведские корабельный и гребной флоты, несколько фарватеров между островами и мелями вели на запад, юг и восток. Флот Чичагова развернулся против шведского. Почти месяц адмирал сжимал блокаду, хотя из столицы его и торопили. Русские корабли оттеснили шведские вглубь залива. Отдельные отряды заняли все проходы на юге и западе, наблюдали за Березовым зундом, в котором должны были действовать задерживавшиеся гребные суда вице-адмирала К.Г. Нассау-Зигена. Чичагов рассчитывал атаковать с фронта, тогда как гребной флотилии следовало напасть с востока, а гребным судам Т.Г. Козлянинова из Выборга — ударить в тыл. Однако подготовленное наступление сорвалось по вине Нассау-Зигена, который достиг Березового зунда только 21 июня и сразу перешел в наступление, не предупредив Чичагова и не дав отдыха гребцам. К ночи 22 июня, когда установился удобный для шведов ветер, его команды прекратили натиск.
    Оказавшийся в безвыходном положении Густав III решился на отчаянный прорыв. Он направил через западный фарватер кильватерную колонну кораблей и фрегатов. Путь ей должны были расчистить брандеры. Вслед за кораблями ближе к берегу должны были самостоятельно прорываться в шхеры гребные суда. Утром, пока уставшие гребцы Нассау-Зигена отдыхали, шведские гребные суда отошли к своим главным силам, а часть их демонстративно атаковала правый фланг русской линии, отвлекая внимание от фланга левого, где корабельный флот с потерями прорывался сквозь отряды контр-адмиралов И.А. Повалишина и П.И. Ханыкова в западном проходе. Больше всего потерь шведам нанесли их брандеры: от их огня погибли корабль и фрегат. Несколько судов сели на мель и сдались.
    Чичагов первоначально наблюдал, в какую сторону направятся шведы. Он дал сигнал Козлянинову начать атаку с тыла, затем подкрепил отряды Ханыкова и Повалишина и, наконец, когда шведы прорвались, повел главные силы в преследование. Первоначально он приказал своим легким судам атаковать и брать вражеские гребные суда, оказавшиеся в море беспомощной добычей. Увидев, что из-за Березовых островов появляется гребная флотилия, адмирал решил, что Нассау-Зиген и Козлянинов возьмут на себя пленение королевского гребного флота. Он собрал все парусные корабли и устремился за уходившим к Свеаборгу шведским флотом. Несмотря на то что адмирал вышел из Выборгского залива в числе последних, он оказался среди передовых преследующих. За время погони были взяты два шведских корабля, а остальные укрылись под батареями Свеаборга. Чичагову оставалось только организовать наблюдение за портом, чтобы в нужный момент вывести главные силы. Вновь адмирал добился нейтрализации противника с относительно небольшими потерями, которые с лихвой компенсировали трофеи.

    Тактика В.Я. Чичагова в известной степени была вынужденной. Постоянная острая нехватка опытных матросов заставляла избегать решительного боя. Более того, адмирал порицал С.К. Грейга за то, что тот с неподготовленной эскадрой атаковал шведов у Гогланда. Последнее свидетельствует, что оборонительная тактика не была случайностью, а вполне обдуманным методом, позволявшим компенсировать с помощью местных прикрытий недостатки подготовки экипажей. В частности, занимая позицию между островами, Чичагов готовился к нападению всего неприятельского флота; если бы шведы направились к Кронштадту, он был готов применить второй тактический прием: зажать противника между двумя эскадрами и разгромить, уже обладая превосходством в силах и положении.
    За Ревельское сражение Чичагова наградили орденом Святого Андрея Первозванного. После Выборгского — он стал первым моряком, удостоенным ордена Святого Георгия 1-й степени. Императрица одарила его поместьями в Белоруссии. Это было хоть и запоздалым, однако достойным признанием заслуг В.Я. Чичагова.
    В последующие годы В.Я. Чичагову не довелось командовать в сражениях, ибо на Балтике у русского флота соперников не осталось. Одно движение эскадр, выводимых адмиралом в море, было настолько внушительным, что никто не решался противодействовать им.
    При Павле I Василий Яковлевич выступил против самодурства самодержавного генерал-адмирала, вышел в отставку и жил в имении как под арестом. Император не разрешал опальному флотоводцу приезжать в столицу. Умер адмирал 4 апреля 1809 года и торжественно похоронен на кладбище при Александро-Невской лавре. Из десяти его сыновей большинство служило на флоте, а Павел Васильевич Чичагов стал морским министром, немало сделавшим для укрепления флота.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Четверг, 25.04.2013, 04:10:32 | Сообщение # 58
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Вильгельм фон Тегетгоф



    До середины XIX века Австрия пользовалась морскими силами итальянских государств. Когда же Италия обрела независимость и потребовалось создать два флота, австрийским флотоводцем стал Тегетгоф. А противником его оказался командующий флотом независимой Италии, граф Персано.
    Сын австрийского подполковника Карла фон Тегетгофа, Вильгельм родился 23 декабря 1827 года в Марбурге (Штирия), получил первоначальное образование в местной гимназии и в 1840 году поступил кадетом в морскую коллегию в Венеции. Закончив ее 23 июля 1845 года, гардемарин фон Тегетгоф плавал в Адриатике и Архипелаге на бриге «Монтекукколи» и корвете «Адрия». В 1848 году он получил чин фрегатского мичмана, через несколько месяцев — корабельного мичмана. Служил на бригах «Монтекукколи», «Триест» и фрегате «Беллона». В феврале 1849 года моряк поступил адъютантом к начальнику флота фельдмаршал-лейтенанту фон Мартини и отправился со своим начальником в Неаполь, когда тот получил назначение посланником при сицилийском дворе. По возвращении летом в Триест Тегетгоф
    поступил вторым офицером на корвет «Адрия», который входил в эскадру, блокировавшую Венецию. После сдачи Венеции его назначили старшим офицером на пароход «Мареа Анна», который плавал в Леванте и находился в Пирее, когда порт был блокирован англичанами по делу Панчифико. Затем моряк плавал старшим офицером на корвете «Титаник» и пароходе «Феникс».
    Именно в это время начиналось становление национального австрийского флота. После 1848 года из кают-компаний постепенно изгоняли итальянский язык, заменяя его немецким.
    4 июня 1851 года Тегетгофа произвели во фрегатские лейтенанты, 4 ноября 1852 года — в корабельные лейтенанты. Он служил на бриге «Монтекукколи» и корвете «Каролина», с 1854 по 1857 год командовал шхуной «Элизабет» в Леванте, потом пароходом «Таурус» на станции в Сулинских гирлах.
    По поручению начальника флота эрцгерцога Фердинанда Максимилиана в 1857 и 1858 годах лейтенант, сопровождаемый ученым-естествоиспытателем и этнографом Гейглиным, исследовал берега Красного моря и Аденского залива. Предстояло собирать сведения о трассе будущего Суэцкого канала. Миссия не удалась. Гейглин, раненный туземцами, был вынужден вернуться в Каир, а плененного бедуинами Тегетгофа пришлось выкупать.
    Тем временем моряка произвели в корветские капитаны и по возвращении назначили начальником первого отдельного морского управления в Триесте. В октябре 1858 года он получил в командование винтовой корвет «Эрцгерцог Фридрих» и был послан по случаю войны Испании с Марокко к марокканскому берегу. Предлогом послужила гибель там австрийского судна и слух, что экипаж взят в плен. Тегетгоф исследовал берег Средиземного моря, ничего не обнаружив. Зайдя в Гибралтар за почтой, он получил приказ немедленно возвратиться в Триест. Надвигалась война с Италией и Францией. Корвету с другими судами пришлось бездействовать за бонами в Венеции.
    После войны Тегетгоф вернулся адъютантом к эрцгерцогу Фердинанду Максимилиану, сопровождал его в Бразилию и по возвращении 24 апреля 1860 года получил чин фрегатского капитана. Командуя фрегатом «Радецкий», он отплыл в Левант и шесть месяцев состоял при главном управлении флота. 3 ноября 1861 года его наградили чином корабельного капитана. Моряка назначили командиром фрегата «Новара» и морской станции в Леванте. Когда на смену прибыл фрегат «Шварценберг», на нем Тегетгоф пошел в Порт-Саид для осмотра постройки Суэцкого канала и представил прекрасный отчет.
    С началом германо-датской войны, предшествуя эскадре контр-адмирала барона Вюллерсторфа, Тегетгоф с фрегатами «Шварценберг», «Радецкий» и канонерской лодкой «Зеехунд» направился в Немецкое море. В Бресте он присоединил прусские канонерские лодки «Блиц», «Басилиск» и пароход «Адлер». 9 мая 1864 года союзная эскадра встретилась с датской эскадрой из двух фрегатов и корвета. После двухчасового боя Тегетгоф заставил неприятеля прекратить блокаду устьев Эльбы и Везера. Сам он с загоревшимся фрегатом «Шварценберг» ушел в нейтральные воды острова Гельголанд. В бою моряк проявил хладнокровие, мужество и осмотрительность. Уже 10 мая его наградили чином контр-адмирала и орденом Железной короны 2-й степени с военными знаками. Осенью Тегетгоф сдал в Триесте отряд и был вызван в Вену. С мая 1865 года по январь 1866 года он плавал в Адриатическом и Средиземном морях с флагом на фрегате «Шварценберг».
    Незадолго до войны с Пруссией и Италией моряка назначили командующим всего австрийского флота. Он нашел флот в плачевном состоянии. Так как в мирное время плавали только три фрегата и три канонерские лодки, большинство мобилизованных моряков не знали ни судов, ни морской службы. Новые корабли еще не были достроены. Тем не менее, флагман сумел воодушевить моряков своим энтузиазмом, взялся за их обучение. Каждый день флот выходил в море для практических занятий. Командиры тренировались в маневрировании. Приводили в порядок материальную часть. Тегетгоф рассчитывал компенсировать недостаток сил тактической подготовкой. Он внушал офицерам свои взгляды на ведение боя, чтобы гарантировать единство действий в бою. Артиллеристов обучали направлять огонь в одно место неприятельского судна, чтобы разрушить его броню. Тегетгоф добивался от подчиненных стремления к решительным действиям, исповедуя лозунг: «Устремляйтесь на неприятеля, топите его». Он рекомендовал таранный удар как наиболее эффективный. Уверенностью в победе флагман заразил своих подчиненных.
    Боевые действия разворачивались на Адриатическом море. Австрия владела восточным берегом с главной базой Пола, Италия — западным с базами Отранто и Анкона. В распоряжении Австрии был также укрепленный остров Лисса (Вис) с гарнизоном в 2000 человек.
    Итальянцы располагали флотом из 12 новейших броненосцев, 7 неброненосных фрегатов и 4 корветов. Этот флот по силе кораблей не уступал флотам Франции, Англии и США. Однако экипажи не получили достаточной артиллерийской и тактической подготовки. Командовал флотом Персано.
    Карло, граф Пеллион ди Персано (1806–1873), итальянский адмирал и политический деятель, родом из Пьемонта, начинал службу в сардинском флоте. В 1848 году с несколькими кораблями он совершил неудачное нападение на форт, занятый австрийцами, в войну 1859 года руководил блокадой Венеции. Во время экспедиции Гарибальди в Сицилию (1860) Персано с судами крейсировал в Тирренском море. В сентябре 1860 года моряк принимал участие во взятии Анконы, в феврале 1861 года — Гаэты. Избранный депутатом, Персано примкнул к левому центру. Недолго он состоял морским министром в кабинете Раттацци, в 1865 году стал сенатором. Командовать флотом его назначили уже после начала войны.
    Австрийский флот был значительно слабее, насчитывая 7 броненосцев, деревянные линейный корабль, 5 фрегатов, корвет и 7 канонерских лодок. Тем не менее именно австрийцы благодаря Тегетгофу действовали активнее.
    Уже на седьмой день после начала войны, 27 июня, Тегетгоф предпринял с некоторыми броненосцами и деревянными судами смелую рекогносцировку неприятельского флота в Анконе. Он приблизился к порту, рассчитывая, что часть итальянских кораблей еще не прибыла из Таранто. Итальянцы, кроме броненосного тарана «Аффондаторе», были в сборе, медленно вышли на рейд, однако не собирались вступать в бой. Послав несколько ядер в неприятельские суда и убедившись в их силе, контр-адмирал возвратился на свою базу.
    Под давлением морского министра, от которого общественность требовала активных действий, Персано вывел 8 июля флот в море, но уже 13 июля вернулся на базу. Так как итальянцы негодовали из-за бездействия флота, на который были затрачены большие средства, король и министерство вынудили Персано «выйти в море, чтобы предпринять против неприятельских крепостей или флота такие действия, которые бы привели к успеху». Очевидно, что определенного стратегического плана использования флота в стране не было. Ввиду этого Персано решил атаковать остров Лиссу, о котором было упомянуто в предшествующем приказе морского министра. Однако он не располагал ни картой, ни достоверными сведениями о вооружении острова.
    16 июля Персано выступил, не дожидаясь «Аффондаторе» и выслав вперед для рекогносцировки острова начальника штаба. Тот сообщил, что порт Святого Георгия, Манего и Комиза защищены высокорасположенными укреплениями, но их можно сбить огнем корабельной артиллерии. На рассвете 18 июля Персано решил атаковать Лиссу. Он приказал адмиралу Вакка на корвете «Джискардо» с тремя броненосцами для отвлечения противника бомбардировать порт Комиза, а адмиралу Альбини с неброненосными судами обстрелять порт Манего и высадить десант; сам он с 8 броненосцами должен был атаковать порт Святого Георгия. Командора Сандри Персано направил с канонерскими лодками перерезать телеграфный кабель на материк, а 2 судна выслал в дозор к северу и западу. Пока эти распоряжения достигли исполнителей, австрийцы успели передать сообщение на материк и получили приказ держаться до прихода флота.
    Итальянцы не торопились. Вакка обнаружил, что укрепления Комизы расположены слишком высоко для корабельных пушек, и направился на помощь Альбини. Однако Альбини по той же причине не высадил десант, и Вакка направился к главным силам. На следующий день продолжались приготовления. Погода окончательно испортилась 20 июля. Однако Персано все же решил провести высадку. Два броненосца он отправил для обстрела Комизы, а остальные сосредоточил против порта Святого Георгия. Но когда итальянцы готовились к высадке, появился Тегетгоф.
    Австрийский флагман, получив известие о нападении на Лиссу, принял его за демонстрацию и сутки ожидал в море, что неприятель направится к северу. 19 июля он пошел к Лиссе с 7 броненосцами и остальными судами. Персано, получив известие от посыльного судна о приближении противника, постарался собрать разбросанные суда. Командир одного из броненосцев сообщил, что из-за повреждений не может сражаться, и ушел в Анкону.

    Не считая 2 кораблей у Комизо, итальянский адмирал располагал 9 броненосцами, которые он спешно выстроил в строю пеленга, ожидая неприятеля с северо-запада, а при появлении австрийцев повернул на север, перестроив их в кильватерную колонну.
    Тегетгоф шел с целью прорвать неприятельский строй и разбить слабейшую часть. Потому он двигался в строю последовательных клиньев. Первый образовали 7 броненосцев во главе с «Фердинанд Макс». За ними следовали деревянные корабли Петца и канонерские лодки. Адмирал рассчитывал на таранный бой. Он опасался, что при качке невозможно будет успешно действовать артиллерией. Однако к 9 часам море стало стихать. Через полтора часа Тегетгоф приблизился к противнику, поднял сигнал «Броненосцам ринуться на неприятеля и потопить его» и полным ходом (8—10 узлов) пошел в атаку.
    Тем временем Персано перешел на быстроходный «Аффондаторе», но не поставил в известность командиров кораблей, которые ожидали сигналов с «Ре д'Италиа». Сигналы флагмана «уменьшить расстояние между судами», «нападать на неприятеля, когда подойдет» не замечали. Линия растянулась, в центре образовался разрыв. Пользуясь этим, Тегетгоф в порядке приблизился, в 11 часов открыл огонь и прорезал итальянскую линию в месте разрыва.
    Отрезанный авангард Вакка направился на слабые концевые суда австрийцев и погнался за канонерскими лодками, тогда как Тегетгоф повернул и напал на итальянский центр, а второй австрийский отряд Петца — на итальянский арьергард. В центре «Ре д'Италиа», «Палестро» и «Аффондаторе» сражались со всеми броненосцами Тегетгофа, 3 концевых отбивались от кораблей Петца, Вакка же оторвался от главных сил.
    Тегетгофу удалось сосредоточить превосходящие силы против части кораблей противника. Снаряды как одной, так и другой стороны вызывали пожары, калечили людей, но не пробивали броню. Противники пытались использовать таран, однако задачу эту было выполнить сложно при маневрировании противника. Только когда «Ре д'Италиа» из-за повреждения руля потерял управление, Тегетгоф на «Фердинанде Максе» смог нанести ему таранный удар в борт. Броненосец сразу затонул. «Палестро» в ходе боя загорелся, вышел из линии и взорвался.
    Персано безуспешно приказывал Альбини вступить в бой. После прибытия «Террибиле» от Комизы он все еще располагал превосходством в силах. Но недостаток угля и надломленный дух экипажей заставили адмирала отступить. До вечера противники держались в виду друг друга, после чего Персано направился в Анкону, а Тегетгоф зашел в бухту Манего на Лиссе.
    Успешное применение тарана, которым Тегетгоф потопил один итальянский броненосец и повредил два, привело к тому, что в дальнейшем подобная тактика была принята всеми флотами и применялась вплоть до японо-китайской войны.
    За победу Тегетгофа наградили чином вице-адмирала и орденом Марии-Терезии 3-й степени. В ноябре 1866 года он отправился в поездку по Франции, Англии и США. Везде моряка встречали с уважением. Симпатии к флотоводцу в Америке побудили правительство Австрии поручить ему доставить тело эрцгерцога Фердинанда Максимилиана в Триест. Вице-адмирал выехал в Мексику и доставил останки своего прежнего начальника на фрегате «Новара», за что был удостоен ордена Леопольда 1-й степени. Его также пожаловали в тайные советники и назначили пожизненным членом палаты господ. Тегетгоф стал начальником морского отдела военного министерства и все силы направил на развитие флота. Скончался он 7 апреля 1871 года.
    В том же году в Вене был создан комитет по сооружению памятника адмиралу. Комитет организовал в 1872 году конкурс. Памятник поставили на площади перед церковью в Вене. Именем Тегетгофа назвали один из первых австрийских дредноутов.
    Судьба Персано оказалась иной. Общественное мнение поставило ему в вину это поражение. Он был предан верховному суду сената по обвинению в измене. В защитительной речи Персано старался возложить вину на подчиненных ему офицеров. Обвинение в измене сняли, оставив обвинение в неисполнении предписаний министерства, нераспорядительности и непростительной медлительности, лишили чина и приговорили к уплате судебных издержек. Тем не менее имя его осталось в учебниках по морскому искусству.
    Опыт Лиссы показал, что мало построить самые современные корабли. Необходимо подготовить для них моряков, обучить специалистов и дать возможность командованию превратить армаду судов в согласованно действующий флот. Флот необходимо готовить до начала боевых действий. У Персано в дни войны для этого не оказалось ни времени, ни опыта.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Пятница, 26.04.2013, 02:17:23 | Сообщение # 59
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Френсис Дрейк



    Один из самых знаменитых английских корсаров Френсис Дрейк родился в 1540 году. В возрасте восемнадцати лет он уже командовал кораблем. Дрейк совершил несколько удачных пиратских походов в Карибское море, где он грабил испанские корабли и города. В Англию он неизменно возвращался с богатой добычей. Френсис Дрейк стал первым из англичан, совершивший кругосветное плавание на корабле «Золотая лань». Королева Англии Елизавета за заслуги перед Британией возвела Дрейка в рыцарское звание. Прославился Дрейк и как талантливый полководец, приняв участие в самом известном сражении конца XVI – схватке английского флота с испанской Непобедимой армадой.

    Англия против Испании

    Действия многочисленных английских пиратов, грабившие испанские колонии в Вест-Индии, заставили испанского монарха Филиппа II разработать план войны с Англией. Основой этого плана было высадка огромного десанта на Британские острова. Англия и Испания на то время обладала самыми мощными флотами в Европе, и в противостояние этих стран должно было решиться, кому главенствовать в море.

    Дрейк опережает испанцев

    Разведчики доносили, что большая часть испанского флота сосредоточена в порту Кадис. Именно туда отправился Дрейк во главе эскадры из 30 кораблей. Его появление на рейде Кадиса стала для испанцев полной неожиданностью. Галеоны, стоявшие на якорях, не имели возможности даже сопротивляться. В считанные минуты Дрейк потопил корабль водоизмещением в тысячу тонн. Его не испугал атака 10 галер, предпринятая капитаном Педро де Асиньи. Английские корабли методично расстреливали испанцев. Около 30 судов нашли свою могилу на дне моря. На внутреннем рейде был сожжен самый крупный галеон испанцев – флагманский корабль маркиза Санта-Круса. Но венцом этого похода Дрейка стала захват каракки «Сан-Фелипе». Добыча сэра Френсиса составила 115 тысяч фунтов.

    Сражение с армадой

    Непобедимая армада насчитывала 130 кораблей, из них 65 громадных, неповоротливых галеонов. Командовал эскадрой герцог Медина-Седония. Испанцам противостояли 80 английских кораблей под началом Эффингемского. Сражение произошло в проливе Ла-Манш. Ветер благоприятствовал англичанам. Они разделили свой флот на две части. Адмирал Говард атаковал испанцев справа, а Дрейк слева. Легкие английские корабли наносили армаде ощутимый урон. Они даже не приближались к испанцам вплотную, так как английские пушки были намного дальнобойнее.

    Итоги морского боя

    Армада укрылась в Кале. Дрейк решил пустить на испанцев подожженные брандеры. В панике испанские корабли выбрасывались на берег, сталкивались друг с другом. Ни о какой высадке десанта в Англию и речи быть не могло. На военном совете было решено возвращаться в Испанию. Но на обратном пути остатки Армады попали в жестокий шторм. Вернулись только 50 кораблей. Испанцы потеряли убитыми более 20 тысяч человек. Победа в крупнейшем сражении в истории парусного флота досталась Англии. Теперь она стала владычествовать на морях.

    P.S.Благодарю форумчан за поддержку,уезжаю в отпуск,встретимся во второй половине Мая.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    nytvasc3Дата: Вторник, 21.07.2015, 17:25:35 | Сообщение # 60
    Сержант
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 50
    RU
    Российская Федерация
    Статус: вне форума
    В торжественном открытии аллеи участвовал потомок одного из них [фото]
    В Михайловске на территории Адмиральского парка, увековечили память 14 адмиралов. Неподалеку от установленного ранее памятника Герману Угрюмову смонтировали композицию с колоннадой, бюстами 12 великих российских адмиралов и скульптурой Федора Ушакова.
    Как сообщают в городской администрации, среди увековеченных в бронзе, – Дмитрий Сенявин, Федор Апраксин, Федор Головин, Михаил Лазарев, Алексей Грейг, Лазарь Серебряков, Григорий Бутаков, Николай Кузнецов, Степан Макаров, а также погибшие при обороне Севастополя Павел Нахимов, Владимир Истомин, Владимир Корнилов. В работе над скульптурами участвовал потомок одного из адмиралов – Александр Павлович Нахимов.

    Автор патриотической идеи, осущественной на Ставрополье – гвардии полковник запаса, организатор благотворительного проекта «В фарватере добрых дел. Меценаты - детям» Аркадий Дранец. Воплотили задуманное скульпторы из подмосковного Сергиева Посада Валерий и Сергей Сережины, ранее также изготовившие для Михайловска скульптурную композицию «Архангел Михаил».

    postav.livejournal.com
    Бюсты 12 адмиралов привезли в Михайловск в день годовщины победы в Полтавской битве, в которой принимали участие двое из представленных флотоводцев: Федор Апраксин и Федор Головин. В день открытия прошли молебен, народные гуляния, день открытых дверей в православном Свято-Никольском детском саду, возложение цветов. В честь установки бюстов был выставлен почетный караул, на празднике работали полевые кухни и играл оркестр.
    На празднике также прошло гашение уникального конверта с изображением памятника Ушакову. На специальном штемпеле изображен якорь в море, написано «Адмиральский парк» и «Михайловск», а также указан индекс почты города - 356240.
    - В открытии приняли участие представители Общественного совета при отделе МВД России по Шпаковскому району, делегация из министерства культуры Российской Федерации, министерства обороны, ФСБ, морской пехоты, представители краевой и городской власти, - сообщили в МВД Ставрополья. - На протяжении всего мероприятия обеспечивалась охрана общественного порядка и безопасности граждан. Нарушений общественного порядка не допущено.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    Форум satwarez » SAT и IPTV. Playlist IPTV, Спики каналов IPTV » Новости СМИ » Великие адмиралы и их жизнь и история (100 адмиралов, возглавлявших флоты в различных сражениях)
    Страница 3 из 4«1234»
    Поиск:




    Copyright © 2009-2014 Powered by © 2014
    Все файлы, находящиеся на форуме, были найдены в сети Интернет как свободно распространяемые и добавлены на сайт посетителями сайта исключительно в ознакомительных целях.
    Администрация ресурса не несет ответственности за файлы, расположенные на форуме. Если Вы являетесь правообладателем (подтвердив своё авторство) и Вас не устраивают условия, на которых
    Ваш продукт представлен на данном ресурсе, просьба немедленно сообщить с целью устранения правонарушения. Использование материалов сайта возможно только с разрешения администрации.
    TOP.zp.ua Яндекс.Метрика
    Послать ЛС