.
ttt

Приветствую Вас Гость
Главная
Регистрация
Вход
SitemapSitemap Forum

Последние добавленные файлы Последние темы форума Последние темы форума
  • BSCOM [10.04.2016]
  • ТТК Иркутск [10.04.2016]

  • Страница 2 из 4«1234»
    Форум satwarez » SAT и IPTV. Playlist IPTV, Спики каналов IPTV » Новости СМИ » Великие адмиралы и их жизнь и история (100 адмиралов, возглавлявших флоты в различных сражениях)
    Великие адмиралы и их жизнь и история
    BosДата: Четверг, 15.09.2011, 21:08:58 | Сообщение # 1
    Майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 241
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума


    Великие адмиралы и их жизнь и история



    Военный флот - одна из составляющих этих вооруженных сил. Потому и история флота - это часть истории государства. В значительной мере от вооруженных сил, а часто и непосредственно сил военно-морских зависела судьба как правителей, так и целых народов.

    Но морская история государства далеко не ограничивается военно-морской историей. Первоначально человек овладел водной стихией для мирных целей: перевозил грузы, товары, расселялся вдоль рек и морского побережья. Лишь со временем необходимость защиты от нападений потребовала создания вооруженных судов, предназначенных для борьбы с противником на водах. Сначала для этой цели приспосабливали мирные суда, затем стали строить суда специальные, быстроходные и снабженные различными видами оружия, которые со временем все больше и больше отличались от торговых. В большинстве случаев оказывалось невыгодно использовать боевые корабли для коммерческих целей. В то же время военный флот немало пользы приносил и экономике, ибо плавания моряков у своих берегов и в далеких морях позволяли делать открытия, исследовать новые пути, по которым со временем следовали караваны торговцев и колонизаторов.

    Особое место как в создании флота, так и в морской иерархии занимают адмиралы. Как правило, они выдвигаются из числа наиболее опытных офицеров, способных управлять большим количеством судов и людей в условиях мира и войны История показывает, что именно от флотоводцев многое зависит и при подготовке флота к войне, и во время боевых действий.


    Афинский политик и стратег Фемистокл, сторонник сильного флота, смог убедить соотечественников в том, что их судьба решается на море, и в результате стал спасителем отечества, победителем многочисленного персидского флота при Саламине.

    Фемистокл родился около 525 года до н. э. Он не относился к числу афинской знати. Более того, Фемистокла считали незаконнорожденным из-за того, что мать его не была афинянкой. Однако с молодых лет честолюбивый юноша добивался славы. В гимнасии он изучал в первую очередь науки, которые должны были помочь ему выдвинуться, и добивался популярности среди окружающих. Это помогло, когда Фемистокл занялся общественной деятельностью и стал вождем афинской демократии. Его политические реформы 487—486 годов до н. э. способствовали дальнейшей демократизации афинского государственного строя. Он ввел выборы архонтов по жребию, предоставил возможность всадникам занимать эту должность, освободил коллегию стратегов от контроля ареопага, с 493 года неоднократно занимал высшие должности архонта и стратега.

    Фемистокл добился решения народного собрания не делить между афинянами доход от серебряных копей, а направить его на сооружение сотни триер, которые стали основой флота. Он постепенно приучал сограждан к тому, что морская мощь способна дать власть Афинам над Элладой, и преуспел в этом. Перед опасностью персидского вторжения Фемистокл призывал к примирению враждовавшие греческие государства и объединению их усилий в борьбе против Персии. Он добился изгнания сторонника сухопутной борьбы Аристида. Как вождь морской партии, выражавшей интересы торгово-ремесленных слоев, Фемистокл стремился упрочить морскую мощь Афин. В 483—482 годах он превратил гавань Пирей в одну из лучших на Средиземном море, укрепил ее стенами и занялся созданием мощного флота. Было построено около 200 триер, для них

    готовили экипажи. Убедив афинян, что от нападения персов их спасут лишь деревянные стены кораблей, Фемистокл обеспечил охрану ближайших островов и проливов.

    До Фемистокла Аттика делилась на 48 навкрарий, каждая из которых должна была содержать постоянно в боевой готовности по одному боевому кораблю. Фемистокл добился, что флот создавали централизованно под наблюдением Совета Пятисот — высшего правительственного органа Афин. Совет следил за построенными триерами и сооружением новых, наблюдал за эллингами для хранения и ремонта судов Решение о постройке судов, их типе и назначении кораблестроителей голосованием принимал народ. Он же избирал и флотоводца, которому предстояло вести флот в бой или плавание. Должность триерарха, который занимался постройкой триер, была почетной, хотя и требовала больших усилий и расходов. Благодаря такой системе каждый состав Совета со времен Фемистокла оставлял два десятка новых триер Строительство боевых кораблей было засекречено, верфи прикрывали навесы и охраняли отряды стражников, не допускавшие посторонних.

    В 480 году до н. э. персидский царь Ксеркс собрал огромную армию и флот. Переправив армию через Геллеспонт (Дарданеллы) по мосту и проведя флот мимо опасного места при мысе Афон по прорытому каналу, он направился в глубь Греции. Но в 481 году, когда Ксеркс готовился к вторжению, для противодействия ему возник союз Афин и Спарты, к которым присоединились другие греческие полисы. Потому, когда персы начали наступление, им противостояли соединенные силы греков. Так как Фессалия перешла на сторону Ксеркса, греческие войска заняли позицию у Фермопил, где могли в узком проходе сдержать огромную армию.

    В результате мер, принятых Фемистоклом, к началу вторжения персов, располагавших, по свидетельству Геродота, 1207 триерами и до 3000 вспомогательных судов, афиняне и их союзники имели 271 триеру и 9 пентеконтер. Но выучка греческих моряков оказалась выше, что и привело к поражению персов.

    Получив должность стратега, Фемистокл убеждал сограждан встретить варваров на судах как можно дальше от Эллады, но безуспешно. Только приближение персидских войск побудило афинян отправить Фемистокла к мысу Арте-мисий для охраны пролива. Фемистокл, несмотря на то что у Афин было больше триер, уступил командование спартанцу Эврибиаду; он утешал других афинян, что если они докажут свою храбрость на войне, он заставит всех эллинов подчиняться им. Стратегу удалось убедить Эврибиада не уходить к берегам Пелопоннеса.

    Флот из афинских и спартанских кораблей во главе с Эврибиадом расположился у мыса Артемисий. Эврибиад на переходе к цели встретил десять передовых персидских судов и, не вступая в бой, отошел к Халкиде. Однако на следующий день персидский флот у мыса Суний потерял во время шторма треть судов, и греки вернулись к Артемисию.

    Персы исправили свои суда и решили дать бой, ибо занятие острова Эвбея давало им важную промежуточную базу. Несмотря на потери, они располагали еще 800 судов и отправили 200 из них в обход острова Эвбея, чтобы окружить и истребить полностью греческий флот. Однако греки узнали от пленных, взятых в ходе стычек, про обходное движение. Фемистокл видел, что необходимо разбить одну из неприятельских частей. Как ни заманчиво было нападение на 200 обходящих судов, флотоводец понимал, что при движении к ним навстречу главные силы персов последуют за ним, и тем самым быстрее осуществится вражеский план. Фемистокл использовал оригинальную тактику. Незадолго до захода солнца греческие триеры направились к месту стоянки противника. Персы также начали сниматься с якоря и строиться. Персидские суда были больше размером, чем триеры, которые, однако, превосходили их скоростью и маневренностью. Греки выждали, когда солнце станет заходить, по сигналу с триеры Эврибиада (поднятый щит) решительно атаковали сомкнутой массой один из флангов и истребили 30 неприятельских судов. Остальные персидские силы со всех сторон спешили к атакованному флангу, однако уже наступила тьма, и противники разошлись. На следующий день Фемистокл повторил маневр с тем же успехом, ибо персы не могли атаковать, пока не завершилось обходное движение. Им пришлось примириться с потерей десятков судов. Тем временем греки получили известие, что противнику удалось пройти Фермопилы, и флоту не оставалось ничего, кроме отхода к Коринфскому перешейку, где сосредоточились греческие войска. Афинские суда, экипажи которых отличились храбростью, шли последними. По пути, в местах, удобных для стоянки, Фемистокл на камнях оставлял надписи, призывавшие ионийских греков, состоявших во флоте Ксеркса, изменить персам или хотя бы вредить им. Он надеялся этими надписями если не привлечь на свою сторону ионийцев, то хотя бы вызвать подозрение к ним Ксеркса. Триеры отошли к острову Саламин, где собралось население Афин. Понимая, что от флота зависит жизнь сограждан, Фемистокл решил добиться победы в сражении с численно превосходящим персидским флотом.

    Узкий вход в Саламинскую бухту, где сосредоточился греческий флот, не позволял противнику развернуть все силы. Несмотря на настояния Фемистокла сохранить эту выгодную позицию, совет предводителей греческого флота решил отступить. Тогда Фемистокл тайно уведомил Ксеркса о намерениях греков и посоветовал ему отрезать путь отступления, что персидский царь и исполнил. Стратег продолжал убеждать греков в необходимости сопротивления. Когда греческие военачальники узнали, что положение безвыходно, было решено принять бой.

    Сражение началось рано утром 27 сентября 480 года до н. э. в проливе между островом Саламин и Аттикой. Преимуществом греков, кроме маневренности их судов, являлось хорошее знание изобиловавшего подводными камнями и мелями узкого пролива. Фемистокл поставил 370 триер в две линии вдоль берега Са-ламина носом к противнику в час, когда ветер с моря гнал волну в пролив. Волна не вредила плоскодонным низким греческим судам, но сбивала с курса тяжелые персидские, подставляя их борта ударам таранов греков.

    Персидский флот из 800 судов под командованием самого Ксеркса в ночь на 27 сентября заблокировал пролив: около 200 судов заняли выходы, а остальные образовали боевой порядок против греческого строя в три линии. Утром правый фланг персов атаковал. Скученные в узком, богатом подводными камнями и мелями Саламинском проливе, персы с тяжелыми кораблями не могли использовать численное превосходство. В бою они налетали на камни, сталкивались из-за слишком тесного построения, мешали друг другу. Обе стороны действовали решительно. Левый фланг персов во главе с братом Ксеркса Ариоменом, находившемся на самом сильном судне, теснил греков. Однако противостоявшие ему суда Фемистокла, командовавшего правым флангом, стремительно атаковали, повредили и взяли на абордаж флагманский корабль. Ариомен пал в схватке. После его гибели левый персидский фланг обратился в бегство, преследуемый греками. Отбросив его, Фемистокл направился на помощь своему левому флангу, который отступал перед противником. С его прибытием преимущество оказалось на греческой стороне. Персы потерпели поражение и бежали в Фалернскую бухту. Их потери составили около 200 судов, у греков — около 40.

    Ксеркс намеревался вторгнуться на Саламин по насыпи. Однако Фемистокл, все еще выступая в роли союзника царя, передал ему, что греки намерены вести флот к Дарданеллам и истребить мост между Европой и Азией. Ксеркс решил отступить, оставив в Греции Мардония. В следующем году Мардоний был разбит, как и флот персов у Дарданелл. Война с персами длилась еще 30 лет, но греки действовали уже наступательно, опирась на флот, центром деятельности которого стали Афины. Основу этих успехов заложила морская политика Фемистокла.

    Фемистокл после победы приступил к восстановлению города и сооружению вокруг него стены, хотя это и вызывало недовольство спартанцев. Затем он обратил внимание на Пирей, заметив удобное расположение пристаней порта. Он старался, по словам Плутарха, «весь город приспособить к морю». Фемистокла поддерживал демос, ибо от аристократов — всадников и гоплитов — власть переходила к гребцам и рулевым. Он, по словам Плутарха, был готов сжечь флоты других эллинских государств, чтобы обеспечить главенство Афин, но этот замысел не получил одобрения Аристида, как хотя и полезный, но бесчестный.

    Фемистокл много сделал для обеспечения судоходства в Черноморских проливах и на Черном море. В 478 году флотоводец стал одним из создателей морского союза греческих государств. Союз был заключен между Афинами и малоазий-скими и островными греческими городами для борьбы с персидской агрессией. С 478 по 454 год союз известен как Делосский союз, ибо именно на Делосе собирался совет союза и хранилась казна. Союзники обязались содержать флот из 100 триер и войско из 10 000 пехотинцев и 1000 всадников. Крупные города выставляли войска и корабли, мелкие — выплачивали в казну налог — форос. Во главе флота и войск стояли афиняне. Благодаря объединению сил морской союз освободил город Византии и в начале 60-х годов разбил персидские флот и войско у реки Эвримедонт на южном берегу Малой Азии. Но последняя победа уже не была связана с самим Фемистоклом.

    Со временем бремя налогов для поддержания флота показалось афинянам слишком тяжелым. В 471 году до н.э. по проискам аристократов Фемистокла общим решением греческих государств присудили к остракизму. После долгих скитаний изгнанный флотоводец бежал к персидскому царю Артаксерксу I, получил в управление ряд городов Малой Азии. Фемистокл кончил жизнь самоубийством после 460 года из-за того, что не хотел выполнить повеление персидского царя действовать против эллинов. Умер он и похоронен в Магнесии, где ему поставили великолепную гробницу.

    Жизнь Фемистокла описали историки Плутарх, Геродот, Фукидид. Благодаря их трудам сохранились сведения о первом создателе регулярного флота в Греции.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    BosДата: Четверг, 15.09.2011, 21:30:34 | Сообщение # 21
    Майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 241
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума
    Дюкена во Франции считают одним из наиболее заметных национальных морских героев. Однако при жизни в связи с религиозными убеждениями флотоводца его заслуги не были в полной мере оценены.

    Авраам Дюкен (1610—1688) родился в семье моряка. С раннего детства он на- : чал изучать морское дело. Уже в шестнадцать лет был помощником отца на корвете, а во время его болезни вступил в командование и смело атаковал три голландских судна, одно из которых захватил. Суд признал судно законным призом Дюкена, и он несколько лет плавал на нем корсаром. В 1635 году Дюкен командовал корветом «Нептун» и в 1637 году отличился в сражении против испанцев. В том же году отец Дюкена пал в бою, что вызвало непримиримую ненависть моряка к Испании. Так как война Франции с Испанией за господство на Средиземном море длилась с 1635 по 1659 год, у Дюкена было время, чтобы удовлетворить чувство мести. В 1638 году он участвовал в истреблении испанского флота (14 кораблей, 4 фрегата) в бухте Гаттари — Дюкен поджег адмиральский корабль. В 1639 году моряк участвовал во взятии Ларедо (Бискайя). Едва оправившись от тяжелой раны, моряк снова воевал против испанцев. В 1641 году он проявил себя при взятии пяти испанских кораблей и в столкновениях у берегов Каталонии, в 1643 году — в ряде сражений у Барселоны, где Дюкен захватил и уничтожил несколько неприятельских кораблей. В сражении 3 сентября у мыса Гат он вновь был ранен.

    Со смертью Ришелье в 1742 году французский флот начал приходить в упадок. В 1644 году с разрешения Мазарини Дюкен перешел на службу Швеции, воевавшей с Данией. Командуя кораблем «Регина», моряк участвовал в сражении при острове Фемарн под командованием шведского адмирала Врангеля. Он разбил датский флот при Готенбурге и одержал ряд побед, принудивших Данию к миру в 1645 году. После заключения мира вице-адмиралом шведского флота Дюкен вернулся на родину.

    Уже в том же году Дюкен принял участие в осаде Таррагона, а в 1646 году в составе эскадры маркиза де Брезе — в сражении при Теламоне (Италия), где вновь был ранен. После гибели маркиза дезорганизация флота настолько возросла, что когда вспыхнуло восстание в Бордо, правительство с трудом собрало эскадру из 20 мелких военных судов и послало их под начальством герцога Вандома к устью Жиронды. Этих сил было недостаточно, чтобы подавить восстание и помешать испанцам оказать повстанцам поддержку. Снарядив на свои средства несколько кораблей, Дюкен отправился к устью реки. Встреченная по пути английская эскадра преградила путь, и ее командующий потребовал спустить флаг. На это Дюкен ответил: «Французский флаг не испытает такого позора, пока я охраняю его: пусть дело решат пушки». Несмотря на превосходство англичан, они после решительного боя были вынуждены отступить. Восстание было подавлено. Король за эту помощь подарил Дюкену остров и замок Эндер в Бретани.

    Несмотря на боевые заслуги, повышение Дюкена в чинах шло медленно. В 1647 году он был назначен начальником Дюнкирхенской эскадры, а в 1667 году произведен в генерал-лейтенанты флота. Причина состояла в том, что Дюкен был протестантом. Подписанный в 1659 году мир на тринадцать лет остановил боевые действия. Моряк воспользовался спокойным временем, чтобы пополнить свои обширные познания в морском искусстве. Посещая морские арсеналы и гавани Франции, он способствовал возрождению французского флота, начавшемуся при Кольбере. Дюкен не упустил возможности принять участие в боевых действиях под командованием герцога де Бофора на Средиземном море против алжирских и триполитанских пиратов, представлявших значительную морскую силу.

    Во время 3-й англо-голландской войны Дюкен участвовал в нескольких сражениях, но ему не предоставляли самостоятельности, поручая командование лишь частью авангарда. В 1672—1673 годах моряк с успехом сражался с голландским адмиралом Тромпом и Рюйтером в Ла-Манше и нидерландских водах.

    В 1674 году Франция осталась без союзников против Голландии, заключившей союз с Испанией. В это время в Мессине вспыхнуло восстание против испанского владычества, и Людовик XIV, искавший союзников, решил поддержать Мессину. В январе 1675 года эскадра выступила на Средиземное море. Командование эскадрой поручили маршалу Вивонну, но на самом деле командовал Дюкен. 11 февраля произошла встреча 8 французских кораблей с 20 кораблями и 17 галерами испанцев. Дюкен решительно отражал натиск, пока из Мессины не подошла эскадра Вальбеля. Тогда генерал-лейтенант перешел в атаку и заставил испанцев отступить. В августе того же года Дюкен взял Агосту на Сицилии, а затем с большей частью флота отправился в Тулон, чтобы усилить эскадру и доставить в Мессину продовольствие и подкрепления. В это время на Средиземном море появился адмирал Рюйтер, чтобы совместно с испанцами действовать против Франции. Голландская эскадра крейсировала в виду вулкана Стромболи, у Липарских островов. Рюйтер заявлял: «Я жду здесь храброго Дюкена».

    7 января 1676 года голландцы, у которых было 19 кораблей, в том числе один | испанский, и 4 брандера, увидели 20 линейных кораблей и 6 брандеров Дюкена. Первый день прошел в маневрировании, причем голландцы были на ветре. Рюй- j тер отказался от атаки, держался вне дальности действия орудий. Однако после ночной бури испанские галеры, сопровождавшие Рюйтера, укрылись у Липарских островов. 8 января Дюкен, воспользовавшись попутным ветром, послал конвой вперед и решил напасть. Рюйтер, располагавшийся между французами и их портом, ожидал атаки.

    Сражение при Стромболи начал Дюкен, линия судов которого под некоторым углом спустилась на неприятельскую. Вступая в бой один за другим, корабли последовательно подвергались обстрелу противника. Французский авангард врезался в середину голландского. При этом сильно пострадали два французских головных корабля, а слишком тесно построенные корабли авангарда мешали друг другу вести огонь. Дюкен справился с беспорядком и вступил в сражение с голландским флотом, все корабли которого упорно сражались. Когда голландский арьергард отстал, французы пробовали его окружить, но безуспешно, скорее всего из-за повреждений в рангоуте. Французские корабли не смогли помешать и 3 испанским галерам, которые увели на буксире поврежденные голландские корабли. Мэхэн, считая Дюкена лучшим французским флотоводцем того времени, отметил общие недостатки тактики. Как и другие французские флагманы, Дюкен показывал хорошую военную и слабую морскую подготовку. Он не воспользовался тем, что в Мессине стояли еще восемь кораблей, и присоединил их только после сражения. Рюйтер после сражения отплыл в Палермо, по пути один из его кораблей затонул.

    Вторая встреча эскадр произошла у Агосты. Дюкен имел 33 корабля и 8 брандеров, союзники — 29 кораблей, 10 галер и 4 брандера. Дюкен шел в кордебаталии. Рюйтер в авангарде первым начал сражение, обрушившись на французский авангард д'Альмейраса. Французы стойко выдерживали натиск; только смерть начальника авангарда внесла смятение. Однако вскоре Дюкен подошел к авангарду, и вновь началась перестрелка флагманских кораблей. Рана, которую получил Рюйтер, побудила союзный флот укрыться в бухте Палермо. Через неделю Рюйтер умер. 2 июня Дюкен атаковал при Палермо и сжег после боя 12 голландских и испанских кораблей. Этой победой французский флот надолго обеспечил господство на Средиземном море. Голландское соединение, посланное на Средиземное море, встретили французы, и ему пришлось укрыться в Гибралтаре.

    В 1676 году Дюкен истребил близ берегов Сицилии почти весь испано-голландский флот. Однако, несмотря на успехи флотоводца, как только английский король в 1678 году выступил против Франции, Людовик XIV ушел из Сицилии, нужной ему лишь для демонстрации. Воевать на море против двух морских держав (Англии и Голландии) Франция не могла.

    Людовик XIV не прощал Дюкену его протестантскую веру и указывал моряку, что вера — единственная причина, почему он не получил чин вице-адмирала и маршала Франции. Дюкен отвечал: «Ваше величество, я — протестант, но заслуги мои перед Францией — истинно католические».

    В 1681—1683 годах Дюкен совершил поход против Триполи и Алжира и прекратил их морской разбой. При этом в 1682 и 1683 годах моряк первым применил для обстрела Алжира незадолго до того изобретенные Пти-Рено бомбардирские галиоты (мортирные лодки). Сразу поняв их важное значение, Дюкен, несмотря на первые неудачные опыты и недоверие к новинке, настоял на введении их во флот. Бомбардировкой 1783 года Алжир был почти полностью разрушен. Дюкен освободил несколько сотен французов-рабов. В 1684 году он обстрелял Геную и заставил ее просить о мире.

    После отмены Нантского эдикта в 1785 году всех протестантов, включая сыновей Дюкена, изгнали из Франции. Дюкену единственному разрешили остаться, однако он долго не мог выдержать разлуку с близкими и умер в 1688 году. Как протестанту, Дюкену было отказано в почетном погребении. Сыну даже не позволили взять тело отца для похорон в Швейцарии. Возмущенный сын над пустой гробницей поместил надпись в стихах: «Эта могила ожидает останков Дюкена. Имя его известно на всех морях. Прохожий, ты спросишь, почему голландцы воздвигли памятник Рюйтеру, а французы отказали в погребении победителю Рюйтера... Боязнь и уважение к монарху, власть которого распространяется далеко, запрещает мне отвечать».

    Только в XIX веке Дюкену поставили памятник в Дьеппе, а имя его навсегда присвоено одному из судов французского военного флота.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    BosДата: Четверг, 15.09.2011, 21:47:44 | Сообщение # 22
    Майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 241
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума


    С именем Федора Федоровича Ушакова связаны победы русского Черноморского флота над превосходящими силами турецкого флота во время Русско?турецкой войны 1787–1791 годов. В первой же морской баталии начавшейся войны, капитан бригадирского ранга Федор Ушаков, будучи командиром авангарда, стал главным героем сражения и был пожалован в Георгиевские кавалеры.

    Это сражение произошло 3 июля 1788 года у острова Фидониси (ныне Змеиный). Ушаков начальствовал над авангардом, состоявшим из 4 фрегатов, в эскадре вице?адмирала графа Марко Войновича. Турецким флотом – 17 линейных кораблей, 8 фрегатов, 3 бомбардирских корабля и 21 шебека – командовал капудан?паша Эски?Гассан. Русская эскадра состояла всего из 2 линейных кораблей, 10 фрегатов и 24 меньших судов. Когда противники стали сходиться для морского сражения, Ушаков неожиданными маневрами своего авангарда отрезал от вражеского строя два передовых линейных корабля и обратил их в бегство. Сражение у острова продолжалось с 2 до 5 часов вечера, после чего турецкий флот, корабли которого получили большие разрушения от артиллерийского огня русской эскадры, вышел из боя и поспешил к своим берегам. Именно в этом сражении Ушаков первым на Российском флоте пренебрег канонами господствовавшей тогда линейной тактики в войнах на море. Победа при Фидониси продемонстрировала, что из командира корабля очень быстро вырос способный флагман. Во многом благодаря новаторскому маневру русского авангарда и начался разгром турецкого флота.

    К концу 1788 года Войновича перевели в Херсон, а Ушаков остался командующим Севастопольской эскадрой. Всю осень и зиму он занимался подготовкой судов к следующей кампании. К середине мая эскадра Ушакова, ставшего контр?адмиралом, уже была готова к плаванию, однако Войнович, как главный начальник «над всеми частями правления и флота Черноморского», избегал встреч с противником.

    В конце августа 1789 года светлейший князь Г.А. Потемкин?Таврический приказал Войновичу принять в Херсоне парусные суда Лиманской флотилии и отвести их в Севастополь. А контр?адмиралу Ушакову он вверил весь Черноморский флот. Федор Федорович начал с обучения корабельных экипажей.

    Вскоре контр?адмиралу предстояло постараться отвлечь турецкий флот от устья Днепра, чтобы дать возможность гребной флотилии пройти к Хаджибею, на который Флагманский корабль уже направлялась колонна войск Гудовича, а парусным судам – безопасно дойти до Севастополя. Операция была успешно проведена: одно только появление эскадры Ушакова заставило турецкий флот удалиться от Хаджибея и Очакова.

    Сразу же по возвращении флотоводец поторопился снарядить главные силы. К 26 июня 1790 года были готовы 10 кораблей, 6 фрегатов и другие суда. Но из?за нехватки средств Ушакову пришлось занимать деньги и даже заложить свой дом. Флагман ожидал, что противник будет высаживать десант в Керченском проливе. И не ошибся.

    1 июля большой турецкий флот проследовал на восток. Следующим утром в море отправилась русская эскадра. 6 июля, подойдя к Феодосии, Ушаков узнал, что турки прошли мимо накануне, и пошел в Керченский пролив. Там близ пролива он стал на якорь у мыса Такиль, чтобы не допустить прорыва турецкого флота в Азовское море и высадки неприятельского десанта на крымском побережье.

    8 июля в 10?м часу со стороны крепости Анапа при попутном восточном ветре появилась турецкая эскадра в составе 10 линейных кораблей, 8 фрегатов и 36 меньших судов, имевших на борту 1100 орудий и десантные войска. Она следовала к южному берегу Крыма. Султанский флотоводец – капудан?паша Хуссейн (Гуссейн) решил, воспользовавшись выгодным наветренным положением, обойти корабли русского авангарда и уничтожить их.

    Ушаков приказал построить линию из кораблей и фрегатов, оставив легкие суда под ветром. Прозорливый русский контр?адмирал разгадал замысел турецкого адмирала и, выделив из общего линейного строя эскадры резерв в 6 фрегатов, заранее направил их на поддержку своего авангарда под командованием капитана бригадирского ранга Г.К. Голенкина. Хуссейн поместил в линию только линейные корабли; вторую его линию составили фрегаты и легкие суда. Турки, используя наветренное положение, атаковали и направили основные усилия против русского авангарда. Хуссейн пытался поставить его в два огня. Пока корабли Голенкина успешно отбивали натиск турок, русские корабли, вышедшие из линии и сократившие интервалы между собой, спешили на помощь авангарду, чтобы в свою очередь поставить в два огня неприятеля. Так флагман очень оригинально решил проблему резерва. Остальным кораблям он приказал сосредоточить огонь на неприятельском авангарде.

    Линейные корабли сомкнули линию, после чего контр?адмирал повел кордебаталию на сближение с неприятелем. В 3 часа дня ветер изменился, и русская эскадра получила возможность сблизиться с неприятельскими кораблями на дальность картечного выстрела. Примечательно, что русские пушкари оказались на голову выше орудийных расчетов османов. Турецкие корабли один за другим выходили из боя с большими разрушениями в корпусе и парусной оснастке.

    Капудан?паша пытался защитить поврежденные корабли, пройдя на флагманском судне вдоль всей русской линии, но и сам серьезно пострадал. Сражение продолжалось до 17 часов. Ушаков, оказавшись на ветре у противника, приказал кораблям выстроиться за ним в линию, не соблюдая своих мест, нарушая догмы линейной тактики. Контр?адмирал сократил время маневра и сам возглавил боевую линию. Быстрое построение русских заставило турок растянуть линию, прикрывая поврежденные корабли, что могло вызвать еще большее поражение. В такой ситуации капудан?паша решил не испытывать судьбу и в темноте бежал. Корабли турок благодаря своим корпусам, обшитым медными листами, ушли на большой скорости.

    Снова контр?адмирал Ушаков применил новый тактический прием, создав из 6 фрегатов самостоятельную резервную группу. Преследование противника велось без соблюдения установленных мест в строю эскадры и с выходом флагманского корабля «Рождество Христово» в ее голову.

    Хотя турецкий флот и не потерял ни одного корабля, но он получил большие разрушения от артиллерийского огня русских. Значительными оказались потери среди турецких экипажей и десантников, которые так и не высадились на берега Крымского полуострова. На русских кораблях убито и ранено оказалось 29 человек. Задача – не допустить турок на берега Тавриды – была выполнена.

    Победа у Керченского пролива положила основу славы Ушакова и впервые продемонстрировала его тактику, за что флотоводца наградили орденом Святого Владимира 2?й степени.

    28 августа 1790 года произошло морское сражение у острова Тендра, где русская эскадра, вышедшая из Севастополя, обнаружила турецкий флот, стоявший на якоре. Русские корабли двигались в походном порядке в три колонны. Контр?адмирал Ушаков в своей решительной манере приказал начать атаку противника без промедления, выстраиваясь в линию баталии на полном ходу. Он вновь создал резерв из фрегатов и вновь начал сражение с дистанции картечного выстрела.

    Через несколько часов морского сражения турецкая эскадра того же самого капудан?паши Хуссейна под мощным огнем русской артиллерии начала уклоняться под ветер и приходить в расстройство. Флагманский корабль Ушакова «Рождество Христово» вел бой одновременно с тремя линейными турецкими кораблями. Когда вражеский флот обратился в бегство, русские преследовали его до наступления темноты и после этого встали на якорь.

    Наутро, когда выяснилось, что турецкая эскадра стоит на якорях поблизости, морское сражение возобновилось. В итоге турецкие корабли вновь обратились в спасительное бегство, используя свое преимущество в скорости. 66?пушечный линейный корабль «Мелеки Бахри» спустил свой флаг и сдался, а 74?пушечный «Капудание» – флагманский корабль Сеид?бея – загорелся и взорвался.

    За эту очередную победу императрица Екатерина II пожаловала Ушакову орден Святого Георгия сразу 2?й степени и 500 душ крепостных крестьян в Могилевской губернии.

    После сражения у Тендры эскадра Ушакова прикрывала устье Дуная от возможных действий турецкого флота, ибо в это время русские войска под командованием генерал?аншефа А.В. Суворова готовились к штурму Измаила. В те дни пришло известие, что по повелению султана казнен бывший капудан?паша Хуссейн, который проиграл Ушак?паше – так турки окрестили Ушакова – морское сражение у Керченского пролива.

    Явно проигрывая России войну на суше, Турция все?таки решила взять реванш на море. Со всех концов Оттоманской империи к Стамбулу были стянуты военные корабли. Для командования флотом был приглашен алжирский паша Саид?Али. Вскоре мощный турецкий флот – 18 линейных кораблей, 17 фрегатов и 43 более малых судна – появился у Румелийских (болгарских) берегов и бросил якорь у мыса Калиакрия. В связи с празднованием мусульманского праздника часть турецких экипажей была отпущена на берег.

    31 июля 1791 года, когда между воюющими сторонами начались переговоры о перемирии, о чем Ушаков не знал, русская эскадра в составе 16 линейных кораблей, 2 фрегатов, 2 бомбардирских кораблей и 19 вспомогательных судов обнаружила неприятельский флот, стоявший у Калиакрии. Стремясь выиграть время, занять выгодное наветренное положение и захватить турок врасплох, Ушаков и здесь не стал действовать шаблонно – он не стал перестраивать эскадру в принятый тогда боевой порядок – кильватерную колонну. Русские корабли под огнем неприятельских береговых батарей в походном строю из трех колонн прошли между берегом и стоявшим на якоре турецким флотом. Турецкие корабли, обрубая якоря, стали в беспорядке выстраиваться под огнем русской эскадры в боевую линию. Так началось морское сражение у мыса Калиакрия.

    Русский флагманский корабль «Рождество Христово» атаковал флагманский корабль паши Саид?Али и заставил его выйти из боя. Вскоре после этого турецкий флот обратился в бегство. Эта трудная победа у Румелийских берегов ускорила заключение Ясского мирного договора 1791 года.

    После завершения Русско?турецкой войны Ушаков продолжает командовать Черноморским флотом, много времени и сил отдавая его боевой подготовке. В 1793 году он становится вице?адмиралом.

    Позже, когда Россия вступила в антифранцузскую коалицию совместно с Оттоманской Портой, которая теперь стала ее союзницей, вице?адмиралу Ушакову было поручено возглавить Средиземноморскую экспедицию 1798–1800 годов.

    В середине августа 1798 года Ушаков, имея под своим флагом 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 авизо – судов для разведки и посылок, взял курс из Севастополя в Стамбул. На кораблях в качестве морского десанта находилось 1700 солдат черноморских гарнизонов и 35 гардемарин Николаевского флотского училища. В Стамбуле султан передал под командование русского флотоводца турецкую эскадру адмирала Кадыр?бея – 4 линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок. С этими силами Ушаков начал боевые действия против французских морских и сухопутных сил у греческих берегов, имея целью освобождение семи Ионических островов – Цериго, Занте, Кефалонию, Итаку, Святого Мавры, Паксо и Корфу. Кроме того, русскому вице?адмиралу было поручено установить контакты с командующим английской эскадрой в Средиземном море вице?адмиралом Горацио Нельсоном для совместных действий против французов.

    Русский морской десант за шесть недель занял острова Цериго, Занте, Кефалонию и Святого Мавры, где греческое население приветствовало своих освободителей. После этого Ушаков приступил к самой крупной операции Средиземноморской экспедиции – овладению островом Корфу и одноименной крепостью.

    Остров Корфу считался ключом к Адриатике. Венецианцы возвели здесь мощную крепость, состоявшую из Новой крепости с тремя передовыми фортами и Старой крепости – цитадели. Французы, захватившие Корфу, укрепили его артиллерией из 650 орудий и 3?тысячным гарнизоном. На острове располагалось и главное командование французских войск: генеральный комиссар республики Дюбуа и губернатор Ионических островов дивизионный генерал Шабо. С моря главную крепость прикрывали два острова – Лазаретто и Видо. На последнем в укреплениях находилось пять больших батарей и 500 солдат. Под стенами крепости стояла французская эскадра: 1 линейный корабль, 1 фрегат, 1 бомбардирский корабль и несколько других судов.

    Первоначально Ушаков блокировал крепость Корфу с моря. Для штурма мощной крепости русских морских пехотинцев явно не хватало, поэтому командующий эскадрой приказал провести учения с корабельными экипажами, чтобы они могли воевать на суше. В сражении согласилось участвовать 2000 вооруженных повстанцев – жителей острова. После настойчивых переговоров с союзниками?турками удалось добиться, чтобы они прислали 4250 воинов?албанцев, составлявших всего лишь треть обещанных в Стамбуле десантных войск. В большом количестве изготовлялись штурмовые лестницы. Вице?адмирал Ушаков сам разработал 130 условных сигналов флагами для управления флотом во время штурма крепости с моря.

    Русские десантники, высадившись на острове, возвели две артиллерийские батареи против фортов Новой крепости. За день до штурма Ушаков издал приказ, согласно которому с началом штурма сухопутным войскам надлежало брать приступом передовые французские укрепления, а флоту предписывалось атаковать крепость Видо. Ушаков считал ее ключом к главной крепости – Корфу.

    Штурм Корфу начался 18 февраля 1799 года в 7 часов утра. К этому времени корабельная артиллерия подавила огонь двух французских батарей, и на острове Видо высадился 2?тысячный десант. На Видо в плен сдались его комендант, бригадный генерал Пиврон, а также 422 солдата и офицера островного гарнизона.

    Одновременно со штурмом острова Видо начался приступ крепости Корфу. Десантные войска при огневой поддержке корабельной артиллерии успешно овладели передовыми фортами Новой крепости, а в нескольких местах – самой крепостной стеной. К вечеру французы поняли, что их дальнейшее сопротивление бессмысленно, и гарнизонное командование через парламентеров запросило перемирия. На российском адмиральском корабле «Святой Павел» начались переговоры о капитуляции.

    20 февраля французская крепость Корфу капитулировала. В плен сдался 2931 человек. В качестве трофеев было взято 16 различных кораблей и судов, около 630 орудий, различное военное имущество. Потери союзников составили около 300 убитых и раненых. Штурм Корфу вошел в историю как образец взаимодействия флота и морского десанта.

    За штурм Корфу Федор Федорович Ушаков был произведен в адмиралы, а турецкий султан наградил его бриллиантовым челенгом – пером – и собольей шубой. После освобождения Ионических островов эскадра Ушакова помогала русским войскам генерал?фельдмаршала А.В. Суворова, сражавшимся с французскими войсками в Северной Италии. На Средиземном море были нарушены коммуникации противника, блокированы порты Генуя и Анкона. Русские десантные войска участвовали в освобождении от французов Неаполя и Рима.

    Во время Средиземноморской экспедиции адмирал Ф.Ф. Ушаков проявил себя искусным политиком и дипломатом. Местное население относилось к нему как к своему освободителю. При его участии была образована греческая Республика Семи Островов, избран «Большой Совет», или «Греческий Сенат». На каждом из Ионических островов были учреждены свои Советы, магистраты, полиция, казначейство и суд. Введение нового правления было одобрено большинством островитян.

    26 сентября 1800 года русская эскадра вернулась в родной Севастополь. Император Александр I, недовольный «республиканскими» взглядами Ушакова, через два года назначил его на второстепенную адмиральскую должность главного командира балтийского гребного флота и начальника учебных команд в Санкт?Петербурге.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    BosДата: Понедельник, 19.09.2011, 17:28:11 | Сообщение # 23
    Майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 241
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума
    Чичагов Василий Яковлевич
    28 февраля (12 марта)1726 года – 4 (16) апреля 1809 года

    27 ноября 1788 года главным командиром Ревельского порта был назначен адмирал Василий Яковлевич Чичагов, которому было приказано принять под свое командование ревельскую эскадру и приготовить ее к кампании будущего года. Данная публикация на satwarez.ru основывается только на сведениях, почерпнутых из иностранной прессы. В Ревеле зимовали 10 кораблей, 4 фрегата, 2 бомбардирских, по одному госпитальному и транспортному кораблю – всего 23 с командой в 9333 человека.
    Прибыв в Ревель, адмирал Чичагов стал готовить эскадру к кампании следующего года. Для снабжения кораблей пресной водой зимой был построен временный водопровод из Бумажного озера (ныне озеро Юлемисте) в гавань.
    Василий Яковлевич Чичагов хорошо знал Ревель. В этом старинном городе служил он молодым моряком.
    Морскую службу Чичагов начал 10 апреля 1742 гардемарином. Ему было в то время 16 лет. С 1744 года он находился на службе в Ревеле при береговой охране. Там гардемарин Василий Чичагов был произведен в первый офицерский чин – в мичманы и покинул этот город летом 1757 года уже в чине лейтенанта, командуя фрегатом «Св. Михаил».
    Через тринадцать лет (в 1770 году) Василий Яковлевич Чичагов вновь в Ревеле. Он уже имеет чин контр-адмирала и командует эскадрой, с которой плавал до Готланда. Вскоре Василий Яковлевич Чичагов был назначен Главным командиром Ревельского порта, где и прослужил более года.
    Далее, командуя эскадрой, он плавал до Готланда. Затем, командуя эскадрой из трех кораблей, плавал в Средиземное море.
    20 декабря 1772 года контр-адмирал Чичагов вновь вступил в должность Главного командира Ревельского порта. Прослужив всего две недели, был переведен в Кронштадт.
    В промежутке между службой в Ревеле Василий Яковлевич Чичагов в чине капитана 1-го ранга в 1765 году возглавил секретную экспедицию, снаряженную по проекту М.В.Ломоносова, для нахождения прохода «Сибирским океаном» в Камчатку и «путешествия по северным морям». Для этой экспедиции были построены три специальных корабля с двойной обшивкой корпуса для защиты от льда. Названы были они именами их капитанов: «Чичагов», «Панов» и «Бабаев».
    Две экспедиции, совершенные летом 1765 и 1766 годов, не принесли желаемого результата. Условия плавания были очень тяжелыми. Во второй экспедиции корабли, достигнув 80 градусов 30 минут северной широты, остановились перед сплошным ледяным полем, преодолеть которое было невозможно. Экспедиция вернулась в Архангельск. Так закончилась первая попытка найти Северный морской путь из Архангельска на Камчатку. Хотя секретная экспедиция не достигла главной своей цели, за выполнение труднейшего плавания все участники были награждены годовым жалованьем, штурманы сверх этого производством в следующий чин, капитаны кораблей и их помощники – пожизненными пенсионами из половинного оклада жалованья.
    Адмиралу Василию Яковлевичу Чичагову в момент назначения его Главным командиром Ревельского порта и командующим Ревельской эскадрой было 63 года.
    «Муж, стяжавший от всех почтенье и любовь своими заслугами, добродетелями, а наипаче величайшей скромностью и кротостью нрава» – так охарактеризовал Чичагова в своих записках П.Я.Гамалея.
    Шведский король Густав III имел план – взять Санкт -Петербург во что бы то ни стало. С моря и с суши. И сокрушить Россию – лишив ее северной столицы.
    Активность шведского короля объяснялась тем, что главные военные силы русских были брошены в пламя очередной русско-турецкой войны.
    Адмирал Чичагов был хорошим капитаном и начальником эскадры в мирное время. Он ни разу не участвовал в морском сражении. Неизвестно было, как он на 64-м году жизни будет командовать вверенными ему кораблями в сумятице кровопролитного морского боя.
    Несмотря на это, 23 марта 1789 года адмирал Василий Яковлевич Чичагов получил новое назначение и рескрипт, согласно которому он назначался командующим Балтийским флотом с оставлением в прежних должностях и с выплатой 10 тысяч рублей подъемных и по тысяче рублей в месяц за стол. В том же рескрипте было сказано, что в команду адмирала Чичагова назначаются вице-адмиралы Алексей Васильевич Мусин-Пушкин и Тимофей Гаврилович Козлянинов.
    Общий план кампании 1789 года был разработан на военном совете в Петербурге, на который был приглашен адмирал Василий Яковлевич Чичагов. Все тактические действия российского флота на море и, в частности, в Финском заливе, внесенные в соответствующую инструкцию, были предложены самим адмиралом. Основная цель состояла в том, чтобы нанести общий центральный удар и полностью разгромить шведский флот. Однако не было сказано ничего о том, где на море должна быть одержана победа и куда должен быть сосредоточен главный удар.
    Батальные события на Балтике в русско-шведскую войну 1788–1790 годов развивались бурно.
    Весна 1789 года застала российский флот с рассеянными по Балтийскому морю силами. Сам адмирал Чичагов находился в Ревеле с эскадрой, состоящей из 10 кораблей. В Кронштадте были подготовлены к выходу в море также 10 кораблей и в Копенгагене зимовали еще 11 кораблей под началом контр-адмирала Лариона Афанасьевича Повалишина.
    Зима 1789 года была очень суровой. Море около Ревеля вскрылось необыкновенно поздно – 30 апреля. Ревельская эскадра вышла из гавани только 2 мая.
    Основной задачей на этот момент было скорейшее соединение Ревельской и Кронштадтской эскадр. У Кронштадта море вскрылось только 12 мая. Только благодаря энергичным действиям Главного командира порта адмирала Петра Ивановича Пущина Кронштадтская эскадра в составе 10 кораблей, двух фрегатов и трех малых кораблей с командой 7300 человек под командой контр-адмирала Алексея Григорьевича Спиридова была выведена на рейд. Вскоре был получен приказ о следовании эскадры к Ревелю на соединение с кораблями адмирала Чичагова.
    Когда 16 июня прибыли из Кронштадта в Ревель два резервных корабля «Яаннуарий» и «Европа» и два фрегата «Симеон» и «Патрикий», адмирал Чичагов решил приступить к действиям на море.
    2 июля эскадра вышла в море и стала не торопясь продвигаться на запад, навстречу шведскому флоту. На следующий день с помощью сигнальных огней с финского берега было передано сообщение шведам о том, что российский флот покинул Ревель. Через две недели в 50 милях от южной оконечности острова Эланд было обнаружено множество военных кораблей. Это был шведский флот во главе с генерал-адмиралом Карлом Зюдерманландским.
    Эскадра адмирала Чичагова состояла из 20 кораблей и имела на борту 1600 орудий. Шведский флот располагал 22 кораблями с 1742 орудиями и превосходил по силе русскую эскадру. В три часа ночи 15 июля шведский флот атаковал эскадру адмирала Чичагова. Авангардом в этом сражении командовал контр-адмирал Спиридов, аръергардом – вице-адмирал Мусин-Пушкин. Отважно сражались русские моряки, отражая атаку шведских кораблей. Корабли контр-адмирала Спиридова и вице-адмирала Мусина-Пушкина были сильно атакованы шведскими кораблями, которые имели перевес в артиллерии. Не дрогнули моряки, открыли по противнику шквальный огонь из пушек, заставив отойти шведские корабли на безопасное расстояние. До девяти часов вечера продолжалось сражение. Эскадра адмирала Чичагова удержала за собой место сражения, и шведский флот вынужден был удалиться. Больше всех во время вечерней перестрелки пострадал от шведских выстрелов корабль «Мстислав». На «Мстиславе» был убит его командир, капитан-командор Григорий Иванович Муловский.
    Общие потери на русских кораблях: 32 убитых (один капитан-командор, два офицера, два гардемарина и 27 матросов) и 185 раненых. По распоряжению адмирала Чичагова тела убитых на госпитальном судне «Холмогоры» были отправлены в Ревель. В журнале текущих событий Адмиралтейств-коллегии за июль 1789 года отмечено: «Прибыло на Ревельский рейд судно «Холмогоры», на коем привезено тело покойного бригадира флота капитана Муловского для учинения погребения».
    Таким образом, в ревельской земле нашли покой первый мореплаватель, которому было дано Высочайшее повеление совершить кругосветное плавание, капитан-командор Муловский, и совершивший это кругосветное путешествие адмирал Адам Крузенштерн.
    После ухода шведского флота с поля сражения соединились эскадры вице-адмирала Тимофея Гавриловича Козлянинова с основными силами Балтийского флота. 22 июля адмирал Чичагов повел свой флот к Карлскроне, где под защитой крепостной артиллерии находились шведские корабли.
    Эскадра адмирала Чичагова значительно превосходила по силам шведский флот, имея в наличии 31 линейный корабль, 10 фрегатов и некоторое число мелких кораблей с командой до 23 тысяч человек.
    23 июля 1789 года адмирал Чичагов написал императрице Екатерине II о положении шведского флота в порту Карлскроне:
    «Для вящего, однако, усугубления страха неприятелю, остался я, крейсируя с флотом перед упомянутым портом, дабы по крайней мере обнаружить перед целым светом трусость всего короля шведского морского ополчения, против победоносного флага Вашего Императорского Величества, и так показать тем могущественное владычество Вашего Величества над всем Балтийским морем».
    До самой осени эскадра адмирала Чичагова крейсировала в море, сохраняя господство на водах балтийских. С наступлением зимы корабли разделились на группы и зимовали на рейдах Кронштадта, Ревеля и Балтийского порта (ныне Палдиски).
    С 10 линейными кораблями и 5 фрегатами адмирал Чичагов провел зиму 1789/90 г. в Ревеле. Он энергично готовил команду и корабли к кампании 1790 года. В начале весны, 2 мая, шведский флот под командованием генерал-адмирала герцога Карла Зюдерманландского атаковал стоявшую на Ревельском рейде эскадру адмирала Василия Яковлевича Чичагова. Шведы решили разгромить стоявшие на рейде корабли и захватить Ревель. Перевес в силе был явно на их стороне. Шведская эскадра располагала 22 линейными кораблями и 4 фрегатами. Началась ожесточенная перестрелка. Мужественно сражались русские моряки. После двухчасового сражения эскадра герцога Зюдерманландского прекратила бесплодную атаку и отступила, потеряв два линейных корабля. Севший на мель корабль «Раксен Стендер» шведы сожгли сами, чтобы он не попал в плен. Другой корабль «Принц Карл» получил столь тяжелые повреждения в рангоуте и такелаже, что утратил управление и ход. Его команде в 520 человек пришлось спустить флаг и сдаться в плен.
    Было ясно, противоборство на водах балтийских должно решиться в большом морском сражении. Командующий Балтийским флотом адмирал Василий Яковлевич Чичагов понимал, что необходимо разгромить эскадру герцога Карла Зюдерманландского. Но прежде чем сделать это, необходимо было объединить все корабли в единую силу, найти противника и навязать ему сражение.
    Получив донесение о появлении противника в районе Красной Горки, адмирал Чичагов немедленно направляется с Ревельской эскадрой, чтобы оказать помощь резервной эскадре вице-адмирала Александра Ивановича Круза, сражающегося со шведскими кораблями. Когда шведские сторожевые фрегаты заметили идущую на всех парусах к месту сражения Ревельскую эскадру, они тут же известили своего генерал-адмирала об этом. Понимая грозящую опасность, шведский флот поспешно покинул место сражения и 26 мая укрылся в Выборге под защиту своей береговой артиллерии.
    Соединившиеся эскадры под флагом адмирала Чичагова пошли к Выборгу и бросили якоря в семнадцати милях от порта.
    Началась блокада шведского флота. Канонерские лодки королевского флота в тот же день решили провести разведку боем и атаковали фрегат «Венус» и катер «Меркурий». Потеряв одну лодку, отряд вернулся в Выборг и сообщил, что в блокаде участвуют 27 линейных кораблей эскадры адмирала Чичагова.
    Имея в наличии только 21 линейный корабль шведский генерал-адмирал Карл Зюдерманландский решил не вступать в сражение, а с меньшими потерями покинуть Выборг, миновав основные силы эскадры адмирала Василия Яковлевича Чичагова. Русская эскадра тем временем день за днем осторожно сближалась с неприятельским флотом, исследуя глубины незнакомого фарватера.
    Ожидая выхода шведского флота в открытое море, адмирал Чичагов к 9 июня так расположил свои корабли, что по сути дела завершил морскую блокаду Выборга. На левом фланге у шхер встал отряд под командой капитана 2-го ранга Романа Васильевича Кроуна. За ним корабли контр-адмирала Петра Ивановича Ханыкова. Эту цепь замыкали корабли под командой контр-адмирала Иллариона Афанасьевича Повалишина.
    В центре позиции были сосредоточены главные силы Балтийского флота во главе с адмиралом Василием Яковлевичем Чичаговым в составе 18 линейных кораблей и 6 фрегатов. Правый фланг прикрывал отряд капитан-командора Прохора Ивановича Лежнева, состоящий из 4 линейных кораблей.
    Чтобы сковать активность русского флота, шведский король Густав III постоянно держал его в напряжении атаками своей гребной флотилии.
    В ночь на 22 июня шведская гребная флотилия, состоящая из 80 канонерских лодок, напала на корабли капитан-командора Лежнева. Эта атака была задумана с целью отвлечь силы эскадры адмирала Чичагова от места прорыва блокады основными силами шведского флота. Местом прорыва шведский генерал-адмирал герцог Зюдерманландский избрал узкий проход на левом фланге, где в дозоре стояли слабые отряды контр-адмиралов Ханыкова и Повалишина.
    Около шести часов утра парусный флот пришел в движение. Шведские линейные корабли один за другим снимались с якоря и осторожно входили в хорошо знакомый им фарватер. Поняв, что королевский флот решил выйти в море, адмирал Чичагов приказал поднять на флагманском корабле общий сигнал «... приготовиться к бою». Он думал, что шведы решили атаковать главные силы русской эскадры и приготовился принять бой «на якоре». Шведский генерал-адмирал решил не вступать в сражение с эскадрой адмирала Чичагова, а прорваться у самого берега крайне опасным для больших кораблей фарватером.
    В шесть часов утра шведский королевский флот в кильватерном строю устремился в прорыв между кораблями контр-адмиралов Ханыкова и Повалишина.
    Началось Выборгское сражение, в котором основные силы эскадры адмирала Чичагова оказались в роли зрителей. Корабли шведского королевского флота один за другим на всех парусах проскакивали между русскими отрядами. Противники осыпали друг друга залпами в упор. Все место сражения было окутано густыми клубами порохового дыма, сильно затруднявшего ведение прицельного огня по стремительно проходящим мимо шведским кораблям. Только через час адмирал Чичагов понял, что шведский флот, не приняв боя, уходит на запад. Он приказал «сняться с якоря» и идти на помощь контр-адмиралам Ханыкову и Повалишину. Прорыв с боем дорого обошелся шведскому флоту. Четыре корабля, два фрегата и девять мелких судов сбились с курса и напоролись на подводные камни, которые доделали то, что не успели довершить корабельные пушки русской эскадры. Последний корабль кильватерной колонны из-за плохой видимости столкнулся со своим брандером. Пламя, охватившее оба корабля, быстро дошло до крюйткамеры, где хранились значительные запасы пороховых зарядов. Раздался оглушительный взрыв, и корабль вместе с брандером взлетел на воздух.
    Уцелевший шведский корабельный флот, выйдя в открытое море, устремился к Свеаборгу. За ним в погоню кинулись русские корабли. С трудом смогли нагнать и атаковать шведский корабль «София Магдалина». После непродолжительной перестрелки экипаж корабля спустил флаг и сдался в плен. Уже под самым Свеаборгом линейному кораблю «Изяслав» и фрегату «Венус» удалось навязать бой шведскому линейному кораблю «Ретвизан» и взять его в плен.
    В результате Выборгского морского сражения шведский флот понес значительные потери. Королевский флот потерял 64 вымпела. Русские моряки захватили в плен, сожгли и потопили семь линейных кораблей и три больших фрегата. Во время сражения погибло около пяти тысяч шведов и взято в плен до двух тысяч офицеров и матросов. Потери в эскадре адмирала Чичагова были незначительны. Было убито 117 и ранено 164 человека, и почти все – на кораблях контр-адмиралов Ханыкова и Повалишина.
    Заслуги адмирала Василия Яковлевича Чичагова были оценены императрицей Екатериной II весьма высоко. За Ревельское сражение он был награжден орденом Св. Андрея Первозванного и 1388 душами в потомственное владение, за Выборгское – орденом Св.Георгия 1-й степени и 2417 душами крестьян.
    При торжественном заключении мира со Швецией в 1790 году адмирал Василий Яковлевич Чичагов был награжден Похвальной грамотой, Золотой шпагой, украшенной алмазами, и серебряным сервизом.
    Адмирал Василий Яковлевич Чичагов – единственный во флоте кавалер ордена Св. Георгия 1-й степени.
    Василий Яковлевич Чичагов скончался в Петербурге 4 апреля 1809 года на 83-м году от рождения. Он погребен в Александро-Невской лавре.
    В последние годы жизни на его долю выпало редкое счастье видеть сына своего, адмирала Павла Васильевича Чичагова, морским министром России.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    makssДата: Среда, 26.10.2011, 16:57:55 | Сообщение # 24
    Генерал-майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 696
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума


    Гора́цио Не́льсон (англ. Horatio Nelson; 29 сентября 1758, Бёрнем-Торп (англ.)русск., графство Норфолк — 21 октября 1805, мыс Трафальгар, Испания) — английский флотоводец, вице-адмирал (1 января 1801), барон Нильский (1798), виконт (1801).
    Биография

    Родился в семье приходского священника Эдмунда Нельсона (1722—1802) и Кэтрин Саклинг (1725—-1767). Род Нельсонов был богословским. Священниками служили три поколения мужчин этой семьи. В семье Эдмунда Нельсона было одиннадцать детей, воспитывал он их строго, любил порядок во всем, считал свежий воздух и физические упражнения очень важными в деле воспитания, искренне верил в Бога, считал себя священником, истинным джентльменом и отчасти даже ученым. Горацио рос болезненным ребенком, небольшого роста, но с живым характером. В 1767 году умерла мать Горацио - Кэтрин Нельсон - в возрасте сорока двух лет. Эдмунд Нельсон после смерти супруги так и не женился. Горацио особенно сблизился с братом Уильямом, который впоследствии пойдет по стопам отца и станет священником. Горацио отучился в двух школах: начальной Даунем-Маркет и средней в Норвиче, изучил Шекспира и основы латыни, но склонности к учебе у него не было.

    В 1771 в 12 лет он поступил юнгой на корабль своего дяди капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны. Реакция дяди на желание Горацио поступить на флот была следующей: «Чем провинился бедный Горацио, что именно ему, самому хрупкому из всех, придется нести морскую службу? Но пусть приезжает. Может, в первом же бою пушечное ядро снесет ему голову и избавит от всех забот!». Вскоре дядюшкин корабль «Резонабль» был поставлен на консервацию, и Горацио по просьбе дяди перевели на линейный корабль «Триумф». Капитан «Триумфа» собирался идти в Вест-Индию и именно в этом рейсе молодой Нельсон получил первые навыки морской службы. Впоследствии Нельсон вспоминал о первом плавании: «Если я и не преуспел в своем образовании, то, во всяком случае, приобрел много практических навыков, отвращение к Королевскому флоту и усвоил девиз матросов : „В борьбе за награды и славу вперед, отважный моряк!“». Затем он работал вестовым на другом корабле. После этого Саклинг забирает племянника к себе на «Триумф» в качестве мичмана. Корабль нёс дозорную службу, а капитан Саклинг занимался морским образованием племянника. Под руководством дяди Горацио овладел основами навигации, научился читать карту и исполнять обязанности канонира. Вскоре молодой Нельсон получает в свое распоряжение баркас и ходит на нем в устьях Темзы и Мидуэя.

    Летом 1773 года была организована полярная экспедиция, в составе экипажа которой был и четырнадцатилетний Горацио. Экспедиция не принесла успеха и по сей день известна лишь тем, что в ней участвовал будущий герой. Однако и там Горацио поразил всех своей храбростью, когда ночью увидев белого медведя, схватил мушкет и погнался за ним к ужасу капитана корабля, медведь, напуганный выстрелом пушки скрылся, а по возвращении на корабль Нельсон взял всю вину на себя. Капитан, ругая его, в душе восхищался храбростью молодого человека. Полярные приключения закалили героя, и он жаждал новых подвигов.

    В 1773 году он становится матросом 1-го класса на бриге «Сихорс». Почти год Нельсон провел в Индийском океане. В 1775 году он свалился с приступом лихорадки, его доставили на судно «Дельфин» и отправили к берегам Англии. Обратное плавание длилось более шести месяцев. Много позднее Нельсон вспоминал о некоем видении на пути из Индии: «Некий свет, нисходивший с неба, сверкающее светило, зовущее к славе и триумфу». По прибытии на родину его назначили на корабль «Вустер» четвёртым лейтенантом, то есть он был уже вахтенным начальником, хотя не имел еще офицерского чина. Он нес патрульную службу и сопровождал торговые караваны.

    Весной 1777 года Горацио Нельсон сдает экзамен на чин лейтенанта, как говорят, не без помощи своего всесильного дяди капитана Саклинга, который был председателем экзаменационной комиссии. Сразу же после удачно сданного экзамена он получает назначение на фрегат «Ловестов», который отплывал в Вест-Индию. Офицерский тост перед отплытием: «За кровопролитную войну и сезон, несущий болезни!» Команда «Ловестова» относилась к молодому лейтенанту с уважением и, когда он покидал фрегат, подарила ему на память шкатулку из слоновой кости в виде их фрегата. Нельсон перешел на флагманский корабль «Бристоль» под командованием Паркера.

    В 1778 году Нельсон становится коммандером и получает назначение на бриг «Беджер», охраняющий восточный берег Латинской Америки. Служба по охране побережья была беспокойной, так как постоянно приходилось гоняться за контрабандистами. В один из дней стоянки «Беджера» в заливе Монтего внезапно загорелся бриг «Глазго». Благодаря действиям Нельсона команда брига была спасена.

    В 1779 году Нельсон в двадцать лет становится капитаном судна «Хинчинбрук». В первом самостоятельном плавании у берегов Америки он захватил несколько груженых судов, призовая сумма составила около 800 фунтов, часть этих денег он переслал отцу.

    В 1780 году по приказу адмирала Паркера Нельсон покидает Ямайку, высаживает десант в устье реки Сан-Хуан, цель — захват форта Сан-Хуан. Форт был взят, но без Нельсона, которому было приказано вернуться на Ямайку, что спасло ему жизнь, так как большинство матросов умерло от желтой лихорадки. Больной лечился в доме адмирала Паркера, где он был принят как сын. С первым судном его отправляют в Англию лечиться. Он приезжает в курортный городок Бат, откуда пишет: «Я отдал бы все, чтобы снова быть в Порт-Ройале. Здесь нет леди Паркер, а слуги не обращают на меня никакого внимания, и я валяюсь как бревно». Выздоровление шло медленно. Он посещает брата Уильяма в Норфолке, узнает о желании брата стать судовым священником. Это приводит Горацио в ужас, он, как никто другой, зная морские нравы, осознает, что это дело невероятно трудное и неблагодарное. Однако брат остается при своем мнении.

    Вскоре последовало назначение на «Албемарль», он был отправлен в Данию, затем служил в Квебеке.

    В Квебеке Горацио встретил свою первую любовь - 16-летнюю дочь начальника военной полиции Мэри Симпсон. Из его писем видно, что он никогда еще не испытывал подобных чувств и не имел опыт в делах любовных. Он мечтал, что увезет Мэри на родину и тихо заживет с ней в сельском Норфолке: «Что мне флот и что мне теперь карьера, когда я нашел настоящую любовь!». Однако, предаваясь мечтам, влюбленный даже не удосужился спросить Мэри о ее чувствах к нему. Друзья уговорили его не делать пока предложение и проверить свои чувства, отправившись в Нью-Йорк — новый порт приписки «Албемарля» Здесь он знакомился с принцем Уильямом, будущим королем Англии Вильгельмом IV, принц вспоминал: «Когда Нельсон прибыл в своем баркасе, он показался мне мальчиком в форме капитана».

    В 1783 взяв отпуск, он едет с другом во Францию, его неприятно удивляет эта страна- вечный враг Англии, однако наш герой умудряется влюбится в некую мисс Эндрюс, взаимности от нее он так и не добился. Он уезжает в Лондон и оттуда пишет брату: «В Лондоне столько соблазнов, что жизнь мужчины уходит на них целиком». К удивлению многих Нельсон хочет стать парламентарием и лоббировать интересы Адмиралтейства в парламенте, однако, когда первый лорд адмиралтейства предлагает ему вернуться на службу, тот немедленно соглашается, так с политикой было покончено. Ему предложили фрегат «Борей», который должен был нести дозорную службу в Вест-Индии. В штат судна Нельсону пришлось включить брата Уильяма, который так и не отказался от мысли нести Благую Весть морякам. У Порта Дил капитан узнал, что голландцы захватили 16 английских моряков, он отправил на борт голландского судна вооруженный отряд и открыл пушечные порты, моряки были отпущены и пополнили команду «Борея». В 1784 фрегат вошел в гавань острова Антигуа, его приводили в порядок и нагружали запасами. Между тем капитан успел познакомиться и влюбиться в Джейн Моутрей, жену представителя Адмиралтейства на Антигуа, вскоре же чиновника отозвали в Англию и вместе с ним отбыла его красавица жена. Брат Уильям, разочаровавшись в должности судового священника, запил и тяжело заболел, его пришлось отправить домой в Англию.

    Не сложились отношения у Нельсона и с командующим. Основной задачей Нельсона в Вест-Индии был контроль за соблюдением Навигационного акта, согласно которому в английские колониальные порты можно было ввозить товары исключительно на английских судах, таким образом английские купцы и судовладельцы получали монополию на торговлю и одновременно этот акт поддерживал британский флот.

    После завоевания Соединенными Штатами независимости, американские судна стали иностранными и не могли торговать на тех же условиях, однако рынок сформировался, и американцы продолжали торговлю. Местные английские чиновники знали об этом, но молчали, так как получали весомый процент с контрабанды. Нельсон считал, если торговля американцев наносит ущерб Англии, она должна быть искоренена. Впоследствии он вспоминал: «В бытность свою колонистами американцы владели почти всею торговлей от Америки до Вест-Индийских островов, а когда война закончилась они забыли, что одержав победу, они стали иностранцами и теперь не имеют права торговать с британскими колониями. Наши губернаторы и таможенные чиновники делают вид, что по Навигационному акту у них есть право торговать, а население Вест-Индийских островов хочет того, что ему выгодно. Предварительно уведомив губернаторов, таможенников и американцев в том, что я собираюсь делать, я захватил множество судов, что и настроило против меня все эти группировки. Меня гнали от одного острова к другому, я подолгу даже не мог сойти на сушу. Но мои незыблемые моральные правила помогли мне выстоять, и когда в этой проблеме разобрались получше, я получил поддержку с родины. Я доказал, что должность капитана военного судна обязывает его соблюдать все морские законы и выполнять поручения Адмиралтейства, а не быть таможенником». На Нельсона писали жалобы, однако король обещал ему свою поддержку в случае суда. Капитан и представить себе не мог, что с вест-индийской контрабанды кормились не только местный генерал-губернатор и командующий эскадрой, но также огромное количество лондонских чиновников, так он приобрел в столице множество высокопоставленных врагов.

    Новый жизненный этап начался с того, что Нельсона попросили доставить на остров Барбадос племянницу Джона Герберта мисс Перри Герберт. По прибытии его пригласили в гости и там он впервые увидел вторую племянницу Герберта молодою вдову Фрэнсис Нисбет, в домашнем кругу ее ласково именовали Фанни, от первого брака у нее был сын. Нельсон влюбился сразу: «У меня нет ни малейшего сомнения, что мы будем счастливой парой, а если не будем, то по моей вине». 11 марта 1787 года состоялась их свадьба.

    В 1787 году Нельсон покидает Вест-Индию, он едет домой, Фанни с сыном отбыли немного позднее.
    Abukirpath

    В 1793 году, с началом войны против Франции, получил должность капитана линейного корабля в составе Средиземноморской эскадры адмирала Сэмюэля Худа. В этом же году он принял активное участие в боевых действиях под Тулоном, в июле 1794 года командовал десантом на Корсике, получив ранение правого глаза при осаде крепости Кальви, а 13 июля 1795 отличился в морском сражении, принудив к сдаче французский корабль, намного превосходивший по мощи его собственный.
    Trafalalgarpath

    14 февраля 1797 участвовал в сражении у мыса Сент-Винсент (крайней юго-западной оконечности Португалии). По собственной инициативе он вывел свой корабль из линейного строя эскадры и осуществил маневр, имевший решающее значение для разгрома испанского флота. Два из четырех захваченных англичанами испанских кораблей были взяты на абордаж под личным командованием Нельсона, получившего за этот бой рыцарский крест ордена Бани и чин контр-адмирала синего флага.

    В июле 1797 при неудачной попытке захватить порт Санта-Крус-де-Тенерифе Нельсон потерял правую руку.
    Колонна Нельсона на Трафальгарской площади в центре Лондона

    С 1798 года командовал эскадрой, направленной в Средиземное море для противодействия предпринятой Францией Египетской экспедиции 1798—1801. Английская эскадра не сумела помешать высадке французских войск в Александрии, однако 1—2 августа 1798 Нельсону удалось разгромить французский флот при Абукире, отрезав армию Наполеона Бонапарта в Египте, сам Нельсон получил ранение в голову. В награду Георг III сделал Нельсона пэром-бароном Нила и Бернем-Торпа. В августе 1799 года за восстановление Османского господства в Египте был награжден Султаном Селимом III орденом полумесяца.

    В Неаполе, куда Нельсон был послан для помощи Неаполитанскому королевству в борьбе с Францией, начался его роман с женой английского посла леди Эммой Гамильтон, продолжавшийся до самой смерти адмирала. Эмма родила ему дочь Горацию Нельсон. Помочь Неаполю Нельсон не успел, и город попал в руки французов. После освобождения Неаполя русской эскадрой адмирала Ф. Ф. Ушакова и капитуляции французского гарнизона Нельсон, несмотря на протесты русских союзников, запятнал своё имя жестокой расправой с французскими пленными и итальянскими республиканцами. 12 февраля 1799 года он был произведен в чин контр-адмирала красного флага[1].

    В 1801 году был 2-м флагманом в эскадре адмирала Хайда Паркера при действиях в Балтийском море и бомбардировке Копенгагена, затем командовал эскадрой в Ла-Манше, которая была сформирована для противодействия Булонской флотилии французов. В 1803—1805 годах командующий эскадрой Средиземного моря, действовавшей против Франции и Испании. В сентябре 1805 года эскадра Нельсона заблокировала франко-испанский флот в Кадисе, а 21 октября разгромила его в Трафальгарском морском сражении, в котором Нельсон был смертельно ранен французским снайпером в первый день битвы, при наступлении на объединенные силы французского и испанского флота.

    Тело Нельсона доставили в Лондон и 9 января 1806 торжественно похоронили в соборе святого Павла.

    Интересные факты

    Бытует расхожее заблуждение, что адмирал Нельсон носил на правом глазу повязку. Однако это не так. Действительно, в боях на Корсике он получил осколочное ранение правого глаза песком и каменной крошкой. Его тут же перевязали и он вернулся в бой. Глаз он не потерял, но стал им хуже видеть.
    Труп адмирала везли в Лондон в бочке с бренди. Отсюда возник миф, что якобы моряки тайком от начальства через соломинки отпивали из этой бочки. Это маловероятно, ведь тело покойного круглосуточно охраняли.
    Упоминается, что у адмирала была сильная морская болезнь.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    makssДата: Воскресенье, 13.11.2011, 13:28:37 | Сообщение # 25
    Генерал-майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 696
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума
    СТЕПАН ОСИПОВИЧ МАКАРОВ

    СО. Макаров широко известен как кораблестроитель, океанолог, изобретатель, боевой моряк и флотоводец. Всю свою деятельность он подчинял одному делу — повышению боеготовности отечественного флота.
    Родился Степан Макаров 27 декабря 1848 года. В 1865 году он первым по успеваемости кончил Морское училище Николаевска-на-Амуре и был произведен не в штурманы, как прочие, а в гардемарины. Уже во время учебы моряк получил неплохую практику, побывал с эскадрой в Америке, был замечен выдающимся кораблестроителем А.А. Поповым, который этой эскадрой командовал, опубликовал первую статью в «Морском сборнике». Благодаря знанию иностранных языков и тяге к обучению, Макаров стал одним из образованнейших молодых офицеров. В те годы родился его принцип: «В море — дома, на берегу — в гостях». С
    молодых лет моряк разрабатывал изобретения, создавшие ему всемирную известность Первым стал пластырь, которым в случае столкновения следовало заделывать пробоину в борту. Макаров разработал учение о непотопляемости кораблей и ряд предложений по совершенствованию их конструкции.
    Занимавшийся постройкой броненосного флота А. А. Попов с 1872 года привлек лейтенанта Макарова к обеспечению непотопляемости новых кораблей" броненосца «Петр Великий», поповок и фрегатов. Это дало моряку немалый опыт. В 1875 году Макаров издал работу «О непотопляемости судов», в которой изложил этот опыт и свои выводы. Он предложил разделить корпус судна на отсеки водонепроницаемыми поперечными переборками, создать второе дно и второй борт, разделенные на мелкие отсеки. Водоотливная система по его проекту состояла из магистральных труб, связанных с трубами в отсеках, что позволяло при необходимости осушать и заполнять любые отсеки. Макаров считал возможным и необходимым спрямлять крен, наливая воду в противоположный отсек Как главный специалист по непотопляемости, он читал лекции в Кронштадте.
    Перед началом русско-турецкой войны 1877—1878 годов лейтенанта Макарова направили на Черноморский флот, где он получил в командование пароход «Великий князь Константин», вооружил его шестовыми минами и артиллерией. Главным орудием судна стали 4 минных катера, на которых смелые моряки атаковывали турецкие броненосцы на их базах. Вскоре после начала войны «Великий князь Константин» первым отправился в море. В ночь на 1 мая Макаров атаковал турецкий пароход на рейде Батума крылатой миной своего изобретения. Возвратившись, лейтенант для увеличения скорости окрасил дно парохода и выходил к турецким берегам, но не встретил неприятеля. В ночь на 29 мая 6 минных катеров с «Константина» атаковали и повредили на рейде Сулина турецкий броненосец «Иджлалие». В июне Макаров сжег 4 судна у турецких берегов.
    Макаров не успокоился на достигнутом. Он добился получения мин Уайтхэ-да (торпед), в то время новинки. В начале июля у Макарова были торпеды и собственное предложение по их применению, вытекавшее из боевого опыта. Степан Осипович предполагал первоначально атаковывать броненосец торпедами; если же торпеда взрывалась не у борта корабля, а разрушала бон, защищавший стоянку, в пролом должны были идти катера с шестовыми минами.
    Макаров оборудовал пусковыми установками 2 катера, однако в первом августовском походе волнами сорвало торпеду с отдельным плотиком, а из второй торпеды, бывшей в трубе под килем катера, вышел сжатый воздух, так как при волнении моря открылся клапан Этот эпизод послужил хорошим уроком К декабрю на «Константине» установили насос для подкачки торпед сжатым воздухом, были переоборудованы пусковая труба и плотик, получены новые мины Уай-тхэда. Старший машинист парохода Стуков стал специалистом по сборке и ра борке торпед.
    Не раз Макаров выходил в крейсерство, уничтожил еще 4 турецких судна. | 4 августа своим появлением «Константин» отвлек турецкие броненосцы далеко!
    от берега, позволив колонне русских войск миновать опасный проход у Гагр. 11 августа катера с «Константина» «крылатками» атаковали броненосец на рейде Су-хума. Позднее стало известно, что турецкий корабль получил серьезные повреждения, но не был потоплен
    Несколько недель «Великий князь Константин» развозил грузы и провиант по портам Черного моря, прорывая турецкую блокаду. Лишь 15 декабря 1877 года Макаров вышел из Сочи в боевой поход. В сумерки корабль подошел к Поти, где Макаров узнал, что на рейде Батума стоят 6 турецких кораблей. «Константин» направился к Батуму. В ночь на 16 декабря минные катера выпустили две торпеды по неприятельским броненосцам у берега. Были слышны два взрыва.
    СО. Макарова произвели в капитаны 2-го ранга; считали, что по крайней мере один неприятельский корабль поврежден. Однаковянваре 1878 года«Таймс» поместила сообщение, что в Батуме обнаружены части невзорвавшихся торпед. После войны Уайтхэд приобрел их и выставил в своем музее, а русскому военному агенту передал данные технического заключения, из которого следовало, что одна из торпед, пройдя мимо цели, выбежала на берег и не взорвалась при ударе о песок. Вторая, ударившись об якорь-цепь, разломилась, и ее головная часть взорвалась на грунте.
    До начала января пароход использовали как быстроходный блокадопроры-ватель, снабжавший войска на Кавказе продовольствием. В январе «Великий князь Константин» вновь направили к побережью Кавказа. В ночь на 14 января катера «Чесма» и «Синоп» с лучшими специалистами ночных минных атак — Зацарен-ным и Щешинским нашли в тумане рейд Батума и двумя торпедами потопили «Интибах» — сторожевой пароход водоизмещением 700 тонн. Это была первая в мире успешная торпедная атака.
    После войны Макаров командовал отрядом миноносок на Балтике, в 1880— 1881 годах состоял начальником морской части при генерале Скобелеве в Ахал-Текинской экспедиции. Командиром стационера «Тамань» в Константинополе он в 1881—1882 годах проводил исследования течения в проливе Босфор и установил наличие глубинного противотечения. За работу «Об обмене вод Черного и Средиземного морей» моряк был удостоен в 1887 году неполной Макарьевской премии. Назначенный в 1883 году флаг-капитаном практической эскадры Балтийского флота, Макаров вернулся к вопросам непотопляемости Он читал лекции, написал несколько статей. Разбирая боевые качества корабля, моряк выделил в качестве оборонительных его свойств, кроме непотопляемости, неуязвимость (способность оставаться невредимым от неприятельских ударов) и живучесть (способность продолжать бой, имея повреждения в различных боевых частях). Ныне борьба за живучесть корабля во многом основывается на положениях, высказанных Макаровым свыше ста лет назад.
    Командуя корветом «Витязь», Макаров в 1886— 1889 годах обошел вокруг света. По собственной инициативе он организовал океанографические исследования. Позднее ученый на основе измерений, сделанных экипажем «Витязя», а также моряками других отечественных и зарубежных судов, составил океанографическую картину северной части Тихого океана. В 1894 году под названием «Витязь» и Тихий океан» вышла двухтомная книга Макарова; она получила Макарь-евскую премию Академии наук и большую золотую медаль Географического общества. Сам Степан Осипович благодаря научно-исследовательским трудам стал одним из основоположников океанографии. Ныне имя корвета «Витязь» среди названий других наиболее замечательных судов исследователей Мирового океана выбито на фронтоне Океанологического музея в Монако.
    За отличие в службе 1 января 1890 года СО. Макарова произвели в контрадмиралы и назначили младшим флагманом Балтийского моря. В этот период, часто выходя в море и работая в различных комиссиях, Макаров продолжал изобретать. В 1892 году он предложил специальный колпачок на бронебойные снаряды, позволяющий им пробивать цементированную броню, не раскалываясь. Он вводил на вооружение бездымный порох, составленный Д.И. Менделеевым. В 1894—1895 годах контр-адмирал командовал эскадрой на Средиземном море, затем перешел с эскадрой на Дальний Восток и командовал ею в составе Тихоокеанской соединенной эскадры вице-адмирала СП. Тыртова. По его поручению он подготовил приказ, включавший наставление для эскадры в бою — одну из первых инструкций для броненосного флота.
    В 1896 году Макарова назначили старшим флагманом 1-й флотской дивизии Балтийского моря, 20 августа произвели в вице-адмиралы. Моряк командовал в море Практической эскадрой.
    Весной 1897 года СО. Макаров предложил построить большие ледоколы, чтобы поддерживать зимой навигацию в Финском заливе и Балтийском море, а летом — обеспечивать морские перевозки вдоль берегов Северного Ледовитого океана. Ему удалось добиться от правительства необходимых ассигнований, на которые в Англии был построен первый линейный ледокол «Ермак». Он сошел на воду 17 октября 1898 года. 19 февраля 1899 года, после тщательных испытаний, судно приняли от завода. Вскоре «Ермак» направился в Россию. Уже весной 1899 года корабль показал свои возможности, пробившись сквозь льды в Кронштадтскую гавань. Через несколько дней «Ермак» освободил из ледового плена 11 торговых судов недалеко от Ревеля (Таллина), взломав ледяное поле вокруг них. 1 апреля ледокол за полчаса разбил лед на Неве. В результате навигация началась значительно ранее, чем обычно (первый пароход прибьш в Петербургский порт 17 апреля).
    Летом вице-адмирал Макаров предпринял первое плавание в полярные воды. Однако оказалось, что прочность носовой оконечности судна недостаточна, чтобы крушить вековые льды. Противники идеи арктического ледокола вынесли решение, что «Ермак» по конструкции непригоден для борьбы с полярными льдами. После возвращения СО. Макаров написал книгу «Ермак» во льдах», доказывая, что после доработок конструкции ледокол способен работать в Арктике. Тем временем корабль в 1900 году смог освободить из ледового плена суда на Балтике,
    помогал снять выскочивший на камни Гогланда броненосец «Генерал-адмирал Апраксин». Когда по первой радиолинии Гогланд — Котка поступила телеграмма о том, что в море на льдине унесло рыбаков, моряки «Ермака» спасли терпящих бедствие. К весне 1901 года «Ермак» переоборудовали по проекту Макарова. Ему удалось добиться разрешения продолжить полярные исследования Но экспедиция столкнулась у берегов Новой Земли с такими льдами, что вынуждена была вернуться. Правительство России приняло решение прекратить полярные походы ледокола, и его служба ограничилась проводкой судов на Балтийском море. Лишь в 30-е годы «Ермак» вернулся в Заполярье и долго служил флагманом ледокольного флота, прокладывая маршруты Главсевморпути до 1964 года.
    6 декабря 1899 года Макарова назначили главным командиром Кронштадтского порта и военным губернатором Кронштадта; эту должность он занимал до отъезда на Дальний Восток.
    В 1897 году из печати вышел основной труд СО. Макарова — «Рассуждения по вопросам морской тактики». В 1903 году были опубликованы работы «Броненосцы или безбронные суда» и «Без парусов», в которых флагман высказал свои предложения (местами спорные) по вопросам кораблестроения и тактики броненосного флота.
    Еще 22 февраля 1900 года Макаров подал записку управляющему морским министерством о слабости обороны Порт-Артура с моря и суши. Неоднократно моряк напоминал об опасности войны с Японией. За несколько дней до нападения японских миноносцев вице-адмирал вновь писал генерал-адмиралу и управляющему морским министерством об опасности.
    Когда началась русско-японская война 1904—1905 годов, вице-адмирала СО. Макарова направили командующим 1 -й Тихоокеанской эскадрой. Сразу же после прибытия в Порт-Артур он активизировал действия эскадры и ремонт поврежденных японскими торпедами кораблей. Корабли эскадры стали выводить из гавани за один прилив. Миноносцы и крейсера не раз выходили в море. Деятельность вице-адмирала подняла дух моряков и создала трудности для японского командования. Сложно сказать, как бы завершилась русско-японская война, если бы СО. Макаров не погиб 30 марта 1904 года, когда выводил эскадру в море: флагманский броненосец «Петропавловск» подорвался под Порт-Артуром на мине и быстро затонул почти со всем экипажем.
    Именем СО. Макарова не раз называли корабли. 24 июля 1913 года вице-адмиралу открыли построенный на добровольные пожертвования памятник в Кронштадте. На постаменте высечен девиз флотоводца: «Помни войну».
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    makssДата: Пятница, 23.03.2012, 15:28:38 | Сообщение # 26
    Генерал-майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 696
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума


    Густав Генрих Эрнст Фридрих Фон Ингеноль (нем. Gustav Heinrich Ernst Friedrich von Ingenohl; 30 июня 1857 г., Нойвид — 19 декабря 1933 г., Берлин) — германский военный деятель, адмирал. Командующий германским Флотом Открытого Моря в начале Первой мировой войны.

    Награды

    Прусский Орден Красного орла 1-й степени с дубовыми листьями и мечами;
    Прусский Орден Короны 1-й степени;
    Прусский Орден дома Гогенцоллернов 2-й степени (Крест комтура);
    Прусский Железный крест 2-й степени;
    Прусский Железный крест 1-й степени;
    Прусская Награда за службу;
    Баварский Орден «За военные заслуги»;
    Саксонский Орден Альбрехта;
    Саксен-Веймарский Орден Белого Сокола.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    makssДата: Пятница, 23.03.2012, 15:30:53 | Сообщение # 27
    Генерал-майор
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 696
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума


    Роберт Блейк (англ. Robert Blake; август 1599, Бриджуотер, Сомерсетшир — 17 августа 1657, около Плимута) — знаменитый английский адмирал, деятель Английской революции, сподвижник Оливера Кромвеля. Депутат парламента в 1640 и 1645 годах. Во время гражданских войн 1642—1646 и 1648 командовал отдельными кавалерийскими отрядами, действовавшими против роялистов.
    Биография

    Роберт Блейк родился в августе 1599 года в Бриджуотере, графство Соммерсет, в семье состоятельного купца, окончил Оксфордский университет и в 1640 году был избран в «короткий парламент». Как пуританин он выступил против Карла I.

    Во время гражданских войн 1642—1646 и 1648 годов Блейк отличился в качестве командира им самим набранного полка в сражениях против роялистов. Победы его кавалерийского полка, его личная смелость и решительность снискали ему заслуженную славу при обороне Лайм-Региса (Дорсетшир) в 1644 году и при удержании Таунтона (Сомерсет) от осаждавших его более года (1644—1645) роялистов. В 1645 году был выбран в так называемый «долгий» парламент, примкнул к республиканцам и вскоре сделался главой пуританской партии.
    Морская карьера

    Хотя полковник Блейк ни разу не вступал на палубу корабля до 1649 года, Кромвель, зная его энергию и твердость характера, поручил ему командование английскими морскими силами, назначив сразу адмиралом. Морское дело и тактику Блейк постигал в ходе боевых действий. Под его начальством английский флот в 1650 году восемь месяцев блокировал флот принца Руперта в Кинсейле (Ирландия). Однако буря рассеяла корабли Блейка, и принцу удалось уйти в Лиссабон. Там его снова блокировал Блейк, который захватил несколько португальских судов. Принц увел эскадру на Средиземное море, в Малагу. Блейк последовал за ним и при попытке роялистов вырваться из Малаги в ноябре 1650 года истребил их корабли, кроме четырех или пяти, у Картахены. За это Блейк получил благодарность парламента и награду в 1000 фунтов. В 1651 году руководил захватом островов Силли и Джерси, наводненых пиратами и роялистами.

    Во время первой англо-голландской войны 1652—1654 годов Блейк командовал эскадрой в проливе Ла-Манш и в Северном море, первое боевое столкновение произошло 29 мая 1652 года, до начала войны, когда английские корабли атаковали голландскую эскадру после отказа Тромпа приспустить флаг в виде приветствия. Голландцы, потеряв два корабля, ушли в свои порты.

    В июне английское правительство отправило эскадру адмирала Эскью в Плимут, а главные силы адмирала Блейка — к берегам Шотландии с целью захвата торговых судов Голландии. Блейк, кроме того, должен был уничтожить голландскую рыболовную флотилию.

    28 августа 1652 года голландский адмирал Михаэль Рюйтер одержал крупную победу в Плимутском сражении над английской эскадрой Эскью. Узнав о движении 68 кораблей адмирала Блейка от Гарвича на запад, в поддержку Эскью, голландский флотоводец старался избежать сражения с превосходящими силами противника. Кроме того, его корабли нуждались в порохе, снарядах и врачах. 2 октября между Ньюпортом и Дюнкерком Рюйтер соединился с пришедшими из Текселя 44 кораблями Корнелиса де Витта, который и принял командование. После отправки 10 кораблей на ремонт де Витт располагал 64 кораблями и занимал позицию между Эскью и Блейком. Он решил сражаться, но не организовал разведку, и потому появление Блейка 8 октября оказалось неожиданным.

    В последовавшем сражении у мели Кентиш-Нок Блейк по-кавалерийски стремительно атаковал, не дав возможности противнику выстроить флот. Англичане сначала нанесли ущерб рангоуту голландцев, ухудшая их маневренность, а затем сосредоточили огонь по корпусам. Голландские авангард и центр сражались отважно, тогда как арьергард умышленно избегал боя. Англичане решительно нападали, прибегая к абордажу. Голландские корабли были избиты, флагман Рюйтера получил четыре пробоины у ватерлинии. Сражение кончилось с наступлением темноты. Голландцы лишились 20 судов. К Блейку пришло подкрепление из Плимута. Отказавшись от продолжения баталии, 13 октября голландцы вернулись в свои порты. Англичане преследовали слабо, ограничившись перестрелкой с голландским арьергардом.

    К декабрю голландцы восстановили численность флота, доведя его до 70 кораблей и нескольких брандеров. Правда, корабли эти в основном являлись вооруженными торговыми судами. Под флагом адмирала М. Тромпа флот вышел из Текселя, конвоируя к мысу Лизард 300 голландских коммерческих судов. Англичане, не ожидая столь быстрого восстановления сил противника, направили часть сил на Средиземное море и в Зунд. Блейк стоял в Дувре с 37 кораблями. Тромп решил его атаковать и разбить. В сражении у мыса Денджнесс 10 декабря первоначально голландцы выдержали натиск англичан, но затем заставили Блейка отступить к Темзе и энергично его преследовали. Два английских корабля сдались и три были уничтожены. Голландцы лишились только одного судна и благополучно провели через Ла-Манш весь конвой.

    Зимой в Англии усиленно готовили флот, и уже в феврале 1653 года 68 кораблей выступили в поход. Тем временем голландцы проводили конвои. 27 февраля М. Тромп с 76 кораблями, охраняя 300 коммерческих судов, оказался на меридиане Портленда. Следующим утром завязался бой при Портленде. Около 13 часов стали подходить главные силы противников. Тромп, используя попутный ветер, оставил конвой и с боевыми кораблями атаковал англичан в строю фронта. Англичане обстреливали атаковавших, но Тромп не стрелял, пока не приблизился на расстояние мушкетного выстрела к кораблю Блейка, дал по нему залп с левого борта, затем повернул, дал залп с правого борта и обошел сильно пострадавший флагманский корабль, заставив его оставить на время боевую линию. Сражение длилось до вечера. Ночью оба флота двигались медленно вверх по Ла-Маншу. Портлендское сражение продолжилось недалеко от острова Уайт и длилось целый день. Обе стороны пострадали в перестрелке, англичане взяли несколько поврежденных торговых судов. Тем не менее, располагая всего тридцатью боеспособными кораблями, Тромп и 2 марта вступил в бой. К вечеру Блейк ушел к английскому берегу. Англичане лишились 6 кораблей и потеряли более 2000 убитых и раненых, голландцы — 9 военных и 24 коммерческих судов, но победа осталась за ними, ибо отход Блейка помог голландцам выполнить задачу, и 3 марта конвой прибыл в Дюнкерк.

    В сражении 12-13 июня у мели Габбард (у Ньюпорта) после первого дня баталии, превратившейся в свалку, появление 18 кораблей Блейка помогло Монку одержать победу. Англичане с утра возобновили сражение. Воспользовавшись столкновениями голландских судов в центре, они взяли 15 кораблей. К вечеру разбитые голландцы отступили к Вилингену.

    После заключения в 1654 году мира с Голландией, Блейк в 1654—1656 годах командовал эскадрой в Средиземном море, где он заставил всех относиться с уважением к республиканскому флагу Англии. Чтобы защитить английскую торговлю в Неаполе от французов, Блейк наложил контрибуции на Тоскану и Папскую область и заставив Папу выплатить вознаграждение за несколько английских призов, которые принц Руперт продал на папской территории. В 1655 году Блейк напал на Тунис, сжег брандерами стоявший у города флот и, высадив на берег отряд в 1000 человек, уничтожил 3000 турецкий корпус. Затем он обратил свои силы против Алжира и Триполи и освободил всех томившихся там в рабстве англичан.

    С Венецией и Тосканой ему удалось заключить тоже очень выгодные для Англии союзы.

    С началом англо-испанской войны 1655—1659 годов, Блейк также руководил боевыми действиями на море против Испании. В 1656 году Блейк появился со своим флотом у берега Испании блокировал Кадис. В сентябре его вице-адмирал Монтегю перехватил испанский «Серебряный флот» и овладел двумя испанскими галеонами, основная же часть флота испанцев была сожжена Блейком 3 апреля 1657 года в гавани Санта-Крус (остров Тенерифе), где Блейк одержал блестящую победу, истребив неприятельские суда и береговую оборону, не потеряв ни одного корабля, и захватив у испанцев груженные серебром галеоны.

    Изнуренный от тяжких трудов, болезней и ран, Блейк умер на обратном пути, 17 августа 1657 года, незадолго до вступления его корабля в Плимутскую гавань. Кромвель почтил его память торжественными похоронами в Вестминстерском аббатстве.

    В 1660 году, после восстановления династии Стюартов, монархисты уничтожили гробницу Блейка в Вестминстерском аббатстве и выбросили гроб с телом адмирала в Темзу. Позднее гроб был извлечен из реки и захоронен в церкви Сент-Маргарет в Лондоне.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    )(oT@бычьДата: Воскресенье, 12.08.2012, 11:45:50 | Сообщение # 28
    Генерал-полковник
    Группа: Пользователь
    Сообщений: 6839
    BY
    Беларусь
    Статус: вне форума
    Гора́цио Не́льсон (англ. Horatio Nelson; 29 сентября 1758, Бёрнем-Торп (англ.)русск., графство Норфолк — 21 октября 1805, мыс Трафальгар, Испания) — английский флотоводец, вице-адмирал (1 января 1801), барон Нильский (1798), виконт (1801).
    Биография

    Родился в семье приходского священника Эдмунда Нельсона (1722—1802) и Кэтрин Саклинг (1725—1767). Род Нельсонов был богословским. Священниками служили три поколения мужчин этой семьи. В семье Эдмунда Нельсона было одиннадцать детей, воспитывал он их строго, любил порядок во всем, считал свежий воздух и физические упражнения очень важными в деле воспитания, искренне верил в Бога, считал себя священником, истинным джентльменом и отчасти даже ученым. Горацио рос болезненным ребенком, небольшого роста, но с живым характером. В 1767 году умерла мать Горацио — Кэтрин Нельсон — в возрасте сорока двух лет. Эдмунд Нельсон после смерти супруги так и не женился. Горацио особенно сблизился с братом Уильямом, который впоследствии пойдет по стопам отца и станет священником. Горацио отучился в двух школах: начальной Даунем-Маркет и средней в Норвиче, изучил Шекспира и основы латыни, но склонности к учебе у него не было.

    В 1771 году в 12 лет он поступил юнгой на корабль своего дяди капитана Мориса Саклинга, героя Семилетней войны. Реакция дяди на желание Горацио поступить на флот была следующей: «Чем провинился бедный Горацио, что именно ему, самому хрупкому из всех, придется нести морскую службу? Но пусть приезжает. Может, в первом же бою пушечное ядро снесет ему голову и избавит от всех забот!». Вскоре дядюшкин корабль «Резонабль» был поставлен на консервацию, и Горацио по просьбе дяди перевели на линейный корабль «Триумф». Капитан «Триумфа» собирался идти в Вест-Индию и именно в этом рейсе молодой Нельсон получил первые навыки морской службы. Впоследствии Нельсон вспоминал о первом плавании: «Если я и не преуспел в своем образовании, то, во всяком случае, приобрел много практических навыков, отвращение к Королевскому флоту и усвоил девиз матросов : „В борьбе за награды и славу вперед, отважный моряк!“». Затем он работал вестовым на другом корабле. После этого Саклинг забирает племянника к себе на «Триумф» в качестве мичмана. Корабль нёс дозорную службу, а капитан Саклинг занимался морским образованием племянника. Под руководством дяди Горацио овладел основами навигации, научился читать карту и исполнять обязанности канонира. Вскоре молодой Нельсон получает в свое распоряжение баркас и ходит на нём в устьях Темзы и Мидуэя.

    Летом 1773 года была организована полярная экспедиция, в составе которой был и четырнадцатилетний Горацио, направленный служить на «Каркасс». Экспедиция не принесла успеха и по сей день известна лишь тем, что в ней участвовал будущий герой. Однако и там Горацио поразил всех своей храбростью, когда ночью увидев белого медведя, схватил мушкет и погнался за ним к ужасу капитана корабля. Медведь, напуганный выстрелом пушки скрылся, а по возвращении на корабль Нельсон взял всю вину на себя. Капитан, ругая его, в душе восхищался храбростью молодого человека. Полярные приключения закалили героя, и он жаждал новых подвигов.

    В 1773 году он становится матросом 1-го класса на бриге «Сихорс». Почти год Нельсон провел в Индийском океане. В 1775 году он свалился с приступом лихорадки, его доставили на судно «Дельфин» и отправили к берегам Англии. Обратное плавание длилось более шести месяцев. Много позднее Нельсон вспоминал о некоем видении на пути из Индии: «Некий свет, нисходивший с неба, сверкающее светило, зовущее к славе и триумфу». По прибытии на родину его назначили на корабль «Вустер» четвёртым лейтенантом, то есть он был уже вахтенным начальником, хотя не имел еще офицерского чина. Он нес патрульную службу и сопровождал торговые караваны.

    Весной 1777 года Горацио Нельсон сдаёт экзамен на чин лейтенанта[1], как говорят, не без помощи своего всесильного дяди капитана Саклинга, который был председателем экзаменационной комиссии. Сразу же после удачно сданного экзамена он получает назначение на фрегат «Ловестов», который отплывал в Вест-Индию. Офицерский тост перед отплытием: «За кровопролитную войну и сезон, несущий болезни!» Команда «Ловестова» относилась к молодому лейтенанту с уважением и, когда он покидал фрегат, подарила ему на память шкатулку из слоновой кости в виде их фрегата. Нельсон перешел на флагманский корабль «Бристоль» под командованием Паркера.

    В 1778 году Нельсон становится коммандером и получает назначение на бриг «Беджер», охраняющий восточный берег Латинской Америки. Служба по охране побережья была беспокойной, так как постоянно приходилось гоняться за контрабандистами. В один из дней стоянки «Беджера» в заливе Монтего внезапно загорелся бриг «Глазго». Благодаря действиям Нельсона команда брига была спасена.
    Капитан Горацио Нельсон. Работа художника Джона Фрэнсиса (Жана-Франсуа) Риго.

    В 1779 году двадцатилетний Нельсон становится полным капитаном и получает под командование 28-пушечный фрегат «Хинчинбрук». В первом самостоятельном плавании у берегов Америки он захватил несколько груженых судов, призовая сумма составила около 800 фунтов, часть этих денег он переслал отцу.

    В 1780 году по приказу адмирала Паркера Нельсон покидает Ямайку, высаживает десант в устье реки Сан-Хуан, цель — захват форта Сан-Хуан. Форт был взят, но без Нельсона, которому было приказано вернуться на Ямайку, что спасло ему жизнь, так как большинство матросов умерло от желтой лихорадки. Больной лечился в доме адмирала Паркера, где он был принят как сын. С первым судном его отправляют в Англию лечиться. Он приезжает в курортный городок Бат, откуда пишет: «Я отдал бы все, чтобы снова быть в Порт-Ройале. Здесь нет леди Паркер, а слуги не обращают на меня никакого внимания, и я валяюсь как бревно». Выздоровление шло медленно. Он посещает брата Уильяма в Норфолке, узнает о желании брата стать судовым священником. Это приводит Горацио в ужас, он, как никто другой, зная морские нравы, осознает, что это дело невероятно трудное и неблагодарное. Однако брат остается при своем мнении.

    Вскоре последовало назначение на «Албемарль», он был отправлен в Данию, затем служил в Квебеке. Здесь Горацио встретил свою первую любовь — 16-летнюю дочь начальника военной полиции Мэри Симпсон. Из его писем видно, что он никогда еще не испытывал подобных чувств и не имел опыт в делах любовных. Он мечтал, что увезет Мэри на родину и тихо заживет с ней в сельском Норфолке: «Что мне флот и что мне теперь карьера, когда я нашёл настоящую любовь!». Однако, предаваясь мечтам, влюбленный даже не удосужился спросить Мэри о ее чувствах к нему. Друзья уговорили его не делать пока предложение и проверить свои чувства, отправившись в Нью-Йорк — новый порт приписки «Албемарля». Здесь он знакомился с принцем Уильямом, будущим королем Англии Вильгельмом IV. Принц вспоминал: «Когда Нельсон прибыл в своем баркасе, он показался мне мальчиком в форме капитана».

    В 1783 году взяв отпуск, он едет с другом во Францию, его неприятно удивляет эта страна — вечный враг Англии. Там Нельсон влюбляется в некую мисс Эндрюс, но взаимности от нее он так и не добивается. Он уезжает в Лондон и оттуда пишет брату: «В Лондоне столько соблазнов, что жизнь мужчины уходит на них целиком». К удивлению многих Нельсон хочет стать парламентарием и лоббировать интересы Адмиралтейства в парламенте, однако, когда первый лорд адмиралтейства предлагает ему вернуться на службу, тот немедленно соглашается, так с политикой было покончено. Ему предложили фрегат «Борей», который должен был нести дозорную службу в Вест-Индии. В штат судна Нельсону пришлось включить брата Уильяма, который так и не отказался от мысли нести Благую Весть морякам. У Порта Дил капитан узнал, что голландцы захватили 16 английских моряков, он отправил на борт голландского судна вооруженный отряд и открыл пушечные порты, моряки были отпущены и пополнили команду «Борея». В 1784 году фрегат вошел в гавань острова Антигуа, его приводили в порядок и нагружали запасами. Между тем капитан успел познакомиться и влюбиться в Джейн Моутрей, жену представителя Адмиралтейства на Антигуа, вскоре же чиновника отозвали в Англию и вместе с ним отбыла его красавица жена. Брат Уильям, разочаровавшись в должности судового священника, запил и тяжело заболел, его пришлось отправить домой в Англию.
    Битва при Абукире. Художник Томас Луны (англ. Thomas Luny)

    Не сложились отношения у Нельсона и с командующим. Основной задачей Нельсона в Вест-Индии был контроль за соблюдением Навигационного акта, согласно которому в английские колониальные порты можно было ввозить товары исключительно на английских судах, таким образом английские купцы и судовладельцы получали монополию на торговлю и одновременно этот акт поддерживал британский флот.

    После завоевания Соединенными Штатами независимости, американские суда стали иностранными и не могли торговать на тех же условиях, однако рынок сформировался, и американцы продолжали торговлю. Местные английские чиновники знали об этом, но молчали, так как получали весомый процент с контрабанды. Нельсон считал, если торговля американцев наносит ущерб Англии, она должна быть искоренена. Впоследствии он вспоминал: «В бытность свою колонистами американцы владели почти всею торговлей от Америки до Вест-Индийских островов, а когда война закончилась они забыли, что одержав победу, они стали иностранцами и теперь не имеют права торговать с британскими колониями. Наши губернаторы и таможенные чиновники делают вид, что по Навигационному акту у них есть право торговать, а население Вест-Индийских островов хочет того, что ему выгодно. Предварительно уведомив губернаторов, таможенников и американцев в том, что я собираюсь делать, я захватил множество судов, что и настроило против меня все эти группировки. Меня гнали от одного острова к другому, я подолгу даже не мог сойти на сушу. Но мои незыблемые моральные правила помогли мне выстоять, и когда в этой проблеме разобрались получше, я получил поддержку с родины. Я доказал, что должность капитана военного судна обязывает его соблюдать все морские законы и выполнять поручения Адмиралтейства, а не быть таможенником». На Нельсона писали жалобы, однако король обещал ему свою поддержку в случае суда. Капитан и представить себе не мог, что с вест-индийской контрабанды кормились не только местный генерал-губернатор и командующий эскадрой, но также огромное количество лондонских чиновников, так он приобрел в столице множество высокопоставленных врагов.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    kiderДата: Воскресенье, 31.03.2013, 20:38:09 | Сообщение # 29
    Полковник
    Группа: Забаненый
    Сообщений: 497
    UA
    Украина
    Статус: вне форума
    Корнилов Владимир Алексеевич
    13 февраля 1806 года — 17(5) октября 1854 года


    В 1821 г. был определен в Морской кадетский корпус, окончил его в 1823 г., получив звание мичмана и назначение во 2-й флотский экипаж Балтийского флота. Весной 1827 г. капитан 1-го ранга М.П.Лазарев включил его в команду 74-пушечного линейного корабля "Азов", направлявшегося в Средиземное море. 8 октября 1827 г. в Наваринском сражении мичман Корнилов, командуя тремя орудиями нижнего дека, отличился – "был одним из самых деятельных, расторопных и исполнительных офицеров", по словам Лазарева. Награжден орденом Св. Анны 4-й ст., французским орденом Св. Людовика, английским орденом Бани и греческим орденом Св. Спасителя. В 1828 г. произведен в лейтенанты. До 1830 г. служил на "Азове" в Средиземном море, по возвращении на родину Корнилову были вручены новые награды – орден Св. Анны 3-й ст. и серебряная медаль на Георгиевской ленте – "за отличную усердную службу и деятельность в турецкую войну 1828- 1829 гг.". В 1830 г. последовало назначение на строящийся тендер "Лебедь", на котором провел две кампании на Балтике. В январе 1833 г. по просьбе вице-адмирала М.П.Лазарева Корнилов был переведен на Черноморский флот. Уже весной этого года на корабле "Память Евстафия", будучи офицером для особых поручений при командующем эскадрой М.П.Лазареве, принял участие в действиях Российского флота по оказанию военной помощи Турции в войне с Египтом, за что награжден орденом Св. Владимира 3-й ст. и турецким золотым знаком отличия. В 1834 г. стал командиром брига "Фемистокл", который был направлен в Константинополь в распоряжение русской миссии в Турции. 28-летний капитан проявил черты требовательного командира, сумевшего в короткий срок сплотить и обучить экипаж. Капитаны иностранных судов восхищались превосходным порядком на корабле, организацией службы и подготовкой команды. В 1835 г., выполняя поручения русского посла в Греции, познакомился там с живописцем К.П.Брюлловым, художником Г.Г.Гагариным, археологом В.Давыдовым, архитектором М.Ефимовым. В Россию К.П.Брюллов и Г.Г.Гагарин возвращались на "Фемистокле". По пути Брюллов написал портрет Корнилова. Весной 1835 г. Корнилов получил звание капитан-лейтенанта и вскоре принял командование корветом "Орест", а еще через два года – фрегатом "Флора". 1 января 1838 г. В.А.Корнилов был назначен командиром строящегося линейного корабля "Двенадцать Апостолов". По заведенному М.П.Лазаревым порядку командир корабля обязан был лично следить за его строительством. По инициативе Лазарева и Корнилова корабль "Двенадцать Апостолов" впервые в русском флоте был вооружен бомбическими орудиями – для этого корабля отлили 68-фунтовые бомбические пушки. Корнилов разработал и издал ряд приказов, распоряжений и инструкций, касающихся всех сторон организации службы на корабле. Разработанный им распорядок службы был признан образцовым и введен Лазаревым на всех кораблях Черноморского флота. М.П.Лазарев дал высокую оценку кораблю "Двенадцать Апостолов": "Решительно можно сказать, что другой подобный корабль едва ли в каком другом флоте есть". Одновременно с участием в строительстве кораблей Корнилов выходил в плавания в должности начальника штаба эскадры Лазарева, готовил планы действия эскадры, разрабатывал задачи для каждого корабля, контролировал их выполнение.

    В 1838 г. участвовал в высадке десанта на Кавказском побережье: разрабатывал план высадки и командовал половиной гребных судов при перевозке десанта с корабля на берег. За отличие при занятии местечка Туапсе на абхазском берегу произведен в капитаны 2-го Ранга. В 1839 г. участвовал в высадке десанта у устья рек Субаши и Шахе, был награжден орденом Св. Анны 2-и ст., в 1840 г. – в боевых действиях в районе Туапсе и Псезуапе. В этих плаваниях и походах отрабатывалось взаимодействие флота с сухопутными войсками, которое успешно использовалось в дни обороны Севастополя 1854-1855 гг. В 1842-1845 гг. Корнилов находился в практических плаваниях на линейном корабле "Двенадцать Апостолов". За отличную службу 11 сентября 1845 г. удостоен ордена Св. Владимира 3-й ст. В 1846 г. был командирован в Англию для заказа и наблюдения за постройкой пароходо-фрегата "Владимир" и для исполнения других поручений, знакомился с последними усовершенствованиями конструкций и механизмов паровых и железных судов на британских верфях. В 1848 г. Корнилов возвратился в Россию на пароходо-фрегате "Владимир". 6 декабря 1848 г. произведен в контр-адмиралы с оставлением в Черноморском флоте для исполнения особых поручений Главного командира Черноморского флота и портов и с правом заседать, в свободное от служебных занятий время, в Общем присутствии Черноморского интендантства. В 1849 г. Корнилов представлен, а в 1850 г. утвержден в должности начальника штаба Черноморского флота. В представлении Корнилова на эту должность М.П.Лазарев написал: "Контр-адмиралов у нас много, но легко ли избрать такого, который соединил в себе и познания морского дела и просвещение настоящего времени, которому без опасения можно было бы в критических обстоятельствах доверить и честь флага и честь нации?" На посту начальника штаба Черноморского флота Корнилов развил бурную деятельность: проводил практические учения отрядов кораблей, постоянные инспекторские смотры кораблей и портов, создал школу юнг Черноморского флота, разработал проект Морского Устава. Владимир Алексеевич был отлично образованным офицером: много читал, интересовался изобретениями, техническими новинками в кораблестроении; перевел на русский язык книги "Морская служба в Англии", "Артиллерийское учение". В 1840 г. составил проект руководства о сигнальных флагах и издал составленную им книгу "Штаты вооружения и запасного снабжения военных судов Черноморского флота всех рангов". За эту работу был награжден орденом Св. Станислава 2-й ст. с Императорской короной, произведен в капитаны 1-го ранга. В.А.Корнилов входил в состав Комитета директоров севастопольской Морской библиотеки, исполнял должность секретаря, казначея. Он ведал денежными средствами Комитета, хозяйственными делами, выпиской книг и журналов, вел переписку, активно участвовал в разработке нового устава библиотеки.

    После смерти адмирала М.П.Лазарева в 1851 г. Владимир Алексеевич практически стал командующим Черноморским флотом. Высочайшим Указом его включили в Императорскую свиту, вместе с императором Николаем I он принимал смотры флотов. 2.10.1852 г. произведен в чин вице-адмирала с назначением генерал-адъютантом императора и с оставлением в настоящей должности. Но эти высокие назначения не мешали Корнилову находиться в плаваниях, лично проводить маневры и учения. В феврале 1853 г. Корнилов совершил переход из Одессы в Константинополь в свите чрезвычайного посла князя А.С.Меншикова и потом на пароходе "Бессарабия" плавал в греческие воды для осмотра судов, находившихся на стоянке в иностранных портах. Имея свой флаг на корабле "Двенадцать Апостолов", выходил в море и производил на Севастопольском рейде разнообразные маневры – атаку неприятельского флота, нападение на отдельные порты, взятие десантов и высадка их в помощь сухопутным береговым войскам. В начале Крымской войны 18.11.1853г., командуя отрядом паровых кораблей, принял участие в Синопском сражении. Его вклад в победу в этом сражении отмечен орденом Св. Владимира 2-й ст., переименованием плененного турецкого парохода "Перваз-Бахри" в "Корнилов". С началом обороны Севастополя 1854-1855 гг. Корнилову как личности, способной в силу своей энергичности и инициативности встать во главе защиты города, было доверено заведовать обороной северной части Севастополя, а затем практическое руководство всем гарнизоном (Корнилов был назначен начальником штаба войск, расположенных в городе). Сослуживцы писали, что вице-адмирал Корнилов "совокуплял в себе взаимодействие всех отраслей обороны: инженерной, морской, сухопутной и артиллерийской" и что "можно, не боясь обвинения в пристрастии, сказать, что вся беспримерная оборона Севастополя была создана Корниловым". Честь создания глубокоэшелонированной оборонительной линии, состоящей из семи бастионов, вооруженной 610 орудиями, с личным составом гарнизона, распределенным по дистанциям и готовым встретить неприятеля во всеоружии, принадлежит Корнилову, самому энергичному и самоотверженному человеку из целой плеяды во многом похожих на него защитников Севастополя, которые, как и адмирал, считали: "Отступать нам некуда, позади нас море, впереди – неприятель".

    Отражение первой бомбардировки Севастополя 5.10.1854 г. принесло защитникам города сознание своей силы, ощущение победы. Но этот день был омрачен смертельным ранением Владимира Алексеевича Корнилова на Малаховом кургане. Подробности этого дня жизни адмирала обстоятельно описал капитан-лейтенант А.П.Жандр в своих воспоминаниях: "Около шести с половиной часов утра с началом бомбардировки противником Севастополя Корнилов направился на бастион № 4, являвшийся центром оборонительной линии. Пробыв на нем некоторое время, отправился на бастион № 5 и в десятом часу снова вернулся на бастион № 4, оттуда, следуя вдоль оборонительной линии и посетив смежные батареи и бастион № 3, прибыл на алахов курган. Сделав необходимые распоряжения, брался уезжать, но в 11 час. 30 мин. был смертельно ранен неприятельским ядром, раздробившим левую ногу у самого живота. Офицеры подняли его на руки и положили за бруствером между орудиями. Последними словами адмирала были: "Отстаивайте же Севастополь", после чего он потерял сознание, не испустив ни одного стона. В.А.Корнилова перенесли в госпиталь на Корабельной стороне (против Лазаревских казарм, ныне территория в/ч на ул.Лазаревской.), но и в последние минуты жизни все мысли и надежды адмирала были обращены к флоту, к Севастополю, к защитникам. Он говорил собравшимся: "Рана моя не так опасна, Бог милостив, я еще переживу поражение англичан". Но рана была смертельной. Адмирал успел сказать: "Благослови, Господи, Россию и государя, спаси Севастополь и флот". Последние слова адмирала, произнесенные уже через силу, были "Ура! Ура!" в ответ на принесенное известие о сбитых английских батареях. Корнилов скончался в половине четвертого часа пополудни 5 октября. Адмирал П.С.Нахимов в письме обер-интенданту Черноморского флота и портов контр-адмиралу Н.Ф.Метлину о смерти В.А.Корнилова писал: "Владимира Алексеевича не существует. Он умер как герой. Завтра снова дело. Я не знаю, что будет с Севастополем без него – и на флоте, и в деле на берегу..."

    Похороны В.А.Корнилова
    Похороны прошли 6 октября 1854 г. Их описал капитан-лейтенант А.П.Жандр, бывший флаг-офицер В.А.Корнилова: "В полдень внесли тело его в Михайловскую церковь, а в 6 часов вечера отпели погребение. В 5 1/4 часа вечера 6 октября в Михайловском соборе раздались печальные звуки панихиды по Владимиру Алексеевичу Корнилову. Канонада гремела вокруг, но в церкви не произнесено суетного слова во время служения, по окончании которого присутствующие простились с усопшим, начальником, как дети прощаются с любимым отцом, безвременно похищенным смертью. Вечерело. Погребальное шествие тронулось по Екатерининской улице, мимо Петропавловской церкви. Множество офицеров с непокрытыми головами шли безмолвно за гробом, уносившим столько блестящих надежд; каждый искал чести нести прах адмирала, совершившего многое в короткое время, адмирала, от которого Черноморский флот справедливо ожидал еще большего в будущем, – но те, которым посчастливилось поднять драгоценную ношу, неохотно уступали свое место. Картина была мрачная: среди тяжелого грохота пушек, треска разрывавшихся бомб и свиста ядер неслышно двигались два батальона и четыре полевых орудия; темнота ночи, быстро сменившая сумерки, освещалась пламенем факелов и огненными полетами бомб; горе написано было на всех лицах. Мы приближались к знакомому всем склепу, где покоился тот, на кого почти четверть века с благоговением взирали подчиненные, чья память живет в сердцах Черноморских моряков, чье имя записано в летописях Русского Флота. У склепа ... чувства присутствующих не могли выражаться слезами: какое-то оцепенение изобразилось на лицах, каждый как бы боялся мысли о будущем, и корабли, скрестив реи, приспустив свои флаги и вымпелы, сумрачно глядели на разверзавшуюся могилу, готовую поглотить и их самих, и все окружающее, все – даже самое имя Черноморского флота!" Владимир Алексеевич Корнилов был погребен вторым вслед за М.П.Лазаревым в склепе строившегося собора святого Владимира. Первыми почтили память адмирала матросы и солдаты: на Малаховом кургане, на месте, где он упал, сраженный ядром, они выложили крест из бомб, вкопав их до половины в землю. "Славная смерть нашего любезного, почтенного Корнилова, – писал государь Николай Павлович князю А.С.Меншикову, – меня глубоко огорчила. Мир праху его! Вели положить его рядом с незабвенным Лазаревым. Когда доживем до спокойных времен, поставим памятник на месте, где убит, и бастион назвать по нем." Указ Николая I был исполнен: бастион назван именем адмирала; в 1895 г. воздвигнут памятник по проекту генерал-лейтенанта А.А.Бильдерлинга и скульптора И.Н.Шредера. Разрушенный в годы Великой Отечественной войны памятник был восстановлен к 200-летию Севастополя в 1983 г. по проекту народного художника УССР, скульптора М.К.Вронского и заслуженного архитектора УССР В.Г.Гнездилова. На месте госпиталя, где скончался адмирал, разрушенного в 1854-1855 гг., была построена часовня; в 1905 г. установлена мемориальная плита; в 1966 г. – гипсовый бюст В.А.Корнилова (автор – матрос И.И.Штанов). Мемориальная доска "Последняя квартира В.А.Корнилова. 1854" в 1905 г. помещена на доме отставного поручика Волохова на Центральном городском холме (ныне ул. Л.Павличенко, д. 8). В 1974 г. в одной из ниш здания панорамы "Оборона Севастополя 1854-1855 гг." установлен бюст Корнилова (автор – скульптор Н.П.Петрова). В центре Севастополя между Артиллерийской бухтой и Б.Морской улицей расположена Корниловская набережная, получившая имя согласно ходатайству севастопольского общественного управления в 1886 г. В настоящее время в начале набережной установлен памятный знак, увековечивающий имя вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова (открыт в октябре 2001 г.). Именем Корнилова названа бухта в Японском море и банка (отдельная возвышенная часть морского дна) Бакинского архипелага в Каспийском море.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.
    Вложения скрыты от гостей. Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь, что бы видеть вложения.


    Сообщение отредактировал kider - Воскресенье, 31.03.2013, 20:39:02



     

    kiderДата: Воскресенье, 31.03.2013, 20:45:48 | Сообщение # 30
    Полковник
    Группа: Забаненый
    Сообщений: 497
    UA
    Украина
    Статус: вне форума
    Павел Степанович Нахимов
    05.07.1802 - 12.07.1855




    Степан Михайлович Нахимов — отец будущего флотоводца, характеризовался как “небогатый помещик, из старинной русской фамилии, дворянского рода, секунд-майор времен Екатерины Великой”.
    Дед же будущего флотоводца Михайло Тимофеевич происходил из ахтырских казаков, участвовал в знаменитых суворовских походах — Очаковском и Хотинском. Длительное время возглавлял Ахтырскую таможню и при выходе в отставку Указом императрицы Елизаветы Петровны в 1757 году был пожалован чином сотника “за безупречную службу и заслуги”. Именно с этого указа и начинается дворянство Нахимовых.

    В 11 лет определен кандидатом на вакансию в Морской корпус и через два года зачислен кадетом. После окончания в 1818 году Морского корпуса был произведен в мичманы и направлен на Балтийский флот. С 24 июня 1822 года по 7 августа 1825 года совершил кругосветное плавание на фрегате "Крейсер" под командованием капитана 2 ранга М.П. Лазарева. Во время плавания его произвели в лейтенанты.

    В 1826 году назначен на 74-пушечный корабль "Азов" капитана I ранга М.П. Лазарева, на котором 8 октября 1827 года, командуя батареей, участвует в знаменитом Наваринском сражении. За отличие в бою был произведен в капитан-лейтенанты и награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.

    15 августа 1828 года вступил в командование своим первым кораблем - корветом "Наварин". На нем участвовал в морской блокаде Дарданелл во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов. После возвращения в Кронштадт, с 1832 года возглавил экипаж строящегося фрегата "Паллада". 24 января 1834 года вновь направлен на Черноморский флот, где стал командиром 84-пушечного корабля "Силистрия". В звании капитана 2 ранга участвовал в крейсерских действиях около Кавказских берегов, обеспечивая прикрытие сухопутных войск. С марта 1838 года по август 1839 года был в вынужденном отпуске по болезни. После возвращения на флот вплоть до конца 1853 года находился в различных плаваниях и операциях на Черном море, командуя различными кораблями, отрядами и эскадрами Черноморского флота. Внес вклад в создание и укрепление Черноморской береговой линии. В 1845 году произведен в контр-адмиралы и назначен командиром 1-й бригады кораблей 4-й дивизии, а с 1852 года стал вице-адмиралом и начальником 5-й флотской дивизии. С началом Крымской войны принял командование Черноморской эскадрой. В ноябре 1853 года эскадра П.С. Нахимова заблокировала главные силы турецкого флота в бухте Синоп и 18 ноября полностью разгромила противника. Синопское сражение стало последним крупным боем эпохи парусного флота. За эту победу Нахимов был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени.

    С переносом боевых действий на территорию Крыма в 1854-1855 годах П.С. Нахимов вместе с вице-адмиралом В.А. Корниловым и контр-адмиралом В.И. Истоминым возглавил героическую оборону Севастополя. Под его руководством формировались морские батальоны, строились батареи, готовились резервы. Нахимов уделял постоянное внимание взаимодействию армии и флота, наиболее эффективному применению артиллерии, строительству укреплений и инженерных сооружений, снабжению защитников города. Часто лично руководил боевыми действиями непосредственно на передовой линии обороны. 5 октября 1854 года при первой бомбардировке Севастополя был ранен в голову. 26 мая 1855 года при штурме французами Камчатского люнета получил контузию. 6 июня 1855 года во время общего штурма Севастополя войсками союзников руководил защитой Корабельной стороны и в напряженный момент боя поднял моряков и пехоту в штыковую контратаку.

    Вечером 28 июня 1855 года Нахимов совершал свой обычный объезд севастопольских укреплений. В 17 часов он прибыл на 3-й бастион, после осмотра позиций противника Нахимов отправился на Малахов курган, где также стал наблюдать за действиями неприятеля. В 18 часов 30 минут П.С. Нахимов был тяжело ранен штуцерной пулей в голову. Адмирала немедленно перевезли в госпиталь, но состояние его было безнадежно, и в 11 часов 10 минут утра 30 июня он скончался.

    На следующий день адмирал П.С. Нахимов был похоронен с воинскими почестями во Владимирском соборе Севастополя рядом со своим первым учителем адмиралом М.П. Лазаревым и адмиралами В.А. Корниловым и В.И. Истоминым.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.
    Вложения скрыты от гостей. Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь, что бы видеть вложения.



     

    kiderДата: Понедельник, 01.04.2013, 12:40:45 | Сообщение # 31
    Полковник
    Группа: Забаненый
    Сообщений: 497
    UA
    Украина
    Статус: вне форума
    Истомин Владимир Иванович
    1809 — 7 [19] марта 1855


    Владимир Иванович Истомин из дворянского рода Псковской губернии. Влечение к морской службе он испытывал с раннего детства, которое прошло в Прибалтийском крае, где его отец, отставной офицер, состоял секретарем камерального суда. Кроме Владимира Ивановича во флоте служили и его два брата - Павел Иванович и Константин Иванович, также достигшие впоследствии адмиральских чинов.

    В четырнадцать лет Истомин поступил в Морской кадетский корпус и через год был произведен в гардемарины. Являлся одним из лучших воспитанников корпуса, выделялся своими способностями и трудолюбием. В 1827 г. он получил назначение на новый 74-пушечный линейный корабль "Азов", где поступил под начальство капитана 1-го ранга М.Лазарева, одного из первооткрывателей Антарктиды, впоследствии знаменитого адмирала.

    На "Азове" Владимир Истомин совершил переход из Кронштадта в Портсмут, а затем к берегам Греции, где русская эскадра вместе с англофранцузской содействовала борьбе греческого народа против османского ига. 8 октября 1827 г. состоялось Наваринское сражение, в котором Истомин был одним из самых деятельных членов команды "Азова", заслужив за этот бой орден святого Георгия 4-й степени и мичманский чин. Тогда ему было 18 лет. Затем на том же корабле участвовал в крейсерских рейдах по охране Греческого архипелага, в блокаде Дарданелл и Константинополя. По окончании русско-турецкой войны 1828-1829 гг. в награду за отличную службу Владимир Иванович был награжден орденом святой Анны 3-й степени. В период боевых плаваний он находил время для самообразования, изучал отечественную и зарубежную военно-морскую литературу. Тягу к пополнению своих знаний он проявлял всю жизнь, по праву сохраняя авторитет образованного морского офицера.

    В 1832 г. Истомин был переведен на корабль "Память Азова", в следующем году выдержал экзамен на лейтенантский чин и вскоре зачислен в 32-й флотский экипаж, плавал на судах Балтийского флота. В 1836 г. он был командирован на Черное море, где протекала вся его последующая военная служба. Вначале состоял в экипаже корабля "Варшава", участвовал в крейсерстве у берегов Кавказа. В 1837 г. стал командиром парохода "Северная звезда", на котором совершил плавание по портам Черного моря Николай I с супругой. За отличную организацию плавания командир корабля получил в подарок от царствующих особ два бриллиантовых перстня и годовое жалованье. В 1838 г. Владимир Иванович был назначен командиром шхуны "Ласточка", через два года стал капитан-лейтенантом и получил в командование корвет "Андромаха", с 1843 г.- командир фрегата "Кагул".

    В 1845 - 1850 гг. Истомин находился в распоряжении главнокомандующего и наместника на Кавказе генерала от инфантерии М.Воронцова. Как умелый флотский офицер оказывал ему помощь в организации совместных операций сухопутных и морских сил по покорению и примирению кавказских народов. В мае 1847 г. Владимир Иванович сопровождал главнокомандующего в дагестанском походе, принял деятельное участие в штурме Гергебиль и взятии Сальты. За мужество и храбрость при Сальте он был произведен в капитаны 2-го ранга, а через два года за отличия по службе удостоен чина капитана 1-го ранга. В 1850 г. Истомин был назначен командиром 35-го флотского экипажа и линейного корабля "Париж". Он вел крейсерские рейды у восточных берегов Черного моря, охраняя их от вылазок турок.

    Неудачи российской дипломатии и воинственные действия англо-франко-турецкой коалиции привели к Крымской войне 1853 - 1856 гг., ставшей для Истомина суровым испытанием его воинских умений и личного мужества. В полной мере он проявил их уже в Синопском морском сражении 18 ноября 1853 г., в котором сошлись русская и турецкая эскадры. В этом сражении Владимир Иванович, командуя 120-пушечным "Парижем", действовал в составе колонны контр-адмирала Новосильского. Он руководил своим кораблем столь блестяще, что командовавший русской эскадрой Нахимов в пылу боя хотел выразить ему благодарность, но на поврежденном флагманском корабле не на чем было поднять флаг. После сражения командующий эскадрой докладывал: "Нельзя было довольно налюбоваться прекрасными и хладнокровными действиями корабля "Париж"... " За доблесть при Синопе Истомин 28 ноября 1853 г. был произведен в контр-адмиралы.

    Адмиральские эполеты ему вручили офицеры "Парижа", и растроганный их вниманием Владимир Иванович обещал никогда с этими эполетами не расставаться. Как и Нахимов, Истомин не снимет своих адмиральских эполет в продолжении всей осады Севастополя, с ними же его опустят в могилу.

    Высадка англо-французских войск в Крыму, начало осады Севастополя и затопление большей части Черноморского флота в Севастопольской бухте повлекли за собой участие моряков в героической сухопутной обороне южной твердыни России. Вместе с Нахимовым и Новосильцевым Истомин сошел на берег и стал одним из главных организаторов обороны Севастополя. Ему была поручена наиважнейшая, четвертая оборонительная дистанция, опиравшаяся на Малахов курган. Не зная ни сна, ни отдыха, Владимир Иванович находился на передовых позициях, ободряя и вдохновляя своих подчиненных. С помощью военных инженеров на подступах к Малахову кургану были построены укрепления и ложементы, и установленные там орудия держали под перекрестным огнем перемещаемые противником батареи. Главнокомандующий А.Меншиков в своих докладах в Петербург отмечал "стойкость и молодечество" организатора обороны на Малаховом кургане. 25 ноября 1854 г. Николай I наградил Истомина орденом святого Георгия 3-й степени и в именном рескрипте написал: "Владимир Иванович! Искренне поздравляю вас с сею наградою, которой вместе со мной радуются все балтийские товарищи ваши. Мы все с уважением следим за вашими действиями на защиту Севастополя, история которого украшается теперь вашими подвигами".

    Находясь на самом жарком участке защиты города, Истомин каждый день подвергался смертельной опасности. В период боев он получил ранение и контузию, но не оставлял своих подчиненных. Владимир Иванович не боялся смерти и шутил, что "давно уже выписал себя в расход и ныне живет на счет англичан и французов". Как человек верующий, он стал фаталистом. Гренадеры Бутырского полка, дольше других находившиеся под его командой на Малаховом кургане, говорили: "Наш адмирал как будто о семи головах, в самый кипяток так и лезет". В свою очередь Истомин восхищался героизмом своих подчиненных, в одном из писем к брату он писал: "Просто не могу надивиться на наших матросов, солдат и офицеров. Такого самоотвержения, такой геройской стойкости пусть ищут в других нациях со свечой! ...И замечательно, что, где не придется солдату нашему сойтись с англичанином лицом к лицу, он его тащит за шиворот в плен, чем видимо отличается превосходство нашей славянской расы пред этими краснокафтанниками".

    Ожесточенный вражеский огонь сразил на Малаховом кургане вице-адмирала Корнилова, через несколько месяцев вблизи кургана, на Камчатской высоте, погиб и славный Истомин. Это случилось 7 марта 1855 г. В этот день противник вел интенсивный обстрел русских позиций, и Владимир Иванович пал, сраженный ядром в голову.

    Смерть контр-адмирала Истомина стала большой потерей для защитников Севастополя, всего русского флота. За несколько дней до смерти, предчувствуя свою гибель, контр-адмирал завещал матери и двум сестрам, которым он был единственной опорой в жизни, в случае своей смерти обратиться за помощью к царю. Такая помощь в виде ежегодного денежного пособия последовала. Герой Севастополя, покрытый кормовым флагом "Парижа", был похоронен в соборе святого Владимира, рядом с могилами адмиралов Лазарева и Корнилова.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.
    Вложения скрыты от гостей. Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь, что бы видеть вложения.



     

    kiderДата: Понедельник, 01.04.2013, 12:43:59 | Сообщение # 32
    Полковник
    Группа: Забаненый
    Сообщений: 497
    UA
    Украина
    Статус: вне форума
    НЕВЕЛЬСКОЙ Геннадий Иванович
    1813-1876



    Г.И. Невельской, известный исследователь Дальнего Востока, родился 23 ноября (5 декабря) 1813 года в селе Дракино Солигаличского уезда Костромской губернии, в дворянской семье. Он окончил Морской кадетский корпус (1832) и офицерские "классы" (1836). В 1836 году в чине лейтенанта Невельской был назначен служить на эскадру Ф.П. Литке. До 1846 года служил на кораблях в Северном, Балтийском и Средиземном морях. В 1846 году совершил плавание вокруг Европы. В 1847 году стал командиром военно-транспортного корабля "Байкал". В 1848-1849 годах Невельской на корабле "Байкал" прошел с грузом из Кронштадта вокруг мыса Горн в Петропавловск-Камчатский, затем вышел в Охотское море, исследовал и составил описание Сахалина, доказав, что Сахалин - остров, а не полуостров (как ранее считалось), исследовал Сахалинский залив, Татарский пролив, низовья Амура и другие районы Дальнего Востока. За эти исследования и открытие мореходного входа в устье Амура 6 декабря 1849 года он был произведен в капитаны II ранга. Летом 1850 года Г.И. Невельской основал пост Николаевский (ныне г. Николаевск-на-Амуре).

    25 августа 1854 года "за отличное исполнение особых Высочайших повелений в Нижнеамурском крае, производившихся с ничтожными средствами в пустынных и отдаленных местах, среди дикарей и сопряженных с неимоверными лишениями и постоянной опасностью для жизни, особыми трудами, бдительностью и отважностью, за распространение российского влияния на народы, обитающие на острове Сахалин и на берегах лимана реки Амур, южных берегах Охотского моря, берегах Татарского пролива, и заложившего этими действиями основание для присоединения к России всего Приамурского и Уссурийского краев" Г.И. Невельской был произведен в контр-адмиралы.

    В 1855 году Невельской был назначен начальником штаба морских сил при генерал-губернаторе, но 10 декабря 1856 года из-за трений с Адмиралтейством был отстранен от своей должности и отозван в Петербург; в 1857 году назначен главой Ученого отдела Морского технического комитета. В 1857-1876 годах составлял инструкции для командиров кораблей, отправлявшихся на Дальний Восток, редактировал статьи для "Морского сборника", участвовал в работе Русского географического общества, Общества содействия русскому торговому пароходству, работал над книгой "Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России".

    Активная деятельность Г.И. Невельского, понимавшего важное экономическое и стратегическое значение освоения Восточной Сибири, предопределила учреждение правительством России постоянной Амурской экспедиции для изучения Амура, Приамурья, о. Сахалин, Уссурийского края и других районов Дальнего Востока.

    За отличную и усердную службу Г.И. Невельской был награжден орденами Св. Станислава IV степени (1838), Св. Анны III степени (1841), Св. Владимира IV степени (1850), Св. Анны II степени с Императорской короной (1853), Св. Владимира III степени (1853), Св. Станислава I степени (1855), Св. Анны I степени и пожизненным пенсионом в 2 тыс. рублей серебром в год (1858). 1 января 1864 года Г.И. Невельской был произведен в вице-адмиралы, а в начале 1874 года - в полные адмиралы.

    Именем Невельского названы пролив и залив на Дальнем Востоке, мыс, гора на Сахалине, город (1846), подводная гора в Тихом океане, одна из улиц Кинешмы, крейсер "Адмирал Невельской" (1913).

    В 1860-1876 годах жил в родовой усадьбе Рогозиниха Кинешемского уезда.

    Адмирал скончался 17 (29) апреля 1876 года в Санкт-Петербурге и был погребен на кладбище Новодевичьего монастыря. Позже рядом с адмиралом была похоронена его вдова - Екатерина Ивановна Невельская (1834-1879). Два одинаковых белых креста на 7-й дорожке (16 участок) не заметить невозможно.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.
    Вложения скрыты от гостей. Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь, что бы видеть вложения.



     

    kiderДата: Вторник, 02.04.2013, 17:29:22 | Сообщение # 33
    Полковник
    Группа: Забаненый
    Сообщений: 497
    UA
    Украина
    Статус: вне форума
    Григорий Иванович Бутаков



    Григорий Иванович Бутаков – личность для российского флота легендарная, по масштабу талантов сравнимая, пожалуй, только со Степаном Осиповичем Макаровым.

    Родился Григорий Бутаков 9 октября 1820 г. в Риге в семье морского офицера. С 10 лет начал осваивать флотскую науку, поступив в Морской шляхетский кадетский корпус в Санкт-Петербурге. В 17 лет, получив чин мичмана, был назначен на линейный корабль «Силистрия» флаг-офицером к главнокомандующему Черноморским флотом вице-адмиралу М.П. Лазареву. Для молодого офицера началась нелегкая корабельная служба. Уже в мае 1838 г. Григорий Бутаков получил боевое крещение, участвуя в высадке десантов у берегов Абхазии и в боях у устья реки Туапсе. Видимо, молодой офицер проявил себя достойно, раз был награжден сразу двумя орденами: Св.Анны 4-й степени и Св.Станислава 3-й степени с мечами (для молодого мичмана на первом году службы случай редкий). Осенью 1846 г., всего на девятом году службы, Бутаков получил в командование корабль. Конечно, это был не многопалубный гигант с десятками пушек, а всего лишь тендер с многообещающим названием «Поспешный». Но это уже была самостоятельная командная должность, с которой, по большому счету, и начинается настоящий рост флотского офицера. До этого назначения Григорий успел послужить на трех кораблях, дважды участвовать в походах по Средиземному морю и сделать два изобретения, которые стали использоваться на флоте.

    Он разработал особый способ «туманных сигналов» и изобрел оригинальную разновидность брашпиля.Адмирал Лазарев не только поощрял научные увлечения молодого офицера, но и стремился их использовать в интересах фота. Именно Бутакову он поручил провести подробную опись черноморского побережья и составить лоцию. Эта кропотливая работа продолжалась около трех лет. В результате была подготовлена первая «Лоция Черного моря», изданная в 1851 г. За отличное выполнение этого задания Бутаков был произведен в чин капитан-лейтенанта и награжден бриллиантовым перстнем. Весной 1851 г. Григория Ивановича отправили в Англию для контроля над постройкой парохода «Дунай». Под его командованием пароход, обогнув Европу, пришел в Николаев. С этого времени практически вся служба Бутакова проходила на паровых кораблях. Вскоре он стал признанным авторитетом их боевого применения, что и продемонстрировал в первом же бою.В конце 1852 г. капитан-лейтенант Бутаков был назначен командиром лучшего на Черноморском флоте 11-пушечного пароходо-фрегата «Владимир», которому предстояло прославиться на весь мир.

    Утром 5 ноября 1853 г. «Владимир», имея на борту адмирала Корнилова, вышел на поиски эскадры Нахимова. Вскоре с корабля увидели дым, а затем мачты и трубу парохода, который оказался турецким. Бутаков, поддержанный Корниловым, принял решение – атаковать. Началось преследование. Сблизившись с противником, «Владимир» открыл артиллерийский огонь. Завязалась активная перестрелка. В ходе боя Бутаков увидел, что у неприятельского парохода нет орудий на корме. Используя превосходство в скорости, он стал активно маневрировать, производя залп из бортовых орудий, а затем уходить в кильватер противнику, избегая его ответного бортового огня, но имея возможность использовать свои носовые орудия. Больше двух часов «Владимир» обстреливал турецкий корабль, произведя на нем значительные разрушения. В 13 часов на турецком корабле спустили флаг. «Посланные овладеть призом, - писал впоследствии Григорий Иванович в своих «Записках», – нашли на нем страшную картину разрушения и гибели: обломки штурвала, компасов, люков, перебитые снасти, перемешанные с оружием, трупами, ранеными, кровью, каменным углем. Ни одной переборки, которая была бы цела. Бока, кожухи, будки избитые. Паровая и дымовая трубы, как решето! Не забуду никогда момента, когда на пленном пароходе подняли наш флаг: я закричал команде, указывая в ту сторону: «Ребята! Там поднимают русский флаг». Нужно было слышать, каким единодушным ура мне ответили. «Поздравляю!» – новое ура. «Спасибо!». Взятый пароход с командой в 159 чел. носил название «Перваз-Бахри». «Морской вьюн», так переводится название турецкого корабля, вывернуться от русских моряков не смог. Корнилов высоко оценил действия экипажа и командира «Владимира».

    «Капитан-лейтенант Бутаков распоряжался как на маневрах, – написал он в своем донесении, – действия артиллерии были быстры и метки». Уже первый бой паровых кораблей продемонстрировал их существенные преимущества перед парусными. Во время боя турецкая и две русские эскадры находились неподалеку, слышали звуки выстрелов, но принять участия в бою не могли из-за безветрия.7 ноября 1853 года «Владимир» вошел на Севастопольский рейд, ведя на буксире «Перваз-Бахри», на мачте которого над приспущенным турецким флагом развевался русский флаг. За эту победу Бутаков был произведен в капитаны 2-го ранга и награжден орденом Св. Георгия 4 степени. А адмирал Нахимов, чтобы не дожидаться присылки ордена из Петербурга, вручил Григорию Ивановичу свой орден, полученный еще за Наваринское сражение.Война только начиналась, и Бутакову еще довелось участвовать в нескольких боевых операциях и отличиться на суше при защите Малахова кургана.

    В 1856 году он был произведен в контр-адмиралы и назначен заведующим морской частью в Николаеве, а затем стал военным губернатором Николаева и Севастополя. Впереди у Г.И. Бутакова было командование эскадрами, чины полного адмирала и генерал-адъютанта, членство в Государственном совете и высшие ордена России, Демидовская премия Российской академии наук за труды, которые переиздали во всех морских державах, и разработка системы оперативно-тактической подготовки флотских офицеров. Но все это в подробностях известно только специалистам, а в истории он остался как командир, открывший своей победой эпоху боевого парового флота.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.
    Вложения скрыты от гостей. Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь, что бы видеть вложения.



     

    kiderДата: Вторник, 02.04.2013, 17:32:00 | Сообщение # 34
    Полковник
    Группа: Забаненый
    Сообщений: 497
    UA
    Украина
    Статус: вне форума
    ПОПОВ Андрей Александрович (1821-1898)



    Русский адмирал, кораблестроитель А.А. Попов родился 22 сентября (4 октября) 1821 года в Петербурге в семье поручика Корпуса корабельных инженеров (впоследствии - управляющего Охтинской верфью, известного кораблестроителя и генерал-майора) Александра Андреевича Попова (1788-1859). Уже в детстве Андрей отличался необыкновенной любознательностью, настойчивостью, любил читать, особенно о море. Целыми днями мальчик пропадал на чердаке, куда сваливали старые книги. Перелистывая пожелтевшие страницы, будущий адмирал мысленно путешествовал с экспедициями Беринга, Прибылова, Шелехова, совершал кругосветные плавания на шлюпах "Надежда" и "Нева" под флагами Крузенштерна и Лисянского, ходил в антарктические походы под командой Лазарева и Беллинсгаузена. Увлеченность историей российского флота уже в 9-летнем возрасте привела Попова в морскую роту Александровского корпуса. В следующем году его перевели в петербургский Морской кадетский корпус.

    В 1838 году 17-летний А.А. Попов закончил Морской кадетский корпус с присвоением ему чина мичмана и зачислением в 32-й флотский экипаж, на Черноморский флот. В составе экипажа Попов принимал участие в боевых действиях против горцев на Кавказе, мичманом, а затем лейтенантом служил на кораблях на Черном море. Вскоре молодому офицеру доверили и командование его первым кораблем, он был назначен капитаном парохода "Метеор" - одного из вспомогательных крейсеров Черноморского флота.

    В 1853 году, перед началом Крымской войны, капитан-лейтенант А.А. Попов получил ответственное задание. Он был командирован в Константинополь для собирания сведений о вооружении Босфора и близлежащих к нему укрепленных мест по Черному морю и Дунаю до Рущука. В мае 1853 года провокационные действия англичан вызвали разрыв дипломатических отношений между Россией и Турцией, 11 октября 1853 года началась война. На помощь туркам в пролив Босфор вошла англо-французская эскадра, а 18 ноября произошел знаменитый Синопский бой, в котором русские корабли под командой адмирала Нахимова наголову разгромили вражеский флот.

    В сентябре 1854 года началась героическая оборона Севастополя, и капитан-лейтенант Попов был назначен офицером особых поручений при Нахимове и Корнилове. С этого дня два прославленных адмирала стали молодому моряку примером для подражания. И тогда же Попов совершил свой первый подвиг. Осенней сентябрьской ночью 1854 года из осажденного Севастополя вышел с потушенными огнями пароход-фрегат "Тамань". Искусно лавируя между английскими и французскими судами, он прорвал блокаду и благополучно прибыл в Одессу, блестяще выполнив приказ Нахимова. Командовал "Таманью" А.А. Попов. Зайдя затем в Николаев и получив груз для осажденного города, "Тамань" еще раз прошла сквозь англо-французскую эскадру и вернулась обратно в Севастополь. За этот подвиг А.А. Попов был произведен в капитаны 2 ранга. Во время Крымской кампании Попов командовал также пароходами "Эльбрус", "Андия" и "Турок", крейсируя по Черному морю, уничтожил шесть турецких транспортных судов.

    В 1855 году, во время осады Севастополя, снятые с кораблей пушки были установлены на береговых бастионах. А.А. Попов руководил установкой морских орудий на укреплениях Севастополя, организовал перевозку войск с северного берега на южный, а затем заведовал артиллерийским снабжением всей оборонной линии города. Так впервые проявился инженерный и изобретательский гений Попова. В период обороны Севастополя Попов состоял при адмиралах П.С. Нахимове и В.А. Корнилове, участвовал в устройстве бона для преграждения неприятелю входа в Севастопольский рейд, снарядил два брандера и приспособил морскую артиллерию с потопленных кораблей к сухопутным укреплениям. А.А. Попов был награжден Золотым оружием с надписью "За храбрость" и двумя орденами. Начав кампанию капитан-лейтенантом, он закончил ее в чине капитана 1 ранга (1856).

    В 1855 году А.А. Попов был назначен флигель-адъютантом, а вскоре командирован с театра военных действий в Кронштадт, Выборг, Свеаборг и другие укрепленные порты побережья Балтийского моря. В 1856 году Попов получил ответственное назначение, он стал начальником штаба Кронштадтского порта, и оставался на этой должности до 1858 года. В эти же годы капитан 1 ранга Попов в качестве совещательного члена кораблестроительного комитета руководил постройкой новых военных судов в Архангельске. Под его руководством и отчасти по его же проектам были построены 14 винтовых корветов и 12 клиперов. В ту эпоху, когда паровой флот начал вытеснять парусники, А.А. Попов оказал большое влияние на создание нового, парового флота России. Удачно сочетая талант командира и судостроителя, А.А. Попов вместе с С.О. Макаровым создавал образцы первых мин - грозного и совершенно нового по тем временам вида оружия, изучал боевое применение минных катеров.

    В 1858-1861 годах, командуя отрядом из двух корветов ("Рында" и "Гридень") и клипера "Опричник" (2-й Амурский отряд), А.А. Попов перешел из Кронштадта в Японское море, плавал у берегов Японии, провел исследования побережья русского Приморья, один из заливов которого (у 45-й параллели) был назван в честь корвета Попова "Рында". В 1861 году А.А. Попов был произведен в чин контр-адмирала, а вскоре избран действительным членом Кораблестроительного и Морского учёного комитетов, занимался переделкой парусных судов в винтовые. В этом же году он был назначен командиром Тихоокеанской эскадры и совершил плавание к берегам Англии. В 1863-1864 годах, командуя эскадрой, плавал в Тихом океане, а затем выполнил еще одну важную миссию.

    18 июля 1863 года эскадра из пяти кораблей (фрегаты "Александр Невский" и "Пересвет", корветы "Варяг" и "Витязь", клипер "Алмаз") во главе с флагманом "Александр Невский" вышла из Кронштадта и направилась к берегам Америки. Шестой корабль, фрегат "Ослябя", находился в это время в Средиземном море и добирался в Америку самостоятельно. Командовал эскадрой военно-морской атташе России в США Степан Степанович Лесовский, недавно вернувшийся из Вашингтона и ставший уже контр-адмиралом. А на клипере "Алмаз" отправлялся к далёким берегам молодой гардемарин, лишь недавно окончивший Морской кадетский корпус, - Николай Римский-Корсаков. Подготовка похода производилась в обстановке строжайшей секретности: о месте назначения, маршруте следования и истинных целях экспедиции командиры кораблей узнали лишь перед самым выходом из Кронштадта. В случае появления препятствий со стороны флота какой-либо страны предполагалось прорываться с боем. Так как в эти годы отношения России с Англией и Францией были очень сложными, то чтобы уменьшить риск встречи с кораблями враждебных стран, решено было идти не через Ла-Манш, а обогнуть Британские острова с севера. Запрещалось также по пути следования заходить в какие бы то ни было порты, дабы не раскрыть движение эскадры. Хотя погода не благоприятствовала этому, корабли шли под парусами (все они имели и паровой двигатель и паруса), экономя уголь ввиду возможных боевых действий. К счастью этого не произошло, и в середине сентября эскадра благополучно добралась до американских берегов, бросив якорь в гавани Нью-Йорка.

    Почти одновременно с выходом из Кронштадта эскадры С.С. Лесовского, из Николаевска-на-Амуре отправилась вторая эскадра, которая, выйдя в Тихий океан, взяла курс на Сан-Франциско. Состояла она тоже из шести кораблей, хотя и более низкого ранга (4 винтовых корвета - "Богатырь", "Калевала", "Рында" и "Новик", и 2 клипера - "Абрек" и "Гайдамак"). Командовал ею контр-адмирал А.А. Попов. К 1 октября 1863 года русские корабли достигли Сан-Франциско. Появление двух русских эскадр в Нью-Йорке и Сан-Франциско словно взрыв бомбы потрясло политиков в Лондоне и Париже, заставив их призадуматься: теперь в случае начала войны с Россией на их торговых коммуникациях появилась бы целая дюжина русских паровых судов, способных решать любые задачи. А население Соединённых Штатов встретило весть о приходе военных кораблей из России с огромным энтузиазмом: это значило, что у Америки появился союзник. Газеты писали о братстве двух стран, люди радостно приветствовали русских моряков на улицах Нью-Йорка, Бостона, Сан-Франциско, а власти устраивали в их честь приёмы и балы. В ноябре 1863 года часть кораблей Атлантической эскадры вошла в Потомак, и их команды посетили Вашингтон, побывали в Конгрессе, а С.С. Лесовский с командирами кораблей был принят президентом США Авраамом Линкольном. Жена Линкольна (сам президент был нездоров) и госсекретарь Сьюард посетили фрегат "Александр Невский".

    В Сан-Франциско русские корабли Попова оказались единственной защитой горожан от возможного нападения южан, поскольку у северян военного флота на Тихом океане практически не было. Адмиралу Попову было строго предписано придерживаться нейтралитета в Гражданской войне и не вступать в бой с кораблями южан в открытом море и при нападении на защищающие город форты. Однако в случае их нападения на город с угрозой жизни его мирному населению разрешалось применить для защиты горожан всю мощь оружия русской эскадры. К счастью, этого не потребовалось. Но и без этого город очень тепло принимал русских моряков, и Попов писал 11 ноября 1863 года: "5-го числа город Сан-Франциско дал бал в знак общего расположения к России. Бал этот стоил более 15 тыс. долларов, и в летописях Сан-Франциско, конечно, останется памятным надолго".

    Этот Американский поход имел огромное политическое значение для России и Америки. В разгар Гражданской войны в Соединенных Штатах приход русской эскадры выражал открытую поддержку законному федеральному правительству президента Линкольна в борьбе против мятежников юга и возможной интервенции со стороны Англии и Франции. В то же время, когда сама Россия находилась на грани очередной войны против Англии и Франции, поход русских кораблей к американским берегам показал силу возрождающегося после поражения в Крымской войне российского флота.

    Более девяти месяцев находились русские корабли в США, побывав в разных городах восточного и западного побережья. Не только балами и приёмами было заполнено это время: моряки помогали горожанам в тушении пожаров, частых тогда в американских городах из-за множества деревянных домов, за что даже получили благодарности от муниципалитетов Аннаполиса и Сан-Франциско; офицеры эскадры Лесовского собрали деньги и передали их для благотворительных заведений Нью-Йорка. Но главную помощь гражданам США корабли оказали самим своим присутствием в американских портах: Англия и Франция в создавшихся условиях не решились открыто вступить в войну на стороне мятежных южан. А за это время произошли важные события, изменившие ситуацию в мире. После битвы при Геттисберге летом 1863 года инициатива окончательно перешла к войскам федерального правительства (северянам). В начале мая 1864 года началось наступление генерала Гранта и знаменитый "марш к морю" генерала Шермана. Поражение Конфедерации стало неизбежным.

    Российская дипломатия во главе с министром иностранных дел князем А.М. Горчаковым сумела расстроить замыслы похода объединённой Европы на Россию и заставила Англию и Францию отказаться от вмешательства во внутренние русские дела. Опасность войны миновала, и 4 июня 1864 года, оказав моральную поддержку американскому Северу и сорвав образование антирусской коалиции Англии, Франции и Австрии, эскадра С.С. Лесовского покинула Нью-Йорк, а 1 августа того же года из гостеприимного Сан-Франциско вышла в обратный путь в Кронштадт и эскадра А.А. Попова. По сути, тогда впервые Россия и США выступили союзниками, чем, вероятно, был предотвращён военный конфликт мирового масштаба.

    До 1864 года А.А. Попов командовал эскадрой Тихого океана, а затем, вернувшись в Кронштадт после Американской экспедиции, занялся вопросами кораблестроения, неоднократно командировался за границу для изучения зарубежного опыта военного кораблестроения. В 1869 году по проекту Попова в Санкт-Петербурге, на верфи Галерного острова, был заложен брустверный броненосец "Крейсер", переименованный в 1872 году в честь 200-летия императора Петра I в "Петр Великий". Конкурс на проект лучшего броненосца был проведен Морским министерством России в 1867 году, и победа в нем проекта контр-адмирала А.А. Попова была убедительной.

    В 1867 году А.А. Попов избран членом кораблестроительного отдела Морского технического комитета, а в 1868 году - членом Совета торговли и мануфактур. Попов был активным сторонником строительства в России парового броненосного флота. Начиная с 1867 года, он разработал ряд оригинальных проектов броненосных кораблей, и "Петр Великий" был лучшим в те времена в мире, но лишь одним из них. Этот броненосец стал триумфом Попова. Корабль водоизмещением почти в 10 тысяч тонн имел четыре 85-миллиметровых орудия в двух башнях. Две паровые машины обеспечивали ему скорость 12,5 узла. Толщина брони колебалась от 75 мм до 356 мм. Броненосец был впервые в мире оснащен гидравликой для подъема орудий и поворота башен, и в свое время считался одним из наиболее сильных военных судов в мире. Вот что писал известный английский судостроитель Е.Рид в газете "Таймс": "Русские успели превзойти нас как в отношении боевой силы существующих судов, так и в отношении новых способов постройки. Их "Петр Великий" совершенно свободно может идти в английские порты, так как представляет собой судно более сильное, чем любой из собственных наших броненосцев".

    После строительства "Петра Великого" Попов выдвинул идею постройки броненосных крейсеров (впоследствии они назывались крейсерами 1-го ранга). Эта идея была тотчас подхвачена многими иностранными государствами. И в основу почти всех зарубежных проектов легли мысли и соображения русского судостроителя. В 1869-1870 годах А.А. Попов руководил строительством полуброненосных фрегатов "Генерал-адмирал" и "Герцог Эдинбургский", положивших начало новому классу кораблей - броненосных крейсеров. Фрегат "Генерал-адмирал", спущенный на воду в 1872 году в Петербурге, стал первым в мире океанским броненосным крейсером.

    В 1871 году А.А. Попов был произведен в генерал-адъютанты, а в 1872 году - в вице-адмиралы. Когда в 1876 году Попов был избран членом Адмиралтейств-совета, он был уже не только известным флотоводцем, но и знаменитым кораблестроителем. Он отдает кораблестроению всего себя, создает новые типы судов. После поражения в Крымской войне Россия создает на Черном море новый флот. Для защиты входов в Керченский пролив и Днепро-Бугский лиман было решено построить броненосные корабли. А.А. Попов разработал и предложил новый тип круглых броненосных судов с большим водоизмещением и малой осадкой. По его чертежам и под его руководством строятся броненосные крейсеры, спущен на воду первый "круглый" корабль "Новгород", а в 1875 году - немного больший по размерам, но аналогичный по форме броненосец "Киев", переименованный высочайшим указом в "Вице-адмирал Попов". Впоследствии эти корабли по имени их создателя назвали "поповки". Что же представляли собой эти "странные" суда?

    "Вице-адмирал Попов" - бронированный корабль с круглым корпусом в виде цилиндра диаметром 120 футов, осадкой 12 футов, водоизмещением 3550 т. В башне располагались два 12-дюймовых орудия. Судно имело шесть винтов и двигалось со скоростью 8 узлов. Попов испытал модель этого судна на воде, затем сделал паровую шлюпку аналогичной конструкции и после проверки ее мореходных качеств приступил к строительству броненосца. Круглые корабли Попова - "поповки" - вызвали неоднозначную реакцию специалистов. Конечно, в определенном смысле судно подобного типа - с утолщенной броней и увеличенным калибром артиллерии, с появлением новых требований (например, скорости, мореходности, плавности качки) может показаться невыгодным. На крупной волне корабль мог переваливаться, как блин, качаясь во всех направлениях; причем качка из-за большой ширины и малой осадки могла быть очень стремительной и резкой, что плохо отразится на здоровье экипажа и качестве артиллерийской стрельбы. Круглая форма корпуса и шесть винтов делали судно тихоходным. Но если исходить не из требований, предъявляемых обычно к мореходным броненосным кораблям, а из целевого назначения, предусмотренного во время их проектирования, то "поповки" полностью отвечали этим требованиям, и, следовательно, никакой ошибки Попова не было. Более того, английский ученый-судостроитель Вильям Фруд в ноябре 1875 года сообщал о возможности применения принципа "воздушной смазки" к широким или совсем круглым в плане судам, причем ссылался на форму днища русского корабля типа "поповки". Так что в некотором роде круглые корабли Попова явились прототипом для современных судов на воздушной подушке.

    Не совсем удачной оказалась и императорская яхта "Ливадия", построенная по проекту Попова. Яхта, напоминавшая по идее "поповку" (длина 235 м, ширина 153 м, водоизмещение 4400 т), представляла собой целый плавучий дворец, очень удобный по внутреннему размещению, но по мореходным качествам была не вполне удовлетворительна, так как широкая форма корпуса требовала большую силу машины (до 13000 JHP для 15 узлов; у судов обыкновенной конструкции понадобилось бы не более 8000 - 9000).

    В 1877 году А.А. Попов был назначен начальником штаба эскадры. Он возглавил проектирование и наблюдение за строительством первых русских миноносцев. Кроме того, в 1877-1878 годах, во время русско-турецкой войны, Попов руководил переоборудованием торговых судов "Европа", "Азия" и "Африка" в крейсера. В 1880 году вице-адмирал Попов был поставлен во главе кораблестроительного отдела Морского технического комитета, членом которого он являлся с 1870 года почти до самой смерти.

    В 1891 году А.А. Попов был произведен в полные адмиралы. В последние годы жизни он руководил проектированием полуброненосных фрегатов улучшенной серии "Дмитрий Донской" и "Владимир Мономах", строительство которых было завершено в 1899 году, уже после смерти адмирала. Скончался А.А. Попов 6 (18) марта 1898 года в Петербурге, был похоронен на Смоленском православном кладбище.

    Сподвижник В.А. Корнилова и П.С. Нахимова, адмирал Андрей Александрович Попов был богато одаренным, широко образованным человеком, отдавшим всю свою жизнь делу российского кораблестроения. Иногда его называли чудаком-адмиралом, который строил круглые корабли, но, тем не менее, вклад этого талантливого человека, замечательного моряка и кораблестроителя в дело создания броненосного и крейсерского флота России бесспорен. Недаром академик-кораблестроитель А.Н. Крылов называл Попова "истинным учителем флота"...
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.
    Вложения скрыты от гостей. Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь, что бы видеть вложения.



     

    atlanticoДата: Суббота, 13.04.2013, 03:27:58 | Сообщение # 35
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Френсис Дрейк



    Один из «пиратов королевы Елизаветы» и активнейший участник англо-испанской борьбы XVI века, Фрэнсис Дрейк отличился тем, что возглавил второе в истории кругосветное плавание, а в 1587–1588 годах стал одним из тех, кто руководил разгромом «Непобедимой армады».
    Фрэнсис Дрейк родился около 1540 года в Тейвистоке, графство Девоншир. С юных лет он служил на море. В 1565 году Дрейк перевозил рабов из Гвинеи в Южную Америку, командовал кораблем «Джюдит» в пиратской экспедиции Джона Гаукинса против испанских работорговцев (1567), в 1567–1577 годах осуществил несколько успешных морских походов к испанским владениям в Вест-Индии.
    В 1577–1580 годах Дрейк совершил второе (после Ф. Магеллана) кругосветное плавание. Командуя кораблем «Пеликан» (по пути переименованным в «Голден Хинд»), он оставил Плимут в составе экспедиции из пяти судов, достиг Тихоокеанского побережья Америки и участвовал в грабеже испанских владений. В 1578 году в устье Ла-Платы моряк захватил португальское судно, взял в плен лоцмана Г. да Силва и
    прошел Магелланов пролив. Шторм разметал и уничтожил суда экспедиции. Корабль Дрейка унесло на юг до 57 градуса южной широты. Это позволило установить, что материк, который ожидали найти между 40 и 45 градусами южной широты, не существует. Дрейк обогнул Америку с юга, пройдя проливом, который назвали его именем. Двигаясь на север вдоль берегов Южной Америки, пират обследовал их и одновременно грабил испанские суда и города в Перу и Чили. Он прошел до 48 градуса северной широты и вновь спустился на юг, открыл бухту Сан-Франциско, откуда пошел к Моллукским островам. В июле 1580 года его корабль обогнул мыс Доброй Надежды и в сентябре с богатой добычей вернулся в Плимут. Королева Елизавета I встретила его с почестями и наградами. Дрейк стал мэром Плимута, инспектором королевской комиссии по проверке состояния флота, в 1584 году его избрали членом палаты общин. Когда при дворе Елизаветы задумали поход для организации базы на Азорских островах, руководителем экспедиции намечали Дрейка.
    После того как испанцы вероломно захватили английские суда, доставившие по приглашению короля пшеницу в голодающую Испанию летом 1585 года, Елизавета наложила эмбарго на испанскую собственность в Англии и приказала Дрейку, получившему звание генерал-адмирала, собрать большой флот. Моряк созвал бывших соратников. Вице-адмиралом стал Мартин Фробишер, а контр-адмиралом — кузен королевы Фрэнсис Ноллис. Всего удалось вооружить 21 судно с 2300 солдатами и матросами — самый большой флот, которым Дрейк командовал. Первый набег он совершил на бухту Виго, затем — на острова Зеленого Мыса. В начале 1586 года десант с судов Дрейка овладел городом Санто-Доминго на Эспаньоле и другими испанскими городами. 28 июля Дрейк прибыл в Плимут с крупной добычей.
    Плавание показало слабость империи Филиппа II. Но мысль о вторжении в Англию неустанно занимала испанского короля, ибо соперничество англичан на море с Испанией все больше возрастало. Первоначальный план испанцев, разработанный маркизом Санта-Круц, предполагал сосредоточить в Кадисе и Лиссабоне около 150 военных судов и транспортный флот, способный перевезти в Англию армию в 55 тысяч человек. Однако ввиду трудностей такой массовой транспортировки план изменили. Решено было использовать для вторжения в Англию армию, находившуюся в Нидерландах. Командовавший ею герцог Пармский должен был приготовить войска и соответствующее число плоскодонных судов для переправы через пролив, а Санта-Круц — доставить на своих судах другую часть войск в Ла-Манш и прикрыть переправу соединенной испанской армии под начальством герцога. Испанцы спешно готовились к завершению плана и весной 1587 года уже были близки к этому, когда адмирал Дрейк внезапно появился перед Кадисом.
    В Англии знали об испанских планах. Контрудар готовили в строжайшей тайне. В марте 1587 года Дрейк собрал 13 кораблей и несколько меньших судов с отрядом пехоты. Ему предстояло уничтожать испанские суда и запасы на стоянках, чтобы не позволить собрать все силы Санта-Круца в Лиссабоне. 19 апреля Дрейк внезапно вступил в гавань Кадиса, где стояли еще не готовые к походу корабли. Отбив попытки испанских галер контратаковать его суда, Дрейк приступил к истреблению кораблей и запасов. Было уничтожено 30 судов, 10000 тонн провизии. Дрейк захватил во внутренней гавани огромный галеон самого маркиза Санта-Круца, после чего благополучно вышел в море.
    По пути к Лиссабону англичане разрушили замок Сагриш — жилье Генриха Мореплавателя, истребили рыболовные суда и захватили 47 каравелл, перевозивших продовольствие в Лиссабон. Подойдя к сильно укрепленной португальской столице, Дрейк попытался выманить испанцев в море. Однако и здесь их флот еще не был готов. Так как атаковать Лиссабон было рискованно, Дрейк ушел в море, к мысу Сан-Висенти, где препятствовал соединению испанских кораблей. В мае Дрейк ходил к Азорским островам, взял большой каррак «Святой Филипп» с восточными товарами огромной ценности и 26 июня 1587 года вернулся в Плимут. Уничтожение кораблей и запасов для них побудило испанцев отложить экспедицию на год. 9 февраля 1588 года скончался маркиз Санта-Круц. Назначенный вместо него против своего желания герцог Медина Сидония, по собственному признанию, не имел для этой экспедиции ни опыта, ни знаний.
    Елизавета, обеспокоенная приготовлениями испанцев, пробовала умилостивить Филиппа II, но безуспешно. Тогда она вновь обратилась к своему генерал-адмиралу. В конце 1587 года она назначила его командиром эскадры из 30 судов, которым предстояло уничтожать испанские корабли при встрече. Однако после смерти Санта-Круца Елизавета рассчитывала на мирные переговоры и остановила действия флота. Дрейк был вынужден ограничиваться разведкой. Он упрашивал королеву разрешить поход для истребления испанских кораблей к Лиссабону. Только 10 мая Тайный совет решил создать два флота: один под командованием первого лорда адмиралтейства Хоуварда и второй — под командованием его заместителя Дрейка, который в этом году получил чин вице-адмирала. Через несколько дней 34 корабля и 8 пинас Хоуварда и 40 судов Дрейка соединились в Плимуте. Пока эскадры готовились, пришло известие, что «Непобедимая армада» готова выйти из Лиссабона.
    К маю 1588 года у испанцев на реке Тахо стояли 130 судов водоизмещением 57 тысяч тонн с 2400 орудиями, 8000 матросов и 19000 солдат. У англичан главные силы из 80 судов под командою адмирала Хоуварда были сосредоточены в Плимуте, эскадра пролива из 50 линейных судов под командою Сеймура — на Темзе в Дуврском проливе, и эскадра графа Юстина Нассауского блокировала Дюнкирхен и Ньевпорт, в которых стояли плоскодонные суда герцога Пармского.
    30 мая флот испанцев выступил. Герцогу Медина Сидония следовало при встрече с Дрейком у устья Ла-Манша стараться его уничтожить. Так как английская артиллерия была лучше, испанцы рассчитывали на абордаж.
    Уже после первой бури герцогу Медина Сидония пришлось зайти с частью флота на ремонт в Корунью. Ввиду значительных повреждений флота и приближения осени, военный совет высказался за отсрочку экспедиции; но так как приказание короля было категорично, то Сидония все же решил наступать и вышел из Коруньи 12 июля по направлению к мысу Лизард. По пути треть флота рассеяла буря. На военном совете большинство высказалось за нападение на неприятельский флот в Плимуте. Но герцог отказался от удобного случая, заявив, что главная его задача — соединение с герцогом Пармским. Тем временем Дрейку стало известно, что армаду видели у мыса Лизард, в 60 милях от Плимута. На следующий день, как только позволил ветер, англичане вышли в море. К вечеру выступили и 50 судов Хоуварда, предупрежденного Дрейком, а жители страны с оружием направлялись к побережью.
    Испанский флот направился в Кале, оставив в тылу английский плимутский отряд. Англичане не замедлили воспользоваться этим, вышли в море и, заняв наветренное положение, все время тревожили испанцев. Дрейк вновь отличился. С восемью судами он неожиданно атаковал испанский арьергард. Армада шла необычным строем: более слабые суда окружало кольцо больших галеонов. Англичане первой целью избрали галеон «Сан-Жуан». Под огнем артиллерии испанские корабли смешались, сталкиваясь между собой. Дрейк, несмотря на приказ, оставил позицию, погнался за поврежденным галеоном «Розарио» и взял его, овладев значительными богатствами. Вечером 21 июля Дрейк по приказу Хоуварда написал Генри Сеймуру в Дувр, чтобы тот готовил свою эскадру (30 кораблей) встречать идущую на восток армаду. В боях у Портленда 23–24 июля, продолжавшихся много часов, испанцы потеряли лишь два галеона. Еще три дня испанцы отбивали нападения англичан, а 27 июля укрылись в Кале. Здесь же англичане сосредоточили соединенные флоты Хоуварда и Сеймура (140 судов). 28 июля они атаковали испанцев брандерами, вызвав панику. Некоторые суда оказались на мели. Главные силы отступили к Гравелину, где 29 июля на них обрушились англичане. Испанцы были разбиты наголову. Дрейк находился в гуще сражения. Он единственный из британских адмиралов был уверен в том, что армада потерпела неудачу. Англичане преследовали испанцев, пока те не миновали берега Шотландии, и не потеряли ни одного корабля.

    Разгром «Непобедимой армады» дал Дрейку основание добиваться переноса войны в пределы испанской территории. Однако походы 1589 года к берегам Португалии, хотя и принесли прибыль, но не такую, какую привыкли получать от Дрейка. Лиссабон взять так и не удалось, а большинство участников экспедиции погибли от болезней и лишений.
    В 1594 году Дрейку пришлось оборонять берега Англии, тогда как Норрису и Фробишеру — изгонять высадившихся в Бретани испанцев. Только после устранения угрозы нападения испанцев Елизавета I разрешила задуманный Дрейком поход в Вест-Индию. 6 королевских кораблей и 21 судно купцов Сити 29 августа 1595 года оставили Плимут. По пути 26 сентября Дрейк безуспешно пытался высадиться на Канарских островах. При этом испанцы узнали от пленного англичанина, что экспедиция направляется к Пуэрто-Рико, и оповестили власти в Вест-Индии. Испанцы приготовились и отразили нападение на Сан-Хуан. Дрейк с отрядом шлюпок в ночной атаке сжег 4 фрегата. Однако подходы к городу преграждали затопленные суда. Отказавшись от дальнейших нападений на Пуэрто-Рико, Дрейк направился к Панаме. Англичанам удалось ограбить и истребить несколько населенных пунктов, однако больших успехов они не добились: после предыдущих набегов испанцы укрепили города и держали под контролем важные дороги. Начались большие потери в экипажах кораблей от болезней. Заболел и сам Дрейк. Он скончался утром 28 января 1596 года близ Порто-Бельо. Тело знаменитого моряка было опущено в свинцовом гробу в воды залива. В знак признания его заслуг рядом были затоплены несколько судов. Принявший командование Томас Баскервиль пробился мимо испанской эскадры и привел последнюю экспедицию Дрейка в Плимут к концу апреля 1596 года. Весть о смерти Дрейка вызвала восторг и празднества в Испании. Но поражение «Непобедимой армады» уже лишило страну звания великой морской державы, и немалую роль в этом сыграл Фрэнсис Дрейк, мореплаватель и воин.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Суббота, 13.04.2013, 03:30:21 | Сообщение # 36
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Фридрих Вильгельм Канарис



    Адмирал Канарис внес немалый вклад в возрождение германского флота после Версальского мира. Но в историю он вошел более как руководитель германской военной разведки — абвера.
    Фридрих Канарис родился 1 января 1887 года в деревушке Аплербек близ Дортмунда, в семье инженера, который со временем стал директором сталелитейного завода. Мальчик учился в гимназии, а 1 апреля 1904 года поступил в морское училище в Киле. Канарис был в числе лучших кадетов. Один из педагогов охарактеризовал его: «Весьма одарен в теории, прилежание железное». К концу учебы Канарис хорошо говорил по-английски, сносно по-французски и немного знал русский язык. В октябре 1907 года Канариса после экзаменов фенриком — кандидатом на офицерский чин определили на крейсер «Бремен», направленный к берегам Латинской Америки. 28 сентября 1908 года моряка произвели в лейтенанты. Он самостоятельно освоил испанский язык и стал помощником командира крейсера в дипломатических переговорах с латиноамериканскими правителями. За свои дипломатические успехи
    он 13 мая 1909 года получил от президента Венесуэлы орден Боливара V класса. Командир крейсера записал в аттестации: «Хорошая военная подготовка, умение ладить с людьми дополнены скромностью, послушанием и вежливостью».
    В январе 1910 года лейтенанта перевели вторым вахтенным начальником на миноносец «V-162», но на учениях в Северном море он простудился после тропической лихорадки и полгода лечился на берегу. После возвращения Канарис вновь продемонстрировал способности, был аттестован как кандидат на должность командира эсминца и произведен в обер-лейтенанты.
    В декабре 1911 года моряка назначили на крейсер «Дрезден». В 1913 году корабль располагался в Константинополе, к концу года вернулся в Киль и спешно, не завершив ремонта, был отправлен в Веракрус, где сменил крейсер «Бремен», возвращавшийся на родину. Экипаж крейсера помогал европейцам, покидавшим восставшую Мексику. Лично Канарису пришлось, пользуясь методами убеждения, доставить на борт свергнутого президента, генерала Гуэрта, чтобы вывезти его из страны. Но вернуться на родину после успешного выполнения задания не удалось: после начала Первой мировой войны крейсеру следовало действовать на коммуникациях противника.
    Чтобы иметь достоверную информацию, Канарис наладил связь с агентурной сетью в Аргентине и Бразилии, которую создал еще в 1908 году, и стал получать по радио сведения об обстановке, которые помогли крейсеру перейти к устью Ла-Платы и потопить два судна. Когда вблизи оказались английские корабли, командир крейсера ушел на Тихий океан и присоединился к эскадре вице-адмирала Шпее. И его Канарис благодаря своим агентам оповещал о перемещениях противника. Используя эту информацию, Шпее 1 ноября 1914 года истребил английскую эскадру у Коронеля. Канариса наградили Железным крестом 2-й степени. 8 декабря в бою у Фольклендских островов быстроходному «Дрездену» удалось бежать лишь благодаря наступившей ночи. Крейсер ушел на Тихий океан, потопил еще одно судно, но без угля был вынужден зайти на чилийский островок и интернироваться. Однако подошедший к острову крейсер «Глазго», несмотря на нейтралитет Чили, потопил «Дрезден». Канарису пришлось вести переговоры с англичанами, выигрывая время для подготовки затопления крейсера.
    Уцелевших членов экипажа чилийцы вывезли с острова и интернировали. Канариса тяготило безделье. В ночь на 3 августа 1915 года по согласованию с командиром он бежал и 4 октября прибыл в Гамбург. После краткого отдыха молодой офицер представил отчет о действиях «Дрездена», был произведен в капитан-лейтенанты и привлечен к организации разведки на Средиземном море. К началу 1916 года он создал агентурную сеть в главных портах Испании. На испанских верфях тайно строили суда для снабжения германских подводных лодок. Однако шпионаж Канарису все менее нравился, и он в сентябре 1916 года добился возвращения на флот. В октябре на подводной лодке моряк прибыл в Катарро и вскоре представил отчет о работе, высоко оцененный в Германии. Канариса наградили Железным крестом 1-й степени и направили для обучения на командира подводной лодки. Посланный на Средиземное море офицер сначала служил при штабе. 19 января 1918 года Канарис вышел в первый поход командиром U-34 и 18 февраля вернулся на базу с тремя победами. Способного офицера заметил сам кайзер. В мае Канариса вызвали в Германию для приема новой лодки. В конце августа 1918 года его U-128 вышла в Катарро. Однако после развала Австро-Венгрии в октябре германские базы в Катарро и Поле были взорваны, а подводные лодки 29 ноября вернулись в Германию.
    После ноябрьской революции 1918 года Канарис стал адъютантом военного министра Г. Носке, участвовал в подавлении коммунистического выступления в Берлине и организации убийства К. Либкнехта и Р. Люксембург, а затем возглавлял «следствие» по этому делу. Он поддерживал связь между правительством и моряками, создавал отряды самообороны.
    С 15 февраля 1919 года Канарис служил также в ведомстве военно-морского флота, которое вскоре назвали адмиралтейством, а затем — главным командованием военно-морских сил. Канарис, участвуя в создании новых ВМС, стал одним из влиятельных и осведомленных людей. Он был помощником контр-адмирала Адольфа фон Троты, вставшего во главе адмиралтейства.
    Участник так называемого Капповского путча в марте 1920 года, Канарис оказался в тюрьме по подозрению в государственной измене, но был выпущен. 20 июля 1920 года его перевели в Киль старшим офицером адмиралтейства с задачей помочь в строительстве Балтийского флота. В 1920–1921 годах флот получил линейные корабли, броненосцы и миноносцы, разрешенные условиями Версальского договора. Канарис набирал для них лучших офицеров. Чтобы готовить кадры большого флота, моряк предложил создать секретный людской резерв. Деньги на подготовку решили получить от продажи части оружия с тайных складов. Канарис установил контакт с офицерской организацией, готовящей государственный переворот. Однако участвовать в путче Канарису не пришлось — его в июне 1923 года назначили старшим помощником командира учебного крейсера «Берлин».
    «Пивной путч» Гитлера и выступление боевиков офицерской организации потерпели неудачу. Канариса 15 января 1924 года произвели в капитаны 3-го ранга. Он хотел оставить флот, но начальник базы отговорил его, намекая на активную деятельность. В мае 1924 года капитан 3-го ранга отправился в Японию. Еще с 1920 года германские инженеры начали строить в Осаке подводные крейсера для японского флота. Однако возникли трения, которые Канарису удалось успешно ликвидировать, и работы продолжались. Успех оценили. По возвращении 4 октября Канариса назначили начальником сектора подготовительно-мобилизационных работ при главном командовании ВМС. Начав с использования для боевой подготовки старых судов, со временем стали строить свои крейсера и миноносцы. Канарис выделился, подготовив документ, показавший силу и слабость программы мобилизации флота. Но ему не нравилась бумажная работа.
    Канарис стал сам искать пути пополнения средств на восстановление флота и установил контакт с Вальтером Ломаном, который намеревался в соседних странах создавать подставные фирмы, работающие на подъем военного потенциала Германии. В Испании Канарис наладил связи с промышленниками и политическими кругами, организовал производство торпед и кораблей, сотрудничал со спецслужбами, познакомился с полковником Франко и другими будущими участниками государственного переворота. 1 октября 1926 года Канариса назначили референтом при начальнике штаба ВМС. В 1927 году он начал налаживать связи со странами Южной Америки.
    22 июня 1928 года Канарис вступил в должность старшего помощника командира линкора «Шлезиен», а через год его произвели в капитаны 2-го ранга. В это время Испания заказала подводную лодку по германскому проекту, и Канариса послали в командировку. Однако его связь со спецслужбами стала известна журналистам. Кроме того, моряка обвиняли в непрофессионализме, и новый командующий ВМС Эрих Редер запретил давать ему секретные или политические поручения.
    29 сентября 1930 года за служебное рвение Канариса назначили начальником штаба североморской базы. Здесь он не поладил с Карлом Дёницем, старшим офицером адмиралтейства. 1 октября 1931 года моряка произвели в капитаны 1-го ранга.
    Следствие по поводу эпизода, когда Канарис помог бежать одному из убийц Либкнехта и Люксембург, казалось, поставило на его карьере крест. Спас Канариса союз с нацистами, которые рвались к власти. Среди поддержавших Гитлера на выборах 1932 года было немало морских офицеров, которым импонировало желание фюрера создать могущественный флот. Канарис, которого устраивала антисоветская политика Гитлера, встал на позиции национал-социализма. Вскоре его назначили командиром линкора «Шлезиен», большинство экипажа которого также не симпатизировало республике. Посему гитлеровский переворот 30 января 1933 года вызвал восторг на борту корабля, а Канарис начал воспитание моряков в духе национал-социализма.
    Поссорившегося с собственным начальником контр-адмиралом Бастианом моряка перевели комендантом в крепость Свинемюнде, но вскоре его рекомендовали на пост начальника военной контрразведки — абвера. 2 января 1935 года Канарис приступил к своим обязанностям. Шеф абвера был энергичен и отдавался работе, заставляя крутиться и подчиненных. Он считал необходимым превратить абвер в важнейшую разведывательную службу рейха. Чтобы ликвидировать распри между рейхсвером и СС, Канарис установил тесные отношения с Гиммлером и Гейдрихом.

    Абвер почти не располагал агентурой. В первую очередь капитан 1-го ранга создал агентурную сеть в Европе (в Голландии, Бельгии, Северной Франции). Когда германские войска вступили в Рейнскую область, агенты Канариса сообщили, что Франция не собирается начинать войну. Абверовцы устанавливали связи с иностранными разведками и пользовались результатами их действий друг против друга. В работе агенты применяли новые технические средства: малогабаритные радиостанции, съемку объектов в ультрафиолетовых лучах, микрофотографирование. Успехи абвера становились все весомее, что вызвало зависть Гиммлера, ставшего в 1936 году фактическим главой германской полиции. Однако Канарис добился того, что взаимоотношения ведомств уладились, а отношения между фюрером и шефом абвера стали доверительными.
    Когда летом 1936 года испанские фалангисты подняли мятеж против республики, Канарис приложил немало усилий, чтобы организовать помощь генералам Франко и Мола со стороны Германии и Италии. Совместная помощь режиму Франко стала основой оси Рим — Берлин, организованной стараниями Канариса. Канарис установил связь с агентурой Японии, умело внедрявшейся в СССР. Страна восходящего солнца вошла третьим членом в Антикоминтерновский пакт, подписанный 25 ноября 1936 года между Германией, Италией и Японией.
    В январе 1938 года Канариса произвели в контр-адмиралы; 7 февраля 1938 года он принял руководство управлением при верховном главнокомандующем; сохранив руководство абвером, он должен был руководить также отделами снабжения и внутренних дел. Правда, уже 1 июня его оставили начальником управления «военной разведки и контрразведки», но фактически во главе абвера, в котором организовали зарубежный отдел.
    В это время Канарис начинал понимать жестокость гитлеровского режима. Среди его сотрудников оказались люди антигитлеровской направленности. Однако глава абвера, ограничиваясь разговорами с фрондерами, в то же время верой и правдой служил Гитлеру. Он являлся организатором международных военных провокаций и диверсий при захвате Австрии (1938), Чехословакии (1939), нападении на Польшу (1939), создал широкую шпионско-диверсионную сеть по всему миру.
    Глава абвера то думал, как спасти мир, то предоставлял Гитлеру информацию, возбуждавшую агрессивность фюрера. Так, известия о намерении Черчилля высадить войска в Норвегии побудили Гитлера 9 апреля 1940 года вторгнуться в Данию и Норвегию. 1 апреля 1940 года Гитлер произвел Канариса в адмиралы, после чего глава абвера вновь требовал от подчиненных добросовестного исполнения приказов фюрера. Абверовцы успешно действовали при вторжении в Бельгию и Голландию, а затем и во Францию в 1940 году. Однако именно в эти месяцы появились первые сведения об антигитлеровских действиях сотрудников абвера, которые адмиралу на время удалось замять.
    В 1940 году Канарис договаривался о наступлении испанцев на Гибралтар, но неудача вторжения Италии в Грецию и высадка там английских войск заставили Франко отказаться от Гибралтара. Канарис договорился о примирении Греции с Италией. Однако американский представитель Донован смог переубедить греческое правительство, предложив английскую помощь. Не удалось Канарису опередить Донована и в Югославии, где к власти пришли антигитлеровские силы. А Германии пришлось воевать в 1941 году против Греции, спасая итальянцев, затем в Югославии. Канарис, побывавший в Белграде после налета авиации, был подавлен увиденным и тем, что не смог помочь заключить мир.
    После Югославии Гитлер вступил в войну с СССР. Канарис, знавший о его намерении, пытался организовать выступление военных против этого гибельного для Германии шага, переубедить фюрера, но безуспешно. В то же время шеф абвера готовил будущую войну, несмотря на слабую агентуру в СССР. Он организовывал дезинформацию о готовности Германии напасть на Британские острова а воевать на Средиземном море. Абвер для работы на территории СССР установил связи с разведками Румынии и Японии, организовал отдел «Валли» под Варшавой. Абверовцы готовили диверсии в приграничных советских республиках. Именно они начали боевые действия.
    Когда германские войска терпели первые поражения на полях России и в Северной Африке, Канарис попробовал установить связь с правительствами союзников, чтобы заключить мир на приемлемых условиях. Особую активность он проявлял после того, как стало известно, что в Касабланке Черчилль и Рузвельт договорились требовать от Германии безоговорочной капитуляции. В самом абвере все больше было провалов. Развал организации, дезинформация, коррупция и разбазаривание средств стали обычным явлением. Адмирал основательно сдал и не следил за злоупотреблениями. В 1943 году абвер оказался под ударом из-за ареста агента, который знал о переговорах с зарубежными деятелями и о том, что близкий сотрудник адмирала полковник Остер выдал голландцам срок начала вторжения. При обыске в абвере были обнаружены документы готовившегося антигитлеровского переворота. Канарис не мог помешать следствию. Он сам ожидал ареста. К счастью, вторжение союзников на Сицилию и переворот в Италии потребовали активизировать деятельность абвера, почти заглохшую в период следствия, а Гиммлер не поверил в виновность адмирала.
    Поражения Германии лишили абвер возможности работать в Испании, откуда выслали германских агентов. Только самому Канарису удалось уговорить Франко, что тот нуждается в абвере. В Италии, как союзной державе, агентуры не было вообще, и Канарис не мог предоставить сведения о стране, с которой теперь Германия воевала. Гитлера возмутило, что Канарис ничего не знал о подготовке к высадке союзников у Анцио. Взрывы судов минами, подложенными в Испании, заставили запретить абверу диверсии. Однако Канарис потерял связи с испанской агентурой, и после доклада Гитлеру о том, что адмирал не выполняет приказ, фюрер 11 февраля 1944 года приказал уволить шефа военной разведки. 12 февраля вся разведывательная служба рейха была подчинена рейхсфюреру СС Гиммлеру.
    Канариса поместили в замке Лауэнштейн без права выхода за его пределы и контакта с посторонними лицами. 10 июня 1944 года адмирала уволили в запас, но вскоре Гитлер назначил его «адмиралом для особых поручений». С 1 июля Канарис возглавил особый штаб при верховном главнокомандующем для торговой и экономической войны против союзников. Однако фактически реальной деятельности для мизерного «штаба» не было.
    После поражений на советском фронте и высадки союзников во Франции полковник Штауффенберг возродил идею убийства Гитлера и государственного переворота в Германии. Канарис отказался в нем участвовать. А когда 20 июля было совершено покушение на фюрера, он послал тому телеграмму о своей верности. Однако 23 июля Канариса все же задержали по показаниям одного из арестованных. Несмотря на тяжесть улик, его 19 сентября 1944 года лишь уволили «от активной военной службы на военно-морском флоте», не передавая дело в Народный суд. После бомбежки здания РСХА Канариса с другими обвиняемыми вывезли в лагерь Флоссенбюрг. Адмирал надеялся выжить до того, как союзники победят. Однако в сейфе абвера были найдены дневники, в которых адмирал откровенно описывал свои мысли и действия. Гитлер прочел отрывки из дневника и приказал уничтожить заговорщиков. После суда, на котором адмирал продолжал борьбу со следствием, и смертного приговора 8 апреля Канариса повесили. Врач отметил: «Адмирал умер спокойно».
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Понедельник, 15.04.2013, 03:18:33 | Сообщение # 37
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Везунчик Генри Морган



    В честь этого морского разбойника назван знаменитый ром «Кэптэн Морган Блэк Лэйбл». Тот же человек послужил прототипом главного героя в романе Рафаэля Сабатини «Одиссея капитана Блада». Добро, награбленное корсаром по кличке Жестокий, стало основой процветания династии американских банкиров и промышленников Морганов, которые отнюдь не скрывают, что их предок был известным пиратом и авантюристом.

    С мечтой о приключениях

    Родился Генри Морган в 1635 году в герцогстве Монмут, в Уэльсе, в семье весьма преуспевших крестьян и землевладельцев. С детских лет Генри мечтал о море и приключениях и, когда ему исполнилось 18 лет, отправился на подвернувшемся торговом судне в Вест-Индию. В соответствии с существовавшей тогда практикой в качестве платы за проезд в Новый Свет он отработал пять лет на плантациях на острове Барбадос. Позже, став знаменитым, Морган предпочитал отрицать, что ишачил как раб, и приговаривал: «Никогда ни у кого не был в услужении, а лишь на службе у Его Величества покойного короля английского*. В 1658 году Генри перебрался с Барбадоса на остров Тортугу, где вступил в шайку морских разбойников, в которой долгое время ничем особенным не выделялся.

    Перемены в его ничем, вроде бы. не примечательной судьбе начались в 1664 году, когда уроженец Уэльса узнал, что его дядя, полковник Эдвард Морган, стал вице-губернатором Ямайки. Молодой человек с первой оказией отправился на остров, служивший главным форпостом для британских пиратов. Благодаря протекции доброго дядюшки ищущий новых приключений Генри стал капитаном и владельцем корабля водоизмещением 50 тонн и с экипажем из 30 человек. Одним из его первых пиратских свершений на командной должности стал совместный с капитанами Моррисом и Джекманом захват у мексиканского побережья нескольких испанских шаланд с драгоценным кампешевым деревом (синим сандалом).

    Незадолго до нового. 1666 года Генри Морган получил предложение, от которого не мог отказаться. С ним встретился адмирал британских флибустьеров Эдвард Мансфилд и предложил вступить в должность его заместителя. Стать вице-адмиралом под началом прославленного мореплавателя было высокой честью, и Морган ответил согласием. Вскоре, ясным январским утром, 15 кораблей, имея в командирах старого адмирала и амбициозного Генри Моргана, вышли в море. Из Лондона был получен приказ: нанести удар по заморским владениям Голландии, с которой Англия находилась в состоянии войны. Однако на четвертый день плавания пираты решили напасть на испанский остров Санта-Каталина.

    Маракайбо и Портобелло

    Затем последовала целая череда знаменательных событий. На Тортуге старый адмирал Мансфилд умер при странных обстоятельствах. Поговаривали, что он был отравлен. Затем ямайский губернатор Томас Модифорд произвел сэра Генри в адмиралы, и тот во главе эскадры из трех британских и шести французских кораблей поспешил разграбить испанский порт Пуэрто-дель-Принсипе, расположенный в глубине острова Куба.

    Вскоре после этого рыжий пират со своим флибустьерским войском совершил поход на город Маракайбо. Жители. сумевшие вовремя отреагировать на появление англичан, попрятались в окрестных болотах. Те же, кто спрятаться не успел, должны были пережить пятидневный ужас пиратского нападения. Разбойники забрали утварь даже из церквей. С красивых женщин Морган денег не брал, поскольку им и так было чем расплатиться. Однако выход в море вдоволь покуражившимся грабителям перекрыли три многопушечных испанских корабля. Пиратам предложили заплатить выкуп и убираться восвояси.

    Однако корсары упросили своего предводителя послать испанцев ко всем чертям. И тогда Морган придумал хитрую уловку. Один из пиратских кораблей начинили порохом, на палубе рассадили целое воинство чучел в треуголках и с бутафорскими саблями. Судно с небольшим экипажем в сумерках атаковало испанцев. Те решили, что дерзкие пираты идут на абордаж, сами сблизились с кораблем и набросили на него абордажные крюки. С высокого борта своего галеона испанцы спрыгивали на палубу пиратского суденышка и вступали в бой. Флибустьеры якобы в панике попрыгали за борт. Удивляться тому, что остались в окружении чучел, испанцам пришлось недолго. Раздался оглушительный взрыв, от которого сде-тонировали пороховые погреба галеона. и тот тоже взлетел на воздух. Второй испанский корабль после этого счел за благо причалить к берегу, а третий был захвачен флибустьерами, изрядно пополнившими свой багаж трофеев.

    Морган продолжил урожайный для себя 1668 год разграблением города Портобелло. Валлиец поставил корабли на якорь у побережья, пересадил своих головорезов на индейские каноэ и через некоторое время вышел к городу со стороны суши. Испанцы, успевшие запереть городские ворота, сопротивлялись изо всех сил. Несколько попыток штурма было отражено. И тогда Морган проявил вероломство, неслыханное для той набожной эпохи. Он приказал переловить монахинь из близлежащего монастыря и заставил их подносить своим воякам лестницы, чтоб те могли перебраться через стены. После того как Портобелло был захвачен, «живой щит- попросту перерезали.

    Две недели пираты грабили город и до полусмерти напивались в местных кабачках. Восвояси они убрались лишь после того, как губернатор города Панама прислал им выкуп в размере 100 тысяч пиастров. В приложенном к выкупу письме чиновник наивно осведомился, как это Морган без пушек и правильной осады сумел захватить город. Он также попросил пирата прислать образец своего секретного оружия. В ответ Морган с тем же курьером отправил губернатору пистолете несколькими пулями и обещание лично объяснить, как им пользоваться. Приблизительно через год.

    Разграбление Панамы

    Действительно, через некоторое время сэр Генри задумал захватить Панаму, своего рода большой транзитный склад золота и драгоценностей, привезенных из ограбленного испанцами Перу. 18 января 1671 года могучий флот из 28 английских и восьми французских кораблей, на которых было 1846 человек, отправился в плавание. Для того чтобы обеспечить себе безопасный тыл, пираты сначала напали на остров Провиденс и вновь взяли штурмом форт Сан-Лоренсо. Заодно среди индейцев они завербовали проводников, хорошо знавших Панамский перешеек. Морган решил повторить свой коронный номер и выйти к городу со стороны суши.

    Однако испанская разведка сработала на редкость четко. В деревенских садах на перешейке были оборваны даже незрелые плоды, скот отогнан на самые дальние пастбища. В итоге обходной маневр флибустьеров превратился в голодный марш. Они вышли в путь, взяв побольше боеприпасов, но без провизии. Головорезы Моргана крошили в лапшу кожаные ремни и сумки, разминали их камнями и варили с корнями и листьями в болотной воде. Разумеется, страдая после этого от несварения желудка. На девятый день пиратам повезло. На пути им попалось небольшое стадо коров. Поскольку Панама была уже близка и дым от костров для приготовления пищи мог послужить демаскирующим фактором, несчастных животных съели сырыми.

    Сюрприз для адмирала

    Какое-то время испанцы отсиживались за стенами, но затем решили дать бой на открытой местности. Из города вышла кавалерия, сверкавшая на солнце своими кирасами. Прислуга из индейцев и негров в решающий момент была готова напустить на англичан стадо из полутора тысяч полудиких быков. Но в Генри Моргане вновь проснулся талант полководца. Он построил свое войско ромбом, или терцией, как он сам это назвал. Прикрытые с одного фланга болотом, а с другого - холмом, флибустьеры под барабанный бой медленно двинулись вперед.

    Лихие атаки кирасиров раз за разом разбивались об острие терции, которая в изобилии извергала ружейный огонь. Пущенные на британцев быки при первом же залпе разбежались по сторонам и стали мирно щипать травку. После двухчасовой баталии испанцы бежали. Пираты преследовали их буквально по пятам и сумели оседлать городскую стену. Испанский гарнизон подпалил пороховые склады и ретировался на кораблях. Несмотря на то. что многое сгорело в пожаре, флибустьерам досталась большая добыча.

    На Ямайке адмирала ждал сюрприз. Еще летом 1670 года Испания официально признала владения Англии в Карибском море, и стороны договорились о прекращении пиратства в отношении друг друга. Морган был арестован и отправлен в Англию. Все думали, что королевский суд за все прегрешения вздернет пирата на виселице, но двор не смог забыть оказанных ему услуг. Было вынесено решение: «Виновность не доказана-. Флибустьера отправили обратно на Ямайку на должности вице-губернатора и главнокомандующего военно-морскими силами.

    Остаток жизни Морган провел в постоянных пьянках. Не дома, так в таверне. Он не уставал ругать своих противников и пил все больше и больше. Умер Генри Морган 25 августа 1688 года совершенным развалиной.

    Однако его похоронили со всеми почестями на городском кладбище пиратской столицы Порт-Ройал. Спустя четыре года неустанно проклинаемый добрыми испанскими католиками город был полностью разрушен ужасающим землетрясением, и прожорливая гигантская волна смыла кладбище вместе с могилой великого флибустьера.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Понедельник, 15.04.2013, 03:20:05 | Сообщение # 38
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    Карательный поход Хабарова



    В честь этого человека названы города и поселки (Хабаровск, Ерофей Павлович), его имя ставят в один ряд с именами таких русских землепроходцев, как Поярков и Дежнев. Но мало кто знает, что своим походом в Даурские (ныне Амурские) земли Хабаров принес больше вреда, нежели пользы для государства Российского, отряд его шел, подобно разбойничьему или даже карательному, а для коренного населения тех земель слово «Хабаров», пожалуй, значит примерно то же, что «Наполеон» или «Гитлер» для Европы.

    Покоритель Приамурья

    Кто такой Ерофей Павлович Хабаров? Заглянув в большинство исторических источников, мы увидим, что это известный русский исследователь, путешественник и предприниматель XVII века. В 1649 году он организовал экспедицию в тогда еще неизведанное Приамурье и добился присоединения этих земель к Российской империи. За время его похода была составлена первая карта Приамурья «Чертеж реке Амуру».

    Однако в архивах сохранилась челобитная казаков, восставших против Хабарова...

    Зачинщик бунта и автор челобитной Степан Поляков до похода с Хабаровым неоднократно избирался в Якутске «житнецким целовальником» (выдавал служилым государево жалованье). На такую ответственную должность назначали лишь проверенных людей. Кстати, и сам Хабаров признавал заслуги Полякова, потому и поручил ему во время похода на Амур ведать артиллерией и доставкой грузов. Да и подписавшиеся под челобитной товарищи Полякова, если верить сохранившимся документам, до этих событий исправно несли службу, в бунтах замечены не были и занимали различные государственные посты.

    Теперь же взглянем на жизнь Ерофея Хабарова до похода. По одной из версий, настоящая фамилия его - Святитский, а прозвище Хабаров ему дали, образовав его от слова «хабар», то есть «взятка», «подкуп», «нажива». В 1632 году Ерофей Павлович, будучи крестьянином, бросил под Великим Устюгом жену и детей и уехал в Якутские земли. Там он сумел открыть довольно успешное дело, правда, шло оно далеко не всегда по совести. Например, в следственных материалах на некоего П. Ходырева содержатся упоминания о его незаконных операциях с Хабаровым - многие товары последнего шли в «обвод» таможни Ленского волока. Кроме того, Ерофей Павлович охотно предоставлял всем желающим пашню и деньги под будущие урожаи, а потом безжалостно расправлялся в суде со своими должниками. Неудивительно, что Хабаров довольно быстро стал богатейшим человеком на берегах Лены. И неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба этого бизнесме-на-авантюриста, не прибудь в Якутск новый, не менее ушлый воевода Петр Головин, который сначала обложил Хабарова непомерно высоким налогом, затем отобрал соляную варницу, а потом и вовсе посадил в тюрьму, отняв все имущество - за то, что тот прилюдно «лаял» воеводу.

    Выжженная земля

    Выйдя на свободу в 1645 году без гроша в кармане, Хабаров прикидывал, как бы поскорее вернуть себе былое богатство. И вот как-то раз услышал он о существовании короткого пути с Лены в неизведанную еще Дау-рию, куда до этого ходил Поярков. А тут как наудачу вместо Головина в Якутске был назначен другой воевода - Дмитрий Францбеков. Услышав от Ерофея Павловича о несметных богатствах Даурских земель, воевода согласился дать ему людей и деньги для экспедиции. Осенью 1649 года отряд Хабарова вышел из Якутска и к весне 1650-го прибыл на Амур. Но оказавшись в Даурской земле, Хабаров понял, что эти территории вовсе не так богаты, как он предполагал. Вся прибыль похода - разоренные брошенные поселения дауров - не покрыла даже малой части вложенных в экспедицию денег. Но тут найденная в одном из покинутых городков старуха даурка поведала завоевателю земель о том, что по ту сторону Амура лежит страна намного богаче Даурии. Хабаров прикинул, что бессмысленно идти туда с небольшим отрядом, а потому, оставив большую часть войска в отбитом у местного князя Левкая городке, он вернулся в Якутск за подкреплением. Там Ерофей Павлович начал распространять ложные слухи о несметных сокровищах Даурских земель. Конечно же, нашлось немало добровольцев для похода на Амур - к Хабарову присоединились 110 «охочих» людей, а воевода добавил к ним еще 27 «служилых» с тремя пушками.

    Уж лучше к маньчжурам

    Как правило, новые земли в то время осваивались так: казаки ставили крепость-острог, налаживали отношения с коренным населением, предлагая принять подданство Российской империи, после чего облагали его ясачным налогом, а сами между тем обрабатывали землю, добывали пушнину, устанавливали торговые связи. И лишь после этого двигались дальше. У Хабарова оказалось несколько иное представление об освоении земель. Несмотря на то, что он регулярно отправлял в Якутск отчеты о новых русских острогах, его отряд шел вдоль Амура, грабя местное население и дотла сжигая город за городом. В некоторых захваченных крепостях казаки задерживались на какое-то время и даже начинали ставить дома в надежде осесть там, но вскоре Хабаров отдавал приказ уходить, спалив поселение дотла. Продвигаясь таким образом все дальше по Амуру, отряд Хабарова смертоносной волной прошел через земли дауров, гогулей и дючеров и к концу сентября 1651 года достиг земель нанайцев.

    Объяснить причины столь бесчеловечного поведения Хабарова несложно. Ведь для осуществления похода воевода выдал ему огромные деньги. Как утверждал потом сам Д.А. Франц-беков: «Стала та Даурская служба в тритцать тысяч рублев с лишком». Конечно же, Ерофей Павлович рассчитывал как можно быстрее вернуть долг и получить прибыль. И ему было наплевать, что резня, которую он устроил на берегах Амура, явно противоречила государственным интересам России. Жестокость Хабарова не просто на долгие годы крайне осложнила отношения между русскими и местным населением, а вообще вынудила аборигенов перейти на сторону маньчжуров, с которыми они до этого враждовали. Именно поэтому Ачанский острожек, в котором перезимовал отряд Ерофея Хабарова, в марте 1652 года атаковало тысячное войско объединившихся с нанайцами маньчжуров. Нападение было отбито, однако Ерофей Павлович понял, что со своим малочисленным отрядом не сможет долго продержаться. К тому же до него дошел слух, что на этот раз против русских готовится выступить шеститысячное войско. Потому, едва вскрылись воды Амура, казаки сожгли в острожке все постройки и поспешили в обратный путь.

    Бедные мятежники

    Но не только разоряя амурские поселения отрабатывал Хабаров вложенные в поход деньги. Наживался он и на выступивших вместе с ним на Амур казаках. Во-первых, присвоив всю выданную в поход казну (оружие, порох, сельскохозяйственные инструменты), Хабаров продавал ее своим же подчиненным, причем по баснословным ценам. Во-вторых, взятое в поход зерно он пустил на изготовление спиртных напитков, которыми также начал торговать, умышленно спаивая свой отряд. В итоге почти все участники экспедиции оказались должны своему предводителю: из 300 с лишним человек только 30 не имели долгов перед Хабаровым. На каждого должника Ерофей Павлович вел строгую кабальную запись. Так отправившиеся за богатством казаки за время похода, наоборот, обеднели.

    Все это привело в итоге к тому, что в августе 1652 года в войске Хабарова произошел раскол. 136 человек под началом Степана Полякова оставили отряд, на трех судах сплавились вниз по Амуру и осели в Гиляцкой земле, надеясь там служить «своими головами». Но 30 сентября к их наспех выстроенному острожку подошел Хабаров. Укрепившись неподалеку и соорудив раскаты для пушек, он приказал обстреливать крепость мятежников. Когда же бунтовщики увидели, что люди Хабарова до смерти забили батогами 12 их товарищей, попавшихся в плен, они решили сдаться. Зная нрав бывшего предводителя, казаки потребовали от Хабарова заключить письменный договор, где тот поклялся бы, что сохранит им жизнь и не ограбит. Но едва мятежники вышли из крепости, Ерофей Павлович обобрал их, зачинщиков заковал в кандалы, а остальных приказал бить батогами, после чего многие умерли. Крепость бунтовщиков сожгли.

    За то, что делу не радел

    Когда в 1652 году из Москвы на Амур отправился дворянин Д.И. Зиновьев, он вез с собой щедрые дары для доблестных покорителей земель, и лишь в Якутске он понял, что большинство отчетов, которые направлял в столицу Хабаров, - ложь. Когда же осенью 1653 года Зиновьев прибыл на Амур, в руки ему попала челобитная Полякова, в которой казаки сообщали, что Ерофей Павлович «делу не радел, а радел своим нажиткам». Проехав по Верхнему Амуру, Зиновьев сам увидел оставленное после похода Хабарова разорение. «Покорителя» тут же отстранили от командования войском и под конвоем отправили в Москву, где было проведено следствие.

    И все же император Алексей Михайлович, признав заслуги Хабарова в создании первых пашен на реке Лене, в 1655 году пожаловал его в «дети боярские», а в 1658-м определил государевым приказчиком Усть-Киренгских земель. Но поход на Амур Хабарову так и не простили, впредь запретив там появляться и определив за ним огромный долг - около пяти тысяч рублей, который тот не по-. гасил до самой смерти.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Вторник, 16.04.2013, 03:39:39 | Сообщение # 39
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    ЛИ СУН СИН



    Весной 1592 года японские войска вторглись в Корею и вскоре овладели всей страной. Народ поднялся на борьбу. При помощи китайских войск захватчиков изгнали из Кореи. Победы над японским флотом, господствовавшим на море, одержал корейский флотоводец Ли Сун Син.

    Ли Сун Син родился 8 марта 1545 года в Сеуле. С детства он проявлял большие способности в изучении книги учения Конфуция, с двенадцати лет приступил к освоению военного дела и выделялся среди сверстников в верховой езде и стрельбе из лука. Высшую военную подготовку будущий адмирал получил в королевском военном училище в Сеуле. В 1576 году Ли Сун Син блестяще выдержал государственные экзамены по военному делу, затем 15 лет служил в провинции на невысоких постах, пока его в 1591 году не назначили командующим морскими силами Левого побережья провинции Чжелла.

    В Корее того времени флот считали вспомогательной силой, нужной лишь для перевозок. Ли Сун Син думал иначе. Он писал: «Флот является самым лучшим средством обороны страны от неприятеля с моря». Командующий энергично взялся за укрепление обороны южного побережья Кореи. Под его руководством проводили исследование прибрежных районов и течений. Были приведены в порядок запущенные дела, велись работы по укреплению флота. По проекту Ли Сун Сина строился бронированный «черепаховый» корабль «Кобуксен».

    Изобретение «черепаховых» кораблей опередило на столетия постройку броненосцев в странах Европы. По форме такой корабль напоминал черепаху. Верхнюю палубу обшивали железом, чтобы прикрыть от огня неприятеля экипаж. Железные стержни по бортам слу-5кили таранами. Для стрельбы по неприятелю использовали 12 отверстий по бортам и по одному в носу и корме. Судно приводили в движение веслами. Оно обладало маневренностью и значительной скоростью. Благодаря таким качествам «Кобуксен» намного превосходил суда своего времени.

    Времени на подготовку оказалось немного, ибо уже в следующем году на берега Кореи высадились японские войска.

    Тоетоми Хидэеси, овладевший фактически властью в Японии, задумал создать огромную империю, включающую Корею, Китай, Филиппины. Он располагал 500-тысячной армией, в большинстве составленной из профессионалов, владевших огнестрельным оружием, и 200 тысяч направил для завоевания Кореи.

    Японцы высадились в Пусане 13 апреля 1592 года и приближались к Сеулу, которым они овладели 15 мая, а 15 июня вступили в Пхеньян. Слабо вооруженная, плохо подготовленная корейская армия терпела поражения и отступала.

    Снабжение японской армии зависело от господства на морских путях от Японии до Корейского полуострова и вдоль его берегов. Однако воеводы побережья северной части провинции Кенсан Пак Хен и южной части Вон Гюн поторопились сжечь свои корабли и бежали вслед уехавшему вглубь страны королю. За два месяца войны японцы завладели тремя четвертями территории Кореи и ожидали ее полной капитуляции. Однако сопротивление им оказал Ли Сун Син, который с первых дней вторжения выдвинул идею общенародной борьбы с захватчиками.

    Флотоводец, кроме своих кораблей, объединил корабли соседней северной части провинции, уцелевшую часть кораблей Вон Гюна и помешал свободным действиям японского флота.

    В сражении 7 мая в Южном море корейский флот добился победы; неприятель лишился 26 кораблей и более половины личного состава. На следующий день произошло сражение у острова Хансандо. Утром 8 мая флот Ли Сун Сина приближался к берегу Косен. Его обнаружили два дозорных корабля противника, сразу же вернувшиеся в бухту, где стояли 36 больших, 24 средних и 13 малых судов противника. Атаковать сгрудившиеся неприятельские суда в гавани Кеннэян из-за обилия подводных камней флотоводец не стал. Кроме того, в случае поражения японцы могли бежать на берег. Ли Сун Син направил в порт несколько кораблей, чтобы выманить неприятеля к острову Хансандо. Они вошли в бухту, и когда японцы приготовились к бою, изобразили бегство. Японские суда стали их преследовать. Но корейцы привели преследователей к острову Хансандо, где поджидали их главные силы. Ли Сун Син развернул стоящий в засаде флот в строй «Хагиктин» (крылья журавля) и атаковал, открыв огонь из пушек. Корейцы охватили кольцом японские суда. В бою были разбиты и потоплены 59 неприятельских судов, притом наиболее сильные корабли. Через десять дней после первого боя корейский флот вновь сражался с японцами у Ангорпхо и истребил 31 крупное, 15 средних и 6 малых судов. Эти морские сражения народ назвал знаменитой битвой у острова Хансандо, в ходе которой были потоплены более 100 неприятельских кораблей; потери экипажей, по японским данным, составили 9000 человек.

    Победа нарушила планы захватчиков. Войска Коноси гнались за королем, бежавшим из Пхеньяна на запад. Флот следовал вдоль берега к Пхеньяну, чтобы после поражения корейцев двигаться в Китай. Однако теперь под угрозой оказались морские коммуникации японцев. Более того, победа на море вызвала организацию в Корее первых крупных партизанских отрядов, выступивших на борьбу с захватчиками.

    Через несколько недель другой неприятельский флот направился вдоль западного побережья Кореи к Пхеньяну для поддержки сухопутных войск. В боях у Танпхо, длившихся несколько дней, Ли Сун Син вновь разбил японцев, потопив 72 корабля.

    Именно в этом сражении корейцы впервые использовали «черепаховый корабль» как главную ударную силу. Предлагая это нововведение, Ли Сун Син писал: «Я уже давно ожидал нападения островных разбойников и, беспокоясь об этом, после долгих размышлений построил черепаховый корабль. В передней части корабля устроена голова дракона, откуда можно стрелять из пушек. Весь корабль покрыт железной броней, и на корабле выставлена железная труба. Из корабля можно видеть, что делается снаружи, но снаружи нельзя видеть, что делается внутри корабля, и корабль может двигаться между сотнями вражеских судов и обстреливать их из пушек».

    Летом этого же года японцы собрали 73 корабля и вновь направились вдоль берегов к северу. Однако Ли Сун Син 8 июля у острова Хансан напал на неприятеля и уничтожил 59 кораблей.

    Отбив натискяпонцев, Ли Сун Син перешел в наступление и со 160 кораблями появился в 1 -й день 9-го месяца у Пусана. Японцы располагали 470 большими и малыми судами, привязанными у берега. Воины ожидали атаку на берегу. Но их огонь не помешал флотоводцу. Ли Сун Син докладывал: «До сих пор мы уже четыре раза выступали против врага и десять раз вели бои на близком расстоянии с победными результатами для нас. Однако если говорить о доблести наших людей, то самым знаменательным является последнее сражение у Пусана. Раньше в сражении наибольшее количество вражеских судов не превышало семидесяти с лишним, а в этот раз наши люди проявили отвагу, бросившись на противника, имевшего более 400 кораблей. Наши люди, пренебрегая неприятельским огнем, в жестоком бою, продолжавшемся целый день, разрушили более сотни неприятельских судов и, вселяя страх в сердце врага, заставили его скрыться». Преимущество корейцам давали «корабли-черепахи».

    Японские войска в Корее были отрезаны от баз и оказались в трудном положении. Морские победы воодушевили корейцев на борьбу. И на юге, и на севере Кореи возникали отряды «Армии справедливости» из крестьян, ремесленников, городской бедноты. Ли Сун Син помогал партизанам, снабжал их оружием и координировал свои действия с ними. Однако победы на море без поддержки сухопутных войск не могли решить исход войны. Японцы продолжали разорять страну. До конца 1592 года в войне не произошло больших изменений. Но в следующем году на помощь Корее прибыли китайские войска. В январе японцы потерпели поражение под Пхеньяном, в марте под Хяндю. Они начали отступать к югу. Тем временем Ли Сун Син, базируясь на острове Хансан, в районе Пусана топил японские корабли. В августе 1593 года его утвердили командующим всем флотом побережья провинций Кенсан, Чжелла и Чунчен. Ли Сун Син работал день и ночь, совершенствуя конструкцию кораблей и артиллерии, луков и стрел. Он придавал большое значение сбору информации, выслушивал советы людей любого ранга, заслужил любовь подчиненных и народа.

    Но эпидемия и голод стали новыми врагами в освобожденных провинциях. Чтобы облегчить снабжение армии, Ли Сун Син организовал хозяйства при военных управлениях и подразделениях. По призыву флотоводца население собирало медь и бронзовую посуду для отливки пушек.

    Союзные войска оттеснили захватчиков в район у юго-восточного побережья. Но корейская бюрократия, опиравшаяся на королевских фаворитов, связывала активные действия армии. Наступление сухопутных войск по решению чиновников было задержано. Три с лишним года длились переговоры с японцами, удерживавшими юг страны.

    Популярность Ли Сун Сина в народе встревожила окружение короля. Враги оклеветали адмирала. Ли Сун Сина во второй месяц 1597 года из-за придворных интриг сместили с поста. Во главе флота поставили адмирала Вон Гюна, который вскоре развалил морские силы. «Черепаховые корабли» забросили, люди разбегались. Когда японцы в марте 1597 года вновь высадились в Корее, они располагали сильным флотом и нанесли поражение Вон Гюну в первом же сражении у острова Кочжедо. Разгромив корейский флот, японцы смогли успешно наступать и вскоре подошли к Сеулу.

    Вновь двору пришлось прибегнуть к помощи Ли Сун Сина. Королевский указ восстановил флотоводца в должности командующего флотом трех провинций. Собрав уцелевшие корабли, моряк с 12 небольшими судами нанес поражение противнику в проливе Мен, использовав военную хитрость. Ли Сун Син поставил свой отряд у острова Чин. Здесь, в проливе Мен, существовало хорошо известное флотоводцу коварное течение с водоворотами из-за резкой разницы высот прилива и отлива и множества островов. Как и ранее, японский флот взаимодействовал с армией. 330 судов обогнули южное побережье и в 16-й день 9-го месяца 1597 года приблизились к проливу Мен. Посланные в погоню за несколькими корейскими кораблями японские суда попали в горловине у скалы Ульдор в сильное течение и потеряли управление. Корейские корабли атаковали противника и одно за другим потопили 51 судно с 4000 человек, не потеряв ни одного корабля. Японцам пришлось отступить, и больше они не пытались подходить к восточному побережью.

    Ли Сун Син, основав базу на одном из островов, восстанавливал флот. Строили суда, набирали моряков. На суше помогли оттеснить японцев, которые за год понесли большие потери, вновь прибывшие на помощь китайские войска. Японцам пришлось покинуть юго-восточную оконечность Корейского полуострова. Однако десятки тысяч войск Кониси оставались в его юго-западной части, где их блокировал флот Ли Сун Сина.

    К ноябрю 1598 года японцы стянули до 500 судов в район Норянчжина. 19 ноября Ли Сун Син, чтобы отрезать пути отступления противнику, направился к проливу Норян. Корейско-китайский флот начал сражение по уничтожению захватчиков. Ли Сун Син решительно атаковал противника. В сражении, длившемся до заката, было уничтожено около 200 судов и более 10 000 врагов. В этом бою флотоводец погиб на палубе своего корабля от случайной пули. В его честь по всей Корее были построены храмы и памятники.

    Имя Ли Сун Сина чтят в Корее и по сей день. В июле 1950 года Президиум Верховного народного собрания Корейской Народно-Демократической республики учредил орден Ли Сун Сина двух степеней для награждения выдающихся офицеров военно-морского флота КНДР за боевые заслуги и подвиги.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    atlanticoДата: Вторник, 16.04.2013, 03:41:35 | Сообщение # 40
    Генерал-полковник
    Группа: VIP
    Сообщений: 1510
    PT
    Португалия
    Статус: вне форума
    ХУБИЛАЙ



    Монголов всегда считали народом степным, не претендующим на славу мореходов. Однако в XIII веке флот, созданный по воле Хубилай-хана, дважды начинал вторжение в Японию, и только бурная погода помешала монголам овладеть островной империей.

    Хубилай (1216—1294), внук Чингисхана, стал пятым и последним великим монгольским ханом. Его предшественник, великий хан Мунке, послал Хубилая с войском завоевывать Китай. Тот овладел всей Азией, в 1258 году покорил Корею и Чампу (Вьетнам), в 1260 году напал на Южный Китай. В 1260 году, после смерти Мунке, Хубилай захватил престол. Овладев значительной частью Китая, в: 1271 году он дал династии название Юань. В 1279 году его войска разгромили империю Сун, а в 1280 году хан провозгласил себя императоромч Династия Юань стала господствовать на всей территории Китая. При ней большое значение в Китае приобрела буддистская церковь. Приближенным Хубилая был Марко Поло, оставивший описание империи Юань.

    Хубилая не удовлетворили захваты на континенте. В 1266 году хан обратил внимание на Японию и решил овладеть ею. Он передал японскому правительству через корейского вассала требование подчиниться и угрожал применить силу. Как и рассчитывал Хубилай, японцы отказались. Началась подготовка к вторжению.

    Монголы сами судов не строили. Они воспользовались верфями и мастерами Кореи и других покоренных стран. Несколько лет потребовалось, чтобы соорудить флот из 900 судов, на которых разместились 40 000 человек. 3 октября 1274 года суда под кроваво-красными вымпелами на мачтах вышли из корейского порта Масан и 19 октября вступили в залив Хаката на острове Кюсю. Широкий залив позволил быстро выгрузить войска. Первоначально монголы одержали победу. Но вскоре японцы получили подкрепление и заставили завоевателей уже к вечеру 20 октября отступить на суда, стоявшие в заливе на якорях. Хубилай не собирался признавать неудачу. Однако ему помешала природа. В ночь на 21 октября налетел тайфун и монгольскому флоту пришлось выйти в море. Сильный ветер и волнение погубили 200 судов с воинами. Пришлось прекратить боевые действия и вернуть флот в Корею.

    Хубилай не отказался от замысла овладеть Японией. В 1276 году он разгромил столицу Южного Китая и установил контроль над всей страной. В его руки попали большие кораблестроительные ресурсы. Немедленно хан приказал увеличивать флоты в Китае и Корее. На сей раз основу первого флота составили военные джонки с прочным корпусом, высоко поднятыми носом и кормой и с латинским парусным вооружением. Каждое из 1170 таких судов водоизмещением 400 тонн и длиной 72 метра вмешало 60 человек команды и воинов и вело на буксире «десантное судно» с 20 воинами-бато-рами (богатырями) на борту. Второй флот включал около 300 больших военных кораблей, поднимавших по 100 человек. Сверх того, в него входили 600 кораблей среднего размера и 900 малых, а также суда для перевозки провизии и воды.

    Нет сомнения, что основная масса монгольских воинов, хорошо подготовленная к боевым

    действиям на суше, мало годилась в качестве моряков. Их работа начиналась после высадки. Основу команд многочисленного флота составили моряки из покоренных стран (Кореи и Китая).

    Вторжение началось весной 1281 года. Флот общей численностью 4400 судов с 142 тысячами матросов и воинов вновь появился в заливе Хаката. Теперь, правда, японцы приготовились к обороне. Они построили вдоль берега каменную стену длиной 12 миль, которая связала действия монгольской конницы и не позволила ей одержать победу в первых кровавых стычках. Флот Хубилая приступил к постепенным действиям. Первоначально монголы захватили остров Ики северо-западнее залива Хаката и перебили его защитников. Затем корабли направились к югу и вошли в небольшую защищенную бухту острова Такасима в 30 милях от залива Хаката. Воины истребили всех жителей острова и стали готовиться к сражению с главными силами японцев в заливе Хаката. Хубилай, имевший превосходство в силах, был уверен в победе. На Кюсю император и другие высокопоставленные сановники обращались к богам с просьбой помочь одолеть врага. И произошло почти чудо. В августе 1281 года над Кюсю пронесся еще один тайфун, который японцы позднее назвали «камикадзе» (божественный ветер). Этот тайфун обрушился на флот противника. Ветер ломал мачты, рвал цепи и паруса, перегруженные суда сталкивались и тонули. Многих воинов смывало с палубы волнами. Спасшихся добивали на суше японские воины. В итоге монгольский флот был почти полностью истреблен, лишившись 4000 судов и 100 000 человек. Хубилаю пришлось отказаться от покорения Японии.

    Хубилай не просто отдавал приказы. Опытный воин, он имел представление о трудностях перехода через Корейский пролив, и потому давал указания китайским и корейским инженерам, какие корабли необходимо строить для вторжения. В частности, среди них были боевые корабли с прочными корпусами, некоторые из которых покрывались железными листами; на палубах возвышались навесы из шкур, защищавшие команды от стрел противника. Джонки с припод нятыми оконечностями обладали хорошими мореходными качествами. Приво дили их в движение латинские паруса из хлопка, а весла использовались лишь маневрирования у берега. На некоторых судах применяли гребные колеса, кот рые вращали вручную; бывали суда, имевшие по 11 колес на каждом борту, ч делало их более быстроходными и маневренными.

    Офицерам покоренных стран пришлось учить монголов искусству веден: морского боя. Нападающие использовали научные достижения Китая и Кореи На вооружении судов состояли «реактивные» огненные стрелы, ракеты и броса емые из катапульт бомбы, которые называли «буопао». Возможно, на судах были и пушки. Для постройки 1500 судов в 1279 году и 3000 — в 1281 году были моби лизованы 17 000 человек. Они заготавливали и доставляли лес на верфи. В итоп Хубилай располагал флотом в 5000 военных кораблей, включая суда для перевозки зерна и воды.

    В начале 80-х годов XX века японский археолог Торао Масаи три года проводил поиск на дне у острова Такасима. С помощью современной техники удалоа обнаружить много предметов (оружие, железные прутья и слитки, каменные яко ря и ядра, печать тысячника), которые подтвердили факт гибели монгольской флота.

    Марко Поло в своих записках вспоминал, что хан живо интересовался при-ключениями венецианцев и не хотел отпускать их со службы, понимая важносп надежных ученых людей. Только необходимость послать морским путем невест) для персидского хана заставила Хубилая направить венецианцев как сопровож-дающих. В плавание снарядили 14 крупных четырехмачтовых судов. Суда строи ли из ели и сосны. Несмотря на единственную палубу, под ней корпус был разбич на отсеки (до 13), разделенные водонепроницаемыми переборками. В Европе па нятия о водонепроницаемых переборках еще не бьшо. На судах бывало до 60 каю-для купцов; на каждом судне служили от 200 до 300 моряков. Ибн-Батута сооб щал, что самые крупные джонки вмещали 600 матросов и 400 солдат. Вместе моряками жили дети, а в кадках матросы выращивали овощи.

    Марко Поло рассказывал, что Хубилай снаряжал против Японии несколы экспедиций. Подготовку последней прервала смерть императора.
    Или скачайте плейлист на 183 канала, в том числе 37 HD.



     

    Форум satwarez » SAT и IPTV. Playlist IPTV, Спики каналов IPTV » Новости СМИ » Великие адмиралы и их жизнь и история (100 адмиралов, возглавлявших флоты в различных сражениях)
    Страница 2 из 4«1234»
    Поиск:




    Copyright © 2009-2014 Powered by © 2014
    Все файлы, находящиеся на форуме, были найдены в сети Интернет как свободно распространяемые и добавлены на сайт посетителями сайта исключительно в ознакомительных целях.
    Администрация ресурса не несет ответственности за файлы, расположенные на форуме. Если Вы являетесь правообладателем (подтвердив своё авторство) и Вас не устраивают условия, на которых
    Ваш продукт представлен на данном ресурсе, просьба немедленно сообщить с целью устранения правонарушения. Использование материалов сайта возможно только с разрешения администрации.
    TOP.zp.ua Яндекс.Метрика
    Послать ЛС